Алексей Улюкаев: В российской экономике наметилось движение в позитивную сторону

Алексей Улюкаев: В российской экономике наметилось движение в позитивную сторону | Продолжение проекта «Русская Весна»

 

«Самая глубокая часть кризиса была пройдена к концу второго квартала прошлого года, после чего наметилось движение в позитивную сторону», — заметил Министр экономического развития России Алексей Улюкаев на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным.

Президент РФ Владимир Путин заявил, что в России есть условия для того, чтобы уже в текущем году началось исправление ситуации в экономике в лучшую сторону.

Глава Минэкономразвития в свою очередь отметил, что резервы Банка России остались на высоком уровне и это, в том числе создало обстановку макроэкономической стабильности, которую правильно оценивают все участники рынка.

Кроме того, по его словам, российские компании по итогам прошлого года показали увеличение прибыли почти на 50%. «Это более 8 трлн. рублей дополнительных средств, которые могут быть инвестированы и служить основой для развития», — сказал Алексей Улюкаев.

В частности, по его словам, хорошие результаты показали обрабатывающие отрасли, которые увеличили прибыль в 2,9 раза.

«Химия вообще рекордсмен — 15-кратный рост прибыли», — отметил Министр.

Владимир Путин: Алексей Валентинович, подводятся итоги года. Хотя, наверное, об окончательном подведении итогов пока говорить рано, тем не менее, то, что есть в распоряжении вашего Министерства, эти цифры уже можно назвать очень близкими к тому, что мы увидим в окончательном варианте.

Год был непростым, тем не менее, у нас есть и основания для сдержанного оптимизма на текущий, на последующий период. Что является основанием для этого оптимизма?

Алексей Улюкаев: Владимир Владимирович, действительно, год был экономически уникальным по стечению неблагоприятных объективных и субъективных обстоятельств, начиная от конъюнктуры сырьевых рынков. Беспрецедентное падение, четырехкратное падение цен на нефть и близкое падение на несырьевые товары, турбулентность финансовых рынков и плюс к этому известные геополитические акции наших партнеров – все это создало, конечно, атмосферу чрезвычайной нервозности.

Владимир Путин: И сокращение мировой экономики.

Алексей Улюкаев: Абсолютно. Глобальный спрос резко сократился, возникли серьезные очаги риска, причем там, где их никто не ожидал, имею в виду прежних лидеров – Юго-Восточную Азию.

И на этом фоне, если Вы помните, мы в январе ровно год назад вносили уточненный прогноз в атмосфере довольно большой нервозности и, откровенно говоря, паники некоторых участников рынка и аналитиков. Ожидания были самые неблагоприятные, тем не менее, я хочу сравнить прогноз и факт.

Оказывается, очень высокая степень адекватности факта и прогноза. Цена на нефть ожидалась 50 [долларов за баррель], мы закладывали; 51 [доллар] – факт. Индекс потребительских цен: полагали, что будет 12,2; по факту – 12,9, разница меньше одного процентного пункта. Курс доллара: полагали, что будет 61,5, оказался ровно 60 среднегодовой курс, близкие значения по темпам валового нефтяного продукта.

Владимир Путин: Это среднегодовой, за весь прошлый год?

Алексей Улюкаев: За весь прошлый, 2015 год, совершенно точно. Темп падения ВВП ожидали три процента, оказалось немножко больше – 3,7. При этом, с другой стороны, темп спада инвестиций в основной капитал оказался значительно меньше – не 13,7, а 8,4. Но это после уточнения, потому что инвестиции всегда уточняются к концу года.

И особенно обращаю внимание – это частный капитал, движение частного капитала. Мы все ожидали очень большого оттока – 115 миллиардов, факт – 57, ровно в два раза меньше оказался отток капитала. Отток капитала – это оценка бизнеса внутреннего и внешнего, оценка будущих условий работы.

Почему так произошло? Мне кажется, главное – это высокая адаптивность российской экономики. Буквально за несколько месяцев участники рынка, компании, целые отрасли смогли найти свои ниши, смогли приспособиться к изменившимся обстоятельствам.

Иллюстрация к этому – это две волны шокового испытания: вторая половина 2014 года и вторая половина 2015‑го, имею в виду объективный шок на сырьевых рынках. Посмотрите, базовый индикатор изменился почти одинаково: нефть ушла в значении 112, была в середине 2014 года, опустилась до 45: 60‑процентное снижение.

Во втором эпизоде – вторая половина 2015 года – с 65 до 25, снижение – 62 процента. Но как ответили на это российские рынки, российские отрасли? В первом случае на ту же величину девальвация больше, чем в два раза – с 33 ушли на 69. Потребительские цены больше чем в два раза: с темпа 7,8 ушли на 16,9. Ключевая ставка Банка России, он был вынужден отвечать на эти обстоятельства – больше чем в два раза – с 7,5 до 17 процентов. Итог: ВВП – дополнительный минус 2,4 процента.

Вторая половина 2015 года, та же российская экономика, та же величина шока. Девальвация на 70 процентов. Большая, но существенно меньше, чем в первом эпизоде. Потребительские цены – вообще не ускорение, а замедление. Встретили этот эпизод при минус 15,5 процента, а закончилось со значением к концу января около 10 процентов. Ключевая ставка не только не повысилась, но даже была немного снижена в течение этого периода, потому что инфляционные риски оценивались адекватно.

И, наконец, ВВП чуть-чуть в ноябре пошёл вниз, но общее снижение вниз было 0,4 процента, несоизмеримо с тем, что было до этого. Это очень важно. Это означает, что, видимо, участники рынка сработали правильно, и, наверное, Правительство не сильно портило им жизнь и даже помогало принимать верные решения своими действиями.

Владимир Путин: Долг сократился?

Алексей Улюкаев: Долг сократился очень существенно. Причём суверенный долг у нас всегда был на небольшой величине, а вот корпоративный внешний долг сократился чрезвычайно сильно. Кстати говоря, у нас по графику погашения внешнего долга прошлого года было больше 130 миллиардов долларов, а отток капитала за это же время снизился на 57. Выяснилось, что компании умеют работать в этой ситуации. Они находят возможности рефинансирования, хотя возможности наших партнёров были сильно осложнены, тем не менее это делалось.

Часть долга – это внутрикорпоративный долг, который тоже нужно было решить. И очень важно, что население и бизнес перестали быть чувствительными к колебаниям курса. Привыкли, что курс – это свободное курсообразование, поэтому не стоит бежать в обменники, не стоит сразу менять структуру своего инвестиционного портфеля. Это тоже очень важно.

Владимир Путин: В сочетании с дефицитом бюджета, причём дефицитом меньшим, чем ожидали, наличием хороших резервов, низким уровнем долга, в сочетании с этим небольшим, прямо скажем, как оказалось, дефицитом бюджета всё‑таки составит благоприятные условия для того, чтобы рассчитывать на исправление ситуации в текущий момент?

Алексей Улюкаев: Абсолютно точно. Бюджет сведён с дефицитом 2,6 процента ВВП, в прошлом году ожидался больше трёх процентов. Резервы Банка России остались на исторически довольно высоком уровне. Всё это создало обстановку макроэкономической стабильности, которую правильно оценивают все участники рынка.

Мы уже неоднократно говорили о том, что самая глубокая часть кризиса, как раз когда адаптация происходила, была пройдена где‑то к концу второго квартала. Начиная с третьего квартала наметилось движение в позитивную сторону. Такие основания, может быть, для не очень существенного и не очень пока уверенного, но роста стали возникать. Если у нас за первый квартал снижение ВВП было пока ещё небольшое – 2,2 процента, во втором квартале мы достигли низшей точки снижения – 4,6 процента, третий – 4,1, четвёртый – 3,8; кумулятивно по году – 3,7 процента спада.

Сходные показатели по промышленности, строительству, грузообороту транспорта: везде низшая точка – второй квартал, после этого начинается, может быть, неуверенная, но стабилизация с элементами подъёма. В ноябре небольшая волна вниз как ответ на этот второй шок. С декабря снова мы входим в ту область, в которой ситуация становится относительно благоприятной.

Владимир Путин: Сельское хозяйство подросло?

Алексей Улюкаев: Трёхпроцентный рост дало сельское хозяйство. Причём особенно мясное животноводство – больше четырёх процентов дали по мясу. Если урожай зерновых всё‑таки волатилен – сильно зависит от погодных условий, – то мясо гораздо более стабильно. Этот показатель выражает результаты хозяйственной деятельности, инвестиций – более чем четырёхпроцентный рост.

Пищевая промышленность, соответственно, более трёхпроцентный рост показала. В целом я хочу сказать, это очень важно, что очень хороший финансовый результат у российских компаний. За счёт того, что снизились издержки, частично оттого, что курсовые соотношения изменились, частично оттого, что стала более адекватной политика заработных плат, больше привязки к росту производительности труда, частично оттого, что мы стали лучше контролировать тарифы естественных монополий. Всё это привело к тому, что в прошлом году прибыль российских компаний увеличилась на 48 процентов, в полтора раза. Это более 8 триллионов рублей дополнительных средств, которые могут быть инвестированы, которые могут послужить основой для развития.

Причём в некоторых отраслях, Владимир Владимирович, просто поразительная ситуация. Кстати, хорошо, что это не столько добывающие, сколько обрабатывающие отрасли. Обрабатывающие отрасли промышленности увеличили прибыль почти в три раза – в 2,9 раза. Химия – вообще рекордсмен – пятнадцатикратный рост прибыли в этой отрасли. И что очень интересно, серьёзный рост прибыльности в отрасли науки.

Исследования и разработки стали прибыльной деятельностью, значит, они востребованы. Бизнес ищет возможности благодаря научным разработкам снизить свои издержки, продвинуться. В 2,1 раза увеличилась прибыль отрасли исследований и разработок. Чрезвычайно, мне кажется, важный элемент развития. В этой сфере действительно заложены хорошие основы, надо теперь по уму распорядиться. Мне кажется, мы сможем с умеренным, осторожным оптимизмом входить в этот год.

Владимир Путин: У нас положительный торговый баланс. С учётом падения цен на основные наши экспортные товары, в том числе сырьевые, за счёт чего возник этот положительный торговый баланс?

Алексей Улюкаев: У нас положительный и торговый баланс, и баланс по счёту текущих операций. Это самое главное. У нас по 2015 году положительное сальдо торгового баланса составило примерно 145 миллиардов рублей. Это немножко меньше, чем было прежде. Прежде всего за счёт того, что цена нашего экспорта упала.

Физические объёмы не снизились, а из‑за того, что вот эта конъюнктура четырёхкратная нефтяная упала, присели и газовая конъюнктура, и конъюнктура на рынке чёрных и цветных металлов, это привело к серьёзному снижению стоимости экспорта. Но стоимость импорта тоже сократилась.

В результате этого, в результате политики импортозамещения у нас появилось наполнение нашей розничной торговли: доля российских товаров стала гораздо выше. Так вот сальдо торгового счёта немного снизилось, но осталось сильно позитивным, а вот сальдо текущего счётно-платёжного баланса совсем не снизилось, а даже немного увеличилось.

С чем это связано? Это оказалось гораздо лучше, чем было в наших прогнозах. Это связано с тем, что серьёзно уменьшился счёт по услугам. Грубо говоря, наши граждане перестали оставлять свои деньги в Турции, Египте и многих других странах, а стали оставлять в Сочи, в Крыму, в других российских регионах, если это касается туризма и отдыха.

В связи с тем, что сократился корпоративный долг, сократились и суммы на обслуживание этого долга. Поэтому у нас текущий счёт оказался в хорошем состоянии и, как я уже сказал, по капитальному счёту отток оказался гораздо меньше. Общее сальдо платёжного баланса положительное. У нас плюс 66 по текущему счёту, минус 57 по капитальному: плюс девять в итоге. Это означает, что не нужно расходовать резервы, может быть, даже немного увеличивать. Это всё дополнительная устойчивость экономики.

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
7 + 4 =
Например, 1+3 = 4.