Нефть и рубль приблизились к минимуму в очередной фазе колебаний и вскоре должны двинуться вверх | Русская весна

Нефть и рубль приблизились к минимуму в очередной фазе колебаний и вскоре должны двинуться вверх

Нефтяной и валютный рынок переживают третий взмах ценовых качелей. Нефть ухнула вниз, за ней и рубль. Но сограждане уже не реагируют на колебания конъюнктуры так панически, как в конце прошлого года. Сейчас, когда инвалюта бодро растёт в цене, опросы на финансовых сайтах демонстрируют возросшее здравомыслие публики.

Вопреки обозначившейся тенденции к девальвации российских денег, желающих скупать подорожавшие доллары и евро всё равно несколько меньше, чем желающих продать. Это значит, что люди понимают: краха рубля и конца света в отдельно взятой стране (как бы того либеральной тусовке ни хотелось) не предвидится; кричать «спасайся, кто может!» и хватать потяжелевший бакс в виде спасательного круга — выйдет себе дороже; надо действовать прагматично.

И правильно! Мы имеем дело не с устойчивой девальвацией, а с довольно точно прогнозируемыми и уже очевидными для многих колебаниями. Доллар качается вместе с нефтью (дешевле нефть — дороже доллар), а нефтяные цены движутся по затухающей синусоиде к точке равновесия, когда спрос сравняется с предложением.

Эта точка равновесия, по сделанным мной ещё в декабре расчётам, должна находиться в диапазоне от 55 до 60 долларов за баррель «чёрного золота» марки Brent (см. «Время продавать доллары»).

По совпадению, в таком же коридоре — от 55 до 60 — экономические факторы заставляют стабилизироваться и рублёвую цену доллара. Всякое отклонение от обозначенного диапазона очень быстро меняется встречным движением.

До сих пор практика подтверждала теорию. Съехав с горки в 100 баксов за баррель, нефтяные котировки по инерции проскочили равновесное состояние и в феврале достигли минимального значения — 42. Это было «дно» первого, самого глубокого провала. Потом началось восстановление, и снова, разогнавшись на подъёме, цены проскочили равновесный диапазон. На этот раз вверх.

Экономическая ситуация, сложившаяся в апреле, заставляла предположить, что своего рода барьером роста станет отметка в 62 доллара за баррель («Баррель, доллар, рубль. Эйфория ни к чему»). Действительность немного подкорректировала расчёт — цена Brent к началу лета достигла 67 «зелёных». То есть, рыночные цены на 7 пунктов превысили равновесный диапазон. Но ненадолго. Естественно, что через некоторое время цена обязана была отыграть назад.

Если не вдаваться в дебри спроса, запасов и предложения, и уж тем более не лезть в политические игры вокруг биржи, а просто судить по закону затухающих колебаний, то получится, что в первый раз «качели» отклонились от «опоры» на 13 пунктов вниз. Затем, на противоходе, отклонились в другую сторону, но уже с меньшей амплитудой — на 7 пунктов вверх.

Следующее отклонение при движении вниз должно быть ещё менее резким. То есть можно ожидать выпадения цен из коридора 55–60 не больше, чем на 7 пунктов. На 48 долларах или чуть выше цены должны достичь «дна» и снова пойти вверх. Методика туповатая, но в 90% случаев рыночные цены колеблются именно так — подобно качающемуся маятнику или сжатой пружине.

Допускаю, что мой подсчёт не совсем точен. В минфине, например, смотрят на ценовые перспективы с бОльшим скепсисом (не внемля оптимисту Сечину). В бюджет там заложили среднегодовую цену ниже коридора, в 50 долларов за баррель отечественной нефти.

Если кремлёвские финансисты правы, то «дно» очередного провала надо ожидать не на уровне 48, а ближе к сорока. Но, скорее всего, бюджет, как и всё в путинском правительстве, верстался с солидной перестраховкой, так что падение до сорока — вариант весьма эфемерный.

Скорее всего, уже до осени можно ожидать сначала стабилизации нефтяных цен у «дна», а затем их движения вверх, примерно до шестидесяти. Соответственно «чёрному золоту» и рубль, потерявший было в цене, начнёт восстанавливаться. Если в фазе провала за американскую валюту должны давать около 65 целковых, то вершина подъёма приблизит нас к пятидесяти пяти.

Поэтому правы те, кто не паникует и не скупает «зелень», а напротив, используя момент, распечатывает валютный загашник.
Варианты, как говорится, возможны — но до сих пор базовый расчёт подтверждался.

А фактор вернувшегося на рынок Ирана? — спросит информированный читатель. Да не так уж сильно Иран должен повлиять на цены, как живописуют эксперты. Почему? Об этом — в следующей статье.

Иван ТАЛЯРОНОК

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS