Иран: Жизнь после санкций (ВИДЕО) | RusNext.ru

Иран: Жизнь после санкций (ВИДЕО)

Рассуждая о перспективах российско-иранских отношений, специалисты отмечают, что шансы неплохие, хотя конкуренция будет жёсткой. Ведь до введения ограничений товарооборот между странами достигал трёх миллиардов долларов, а сейчас снизился, по разным оценкам, до миллиарда или полутора. Однако эксперты уверены, что показатели можно не только восстановить, но и увеличить до шести миллиардов долларов в год. По некоторым оценкам, стоимость потенциальных контрактов между Тегераном и Москвой — от 20 до 70 миллиардов.

Переговоры о возобновлении сотрудничества уже ведёт «Лукойл». Компания заключила соглашение с иранским Министерством нефти об изучении нефтеносных провинций. Кроме того, дочка «Лукойла» уже вела разведку месторождений Азар и Шангуле на блоке Анаран, но санкции вынудили заморозить сотрудничество.

Известно, что иранское правительство планирует к 2020 году привлечь инвесторов в 50 нефтегазовых проектов общей стоимостью $185 миллиардов. Летом о таком сервисном контракте в Иране сообщила «Зарубежнефть». Она подписала меморандум с дочерней структурой Иранской национальной нефтегазовой компании. «Зарубежнефть» займётся сервисными услугами — повышением нефтеотдачи на месторождениях Пейдар, Западный Пейдар, Абан и Нафт Шахр. А ещё у Ирана очень много газа — практически пятая часть мировых запасов, правда, чтобы их монетизировать, нужны годы и колоссальные инвестиции, причём не только в разработку месторождений, но и в строительство дорогостоящей инфраструктуры. В таких проектах не исключает своего участия «Газпром».

Ещё одна интересная для России сфера — атом. В планах Тегерана — построить около 20 реакторов. А в прошлом ноябре Россия и Иран подписали контракт на строительство второй очереди АЭС «Бушер» (первая уже готова). Другую сделку между Москвой и Тегераном уже называют крупнейшей на мировом атомном рынке за последние годы. Речь идёт о строительстве восьми атомных энергоблоков. Только на этом контракте Москва может заработать десятки миллиардов долларов.

Другая сфера, которая ждёт снятия санкций, это ВПК. Здесь в первую очередь надо говорить о поставке пяти зенитно-ракетных комплексов С-300 стоимостью 800 млн долларов. Сделку заморозили в 2010 году из-за санкций, что, конечно, ударило по имиджу России в глазах Ирана. Сейчас к контракту вернулись, но вопрос — что поставлять: С-300 сняли с производства. Как вариант — система «Антей-2500».

Параллельно Тегеран заинтересован в росте поставок российского продовольствия. Наше зерно занимает от 10 — 20% иранского импорта, ежегодно в страну ввозят пять-семь миллионов тонн российского зерна. Страны также хотят сотрудничать на Каспии в области рыбного хозяйства.

Правда, на рынок уже заглядываются американские и европейские бизнесмены. Запад может предложить Ирану технологии, которых стране так не хватает. Германия присматривается к машиностроению, а Франция — к автопрому. Есть конкуренты и на Востоке: за годы санкций иранский рынок в значительной мере захватили китайские и южнокорейские машиностроители. Компании из КНР за последние годы увеличили свою долю на нём в шесть раз. Посмотрим, кому удастся победить в битве за иранский рынок.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS