Мнения
Второе дыхание «нефтяной эры» | Продолжение проекта "Русская Весна"

Второе дыхание «нефтяной эры»

Управление энергетической информации США (U.S. Energy Information Administration), которое наши газеты почему-то дружно назвали американским Министерством энергетики, опубликовало прогноз нефтяных цен на 2040 год. На фоне «медвежьих» ожиданий последних лет, когда негативная динамика воспринималась как данность, цифры выглядят сенсационными. И к выводам подталкивают поучительным.

Прогноз, как водится, сделан в трёх вариантах: минимальном, максимальном и реалистичном. Так вот, минимум, который ожидают в ЕIА через двадцать пять лет, — 76 «зелёных» за баррель. Максимум — целых 252 доллара! И посерединке красивое число 141. Наиболее вероятное, по мнению экспертов из Вашингтона.

Господин Греф, торжественно возвестивший на последнем гайдаровском форуме о «конце нефтяной эры», явно поторопился. По крайней мере, в стане его идеологических покровителей так не считают. Ну да Табаки всегда забегает вперёд Шер-Хана, даже туда, куда вожак и не собирался идти.
Задумаемся: 141 доллар за баррель — та красная цена, о которой сегодня не смеют мечтать самые смелые менеджеры Российского государства.
Скептики могут предположить, что к сороковому году доллар станет уже не тот, к какому мы привыкли сегодня. Но нет — все цены в докладе ЕIА рассчитаны в американской валюте 2013 года. То есть даже самый низкий прогноз — семьдесят шесть — всё равно выглядит очень удачным для экспортёров, включая Россию.

На первый взгляд, рассуждения экспертов ЕIА кажутся слишком обнадёживающими для нефтяных стран. На протяжении целого двадцатого столетия нефтяные цены держались примерно на одном уровне — примерно 25-30 долларов в современных ценах. Взлёта было только два: в середине семидесятых, когда арабские шейхи решили отомстить Западу за «войну Судного дня» и сговорились ограничить добычу, и в начале нулевых, когда скромные ограничения ОПЕК совпали с нескромным ростом запросов у азиатских гигантов. Сегодня рост мировой экономики не столь бурный, ограничивающие добычу договорённости между экспортёрами не достигнуты, — почему бы нефти не опуститься на своё вековое ценовое «ложе»?

Однако, с точки зрения многих экономистов (и моей незаметной персоны, в том числе), нефтяной век отнюдь не кончился, а только вступает в свои права. Цена в сто долларов за бочку, достигнутая несколько лет назад, — это, конечно, перебор, и откат назад был при таком скачке неизбежен, но общая тенденция к подорожанию нефти выглядит неодолимой. При любых зигзагах графика, он будет постепенно карабкаться вверх. Дешёвые источники истощаются, а желающих заправиться топливом становится всё больше.

Электромобили, что бы ни вещали о них либеральные кассандры, не станут панацеей от потребления нефтепродуктов. Всё равно львиная доля электроэнергии вырабатывается путём сжигания топлива, а не на ветряках. И всякому, кто помнит школьный курс физики, ясно, что электромотор вряд ли будет экономить топливо лучше, чем двигатели внутреннего сгорания. Ведь КПД системы с двумя превращениями энергии, как правило, ниже, чем системы с одним превращением. Проще один раз сжечь нефтепродукт в обычном авто, превратив тепло в движение машины, чем сначала жечь нефтепродукт на ТЭС, превращая тепло в электроэнергию, затем передавать эту энергию по проводам (с обязательными потерями) и, наконец, превращать электричество в движение с помощью электромотора. И потери при таком виде транспорта неизбежны, и потребность в углеводородах он не отменяет.

Поэтому транспортный бум в любом случае потребует больше нефти: хоть в виде бензина на АЗС, хоть в виде мазута на ТЭС.

Итак, первый вывод: нефть в обозримой перспективе будет всё нужнее и всё дороже.

Второй вывод не экономический, а политический. ЕIА не рассчитывает, что США смогут отрегулировать цены с помощью дипломатических или силовых мер. Если бы у американцев были такие могущественные рычаги, они не допустили бы ценового всплеска ни в семидесятых, ни в нулевых. Ведь, несмотря на растущие масштабы добычи, США остаются страной-покупателем, и для них выгодны низкие цены на сырьё. Однако сырьевой рынок живёт вполне независимой от Вашингтона жизнью. Неспроста ЕIА в своих рассуждениях учитывает только политическую волю стран ОПЕК, но никак не возможное вмешательство США.

Нам самим, анализируя события на нефтяном рынке, не стоит придавать первостепенное значение конспирологическим версиям ценового падения. США и связанные с ними финансовые круги стараются влиять на ситуацию, использовать её в своих целях, но отнюдь не формируют её.

Третий вывод практический и касается русской стратегии. Никакого краха «нефтяной державы» не произойдёт. Сырьевая составляющая не выпадет из нашего экспорта и останется одной из опор развития России. Вопрос только в одном — сколько «тощих лет» придётся пережить, прежде чем ценовая волна перекатится через фазу понижения? Но сколько бы этих «тощих лет» не было, дешёвая нефть — не навсегда.

А это значит, кроме всего прочего, что нельзя продавать топливные активы: «Роснефть», «Башнефть», «Газпром». Сейчас, на волне понижения нефтяных цен, их акции тоже падают в цене. Но в перспективе они обречены расти! Нелепо продавать по дешёвке сегодня то, что принесёт солидные прибыли завтра.

«Тощие годы» надо пережить достойно, чтобы не разбазарить в этот период национальное достояние и потом, когда прогноз ЕIА или близкий к нему начнёт сбываться, не оказаться без входного билета на этот праздник жизни.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS