Решение ОПЕК валит нефть и рубль. Где дно падения? | RusNext.ru

Решение ОПЕК валит нефть и рубль. Где дно падения?

На вопросы «Руснекст» отвечает наш экономический эксперт Иван Таляронок:

— Вы не раз утверждали, что самая реалистическая цена нефти от 55 до 60 долларов за баррель. Однако углеводороды уже продаются на 15 пунктов дешевле вашего прогноза, и нынешнее решение ОПЕК об увеличении квоты продаж ещё сильнее подтолкнуло котировки барреля вниз. Значит ли это, что прогноз был неверен?

— Нет, прогноз обоснованный. Нефть сейчас явно недооценена, и цены на неё неизбежно будут расти. Другой вопрос — когда это начнётся? Цена хоть и вертится вокруг экономически обоснованного уровня, но может очень сильно отклоняться из-за психологических причин, рекламы, спекуляций, политических факторов.

Например, после «арабской весны» и краха Ливии возникли панические ожидания по падению добычи, и нефть была сильно переоценена. Эта завышенная цена держалась почти три года. Заниженная цена тоже может прийти надолго. Хотя повышение до 55–60 долларов за баррель в ближайшие полгода выглядит наиболее вероятным.

— Но ОПЕК увеличил квоту добычи, значит, рынок будет залит нефтью и цены продолжат падать?

— ОПЕК не увеличил квоту, а легализовал статус-кво. Действовавшая до совещания в Вене квота предусматривала добычу 30 миллионов баррелей в сутки, а добывалось уже на полтора-два миллиона баррелей больше. Поэтому никаких новых экономических рычагов снижения цены на рынке не появилось, только информационно-психологический: ах, они увеличили квоту, сейчас зальют мир дешёвой нефтью!

— Многие ждали, что ОПЕК урежет квоту, чтобы поднять цены на нефть. Ведь целый ряд стран — членов ОПЕК страдает от нефтяного демпинга. Это и Венесуэла, и Иран…

— Все экспортёры теряют доходы, но не для всех это критично. Саудиты, Кувейт, Катар, Эмираты готовы терпеть, у них огромный запас прочности. Иран рассчитывает уравновесить ценовые потери снятием эмбарго. А вот Нигерия, Ангола, Алжир, Эквадор и Венесуэла действительно сильно страдают, и ничем свои потери компенсировать не могут.

— Выходит, в товарищах согласья нет, и Саудовская Аравия, пользуясь этим, выдавливает более слабых партнёров?

— Да, большая часть легализованной сегодня прибавки приходится на Саудовскую Аравию. За полтора последних года эта страна нарастила добычу больше, чем на миллион баррелей, и вернула себе первое место в мире, обогнав Россию. Но и другие не отстают: прежнюю квоту перешагнули не только «богатые», но и «бедные» члены картеля.

Впрочем, не стоит возлагать всю вину за обвал рынка на ОПЕК. Было бы глупо с их стороны соблюдать квоты, когда другие экспортёры активно борются за рынок. Объёмы добычи наращивают и Россия, и Бразилия, и Казахстан. Отчасти мы сами виноваты, что не координируем политику с ОПЕК, и проводим достаточно эгоистичную политику в нефтяном секторе.

— Кто же в итоге теряет нефтяной рынок, кто его захватывает?

— Обратите внимание: в ОПЕК входят исключительно тропические страны, где себестоимость добычи нефти низка. Их добывающие предприятия не разорятся и при дальнейшем падении котировок.

А вот северные добытчики — Канада, США, Норвегия, Великобритания — сталкиваются с проблемой более высокой себестоимости. Там уже при сложившемся уровне цен многие скважины приходится консервировать. В итоге дорогие северные страны начали сворачивать добычу, уступать рынок конкурентам из ОПЕК.

— Так ради этого ОПЕК и демпингует, не урезая квоту, чтобы отнять рынки? Но ведь говорят, что у Саудовской Аравии скоро закончатся валютные резервы, и низкие цены станут для неё непосильными…

— Нет, у Эр-Рияда колоссальные валютные резервы, в расчёте на душу на порядок больше российских. Их без проблем хватит на несколько лет. Поэтому в худшем для нас случае они ещё пару лет могут демпинговать.

Но это не исключительно злая воля саудитов, а отсутствие взаимопонимания среди экспортёров. Каждый борется за жизнь сам, расталкивая локтями остальных. В итоге в деньгах проигрывают все, но кто-то больше, кто-то меньше.

— Чего же нам ожидать при дальнейшем падении? До какой отметки может дойти пара доллар-рубль?

— Чем дешевле нефть, тем меньше зависит от неё курс рубля. Посмотрите, мы продавали нефти на 170 миллиардов долларов, потом потеряли на ценах 110, при этом доллар в паре к рублю вырос на 30–35 пунктов. Что ещё осталось терять? Вдвое меньше. Поэтому и рубль уже не так много потеряет при утрате нефтяного обеспечения. Иначе говоря, дорасти до ста рублей у доллара нет никаких шансов, даже если Россия совсем свернёт экспорт «чёрного золота».

Если нефть продолжит дешеветь, доллар может подрасти ещё пунктов на пять-десять, но вряд ли надолго. В ближайшие полгода наиболее вероятен его откат к уровню в шестьдесят рублей. Поэтому использовать доллар для сбережения средств рискованно.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS