Новые трудности аграрной сверхдержавы | Продолжение проекта «Русская Весна»

Новые трудности аграрной сверхдержавы

Хотя Джеффри Пайетт больше не посол США на Украине и не руководитель ее колониальной администрации, но дело его живет и побеждает.

«Украина должна стать сельскохозяйственной сверхдержавой» — установку никто не отменял. И акцент на слове «должна» тоже. Однако Пайетт, похоже, забыл, с кем американцы имеют дело.

Для начала немного статистики.

Сегодняшний уровень зернового экспорта Украины (39,5 млн тонн в 2015/2016 маркетинговом году) был таким не всегда. В начале 2010-х он колебался в районе 12–14 млн тонн, в 2012/2013 м. г. вырос до 22,8.

В 2013/2014 маркетинговом году (длится с начала июля по конец июня) он резко прыгнул до 32,4 млн тонн, а новом году эксперты ожидают взятия рубежа в 40 млн.

Причины такого взрывного роста понятны — если Янукович последовательно расширял экспортные квоты, то новая власть отменила их в принципе.

Еще при прежней власти Украина начала получать от экспорта аграрной продукции больше, чем от черной металлургии, но с тех пор, как видим, догнали и перегнали.

Казалось бы — ну что такого, какая разница, с чего жить? Однако штука в том, что структура экспорта со временем начинает в буквальном смысле менять облик страны.

Почти двукратное увеличение экспорта зерна за четыре года означает, что оно начинает постепенно замещать другие грузы в портах. И это действительно так.

Ставки за перевалку зерна на Украине — самые высокие в Европе (до 20 долл./тонна), но трейдеры все равно платят. А в портах как грибы растут зерновые терминалы.

Но чтобы зерно попало в порт, его туда нужно на чем-то привезти. И вот тут начинается веселье.

В украинские порты зерно попадает по железной дороге (примерно две трети грузов) и автотранспортом (оставшаяся треть).

Украинская железная дорога сегодня переживает нелегкие времена. Ее главная проблема — нехватка подвижного состава. Бизнес бьется за вагоны, но без особого толку: не хватает девяти тысяч штук, и взять их неоткуда.

Но с начала лета правительство преподнесло сюрприз — начало борьбу за соблюдение весовых норм на дорогах. А это, насколько можно понять, больная тема.

Трейдеры давно привыкли гонять зерновозы с перегрузом в два — два с половиной раза. Посты на дорогах, конечно, можно объехать, уговорить, купить. Но хитрое правительство поставило их на въезде в порты. Вызвав тем самым форменную истерику.

«Такие решения необходимо принимать, когда есть понимание, как именно будет перевезен груз. Иначе это — во вред. Экспортный сезон срывается. На железной дороге сейчас не хватает вагонов для перевозки, а на реке — флота». Это президент Украинской зерновой ассоциации Владимир Клименко негодует.

Ну, флот особо не спасет, на Украине только собираются возрождать грузовое судоходство по Днепру, лишь 5% от объема зерна сегодня возят по реке.

А в остальном оценка верная. Вагонов нет, автодороги разбиты за прошлые годы бодрого экспорта — ведь каждый раз нагрузка росла. А сегодня наконец наступает похмелье.

О чем вообще вся эта история?

О том, что мало приехать к милым туземцам и указать им путь к процветанию: «Белым господам нужны ваши бананы, или что вы там выращиваете. Зерно? Вот и обогащайтесь!»

Мало привлечь и инвестиции на постройку зерновых терминалов. Это все помогает прикормить элиту, вечно благодарную за то, что ее бизнес встроили в глобальную систему разделения труда.

Но тысячи вагонов никакой Пайетт из кармана не достанет. И дороги, разбитые зерновозами, не отремонтирует.

Для всего этого аграрной сверхдержаве нужна промышленность. А промышленности нужны рынки, в том числе и внешние, которые уж точно никакой добрый заокеанский дядя не обеспечит.

Вроде бы ситуацией должны обеспокоиться в мининфраструктуры Украины?

Так точно.

За последние несколько месяцев там подписали меморандумы о сотрудничестве с четырьмя производителями железнодорожного транспорта: GE, Bombardier, Siemens, Pesa.

Зачем сразу столько, да и вообще, разве на Украине локомотивы и вагоны делать разучились?

О-о-о, нужно знать местную специфику! Чем больше конкурентов, тем выше шансы, что в министерство придут «ходоки» с предложениями, от которых невозможно отказаться. А бизнес как-нибудь перебьется.

Ситуация же на самом деле патовая. Отменить контроль — добить дороги. Оставить контроль — не будет валютной выручки, которая держит курс гривны. А подстраховать ни железнодорожники автоперевозчиков не могут, ни наоборот, потому что кроить тришкин кафтан дальше некуда.

Россия и сама активный экспортер зерна, причем в соотносимых объемах — в 2016/2017 м. г. эксперты прогнозируют 40 млн тонн, поэтому удобно сравнивать. И сравнение тут не в пользу Украины.

Во-первых, с доставкой в порты проблем нет.

Во-вторых, эксперты еще два года назад отмечали, что из-за повышенных рисков украинские поставщики будут вынуждены заключать контракты с дисконтом.

Тогда это происходило из-за начала боевых действий в Донбассе и трагедии 2 мая в Одессе. Международный бизнес — штука тонкая, но простая: «В Одессе случилось что-то плохое? Одесса — порт, где мы берем зерно? Срочно ищите другие порты в том же регионе». Чехарда с вагонами эту ситуацию только обновит.

В-третьих, ажиотажа по поводу весового контроля в РФ не возникает, тут он давно действует.

В-четвертых, российские производители имеют возможность придерживать (и придерживают) урожай до повышения цен, упавших сейчас примерно до 170 долл./тонна из портов Черноморского региона.

Но даже при таких низких ценах маржа российских производителей выше из-за разницы в стоимости ГСМ и удобрений.

А ведь некогда Украина была крупнейшим экспортером удобрений, однако в последние годы из-за политики «Нет российскому газу!» сама вынуждена их частично импортировать. Из России, конечно, откуда же еще.

Ну и, конечно же, главное. Обе страны поставляют на мировой рынок соотносимые объемы зерна. Почему в одной транспортная инфраструктура рассыпается, а во второй — нет?

Если коротко — потому что в одной есть государство, обновляющее дорожное полотно и контролирующее качество работ, регулирующее оборот ж/д вагонов так, чтобы вовремя менять транспорт с истекающим сроком эксплуатации.

В другой же понятие «государство» существует только номинально. А прикрывается эта номинальность химерами вроде «аграрной сверхдержавы».

Стоит напомнить, что первая на территории нынешней Украины железная дорога была проложена в Одессу из городка Балта именно для того, чтобы облегчить экспорт зерна из Российской империи.

Теперь, когда империи на этих землях не стало, созданную ею инфраструктуру ждет печальное будущее.

В общем, ключи от аграрной сверхдержавы традиционно пылятся в Москве: без промышленности, ориентированной в т. ч. на Россию, поддержание экспортной инфраструктуры будет стоить все дороже.

Киев же пока продолжает думать, как бы ничего не делать, но чтобы все само собой наладилось. Да так, чтобы еще и украсть на этом, и заработать.

А само ведь не наладится, ну разве что придется зерно волами в порты возить, как было до того, как русские построили железную дорогу. Цоб-цобе, скрип колеса, Чумацкий шлях — вот это вот все.

Иван Зацарин

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS