Нобелевка как инструмент западного влияния

Нобелевка как инструмент западного влияния | Русская весна

Отцу Тихону Шевкунову, несмотря на триумф читательских симпатий, даже национальной премии «Большая книга» не досталось. А вот для малоизвестной Алексиевич, поди ж ты, — Нобелевская корона на золотом блюде. С чего бы?

Накануне миллионы русских и белорусов впервые услышали имя Светланы Алексиевич. Как выяснилось, есть у нас такая писательница. Да к тому же настолько талантливая, что чуть ли не самая гениальная на Земном шаре! Ещё бы — высшую награду по литературе получила, самую что ни на есть Нобелевскую премию.

Тот, кто немного в теме, и успел познакомиться с творчеством Светланы Александровны ранее, удивляется ещё больше. По большому счёту она не совсем писательница даже, а журналист-документалист. Из-под её пера выходили не романы, стихи или рассказы, а сборники интервью-воспоминаний с авторскими комментариями. Таково её самое успешное советское детище — «У войны не женское лицо», таково и недавнее «Время секонд-хэнд».

Утверждать, что упомянутые произведения как-то выделяются среди массы книжно-газетной продукции, созданной на русском языке, было бы слишком лестным для автора. Ни по художественному стилю, ни по глубине мысли, ни по драматизму сюжета они над средним уровнем современной русской литературы не возвышаются. Да, честно говоря, не всякий человек, любящий книгу и ценящий русское слово, дочитает её труды до конца. Скорее, рукописи Алексиевич представляют интерес для историка, собирающего прямые свидетельства разных эпох. Или для политолога, анализирующего настроения разных социальных групп.

На мой вкус, «Несвятые святые» отца Тихона Шевкунова, которые тоже написаны в жанре документального свидетельства, и словом ярче, и пищей для души богаче. Но вот отцу Тихону, несмотря на триумф читательских симпатий, даже национальной премии «Большая книга» не досталось. Часть жюри костьми легла, чтобы не пустить в финал православного попа. А вот для Алексиевич, поди ж ты,- Нобелевская корона на золотом блюде. С чего бы?

Про необъективность Нобелевского комитета, особенно в таком субъективном жанре, как литература, сказано уже немало. Лучше всех — великим русским культурологом Кожиновым (см., например, «Нобелевский миф»).

Стокгольмские магистры, имеющие решающее слово при выборе победителя, как минимум, эгоцентричны. Благодаря их пристрастиям, скандинавские страны, чьё население едва превышает 20 миллионов человек, обрели за столетие 16 нобелевских лауреатов по литературе. Франция, с населением 60 миллионов, удостоилась чести 14 раз рукоплескать своим писателям. Все западно- и южнославянские страны, где живёт более 90 миллионов людей, имеют 6 премированных «нобелевкой» мастеров слова. И 200-миллионный Русский мир тоже шесть (включая сюда и Алексиевич). Миллиардный Китай довольствуется двумя награжденными литераторами, а миллиардная Индия — всего одним. С виду всё ясно — чем дальше от протестантской Северо-западной Европы культура страны, тем призрачнее у её творцов шансы на получение «нобеля».

Но нобелевское зеркало криво не только по географической оси. Смиримся, что квота для русских — всего шесть мест за 115 лет. Но как смириться с тем, что в эту квоту не попали Лев Толстой, Чехов, Есенин, Ахматова, Цветаева, Твардовский, Распутин? Ведь среди шести отечественных лауреатов только трое (Бунин, Шолохов, Пастернак) могут без стеснения стоять в перечисленном мной ряду не повидавших Стокгольма талантов, и то чуть-чуть уступив первую линию Толстому и Чехову. Солженицын значителен как публицист, но как литератор он всё-таки обязан разместиться этажом ниже, а Бродского и Алексиевич отделяет от вершин русской литературы дистанция немалого размера.

Всё становится на свои места, если принять во внимание политические мотивы. Все награждённые «нобелевкой» русские писатели, за исключением Шолохова, были оппозиционны к современной им российской государственности. Почти все они считались диссидентами, а четверо из шестерых к тому же жили на Западе, активно обличая «империю зла», то бишь своё родимое Отечество. Вот за это льготный доступ к зауженной русской квоте достался им,- а не Ахматовой, которая в любых несчастьях «была тогда с моим народом» и «за великое русское слово» не боялась под пулями мёртвою лечь, и тем более не Распутину, который в самый разгар унижения, на руинах перестройки, звал «помнить о национальном достоинстве великоросса».

Светлана Алексиевич — активный и преданный участник либеральной тусовки. Россия ей плоха в любом виде: хоть в облике могучего Советского Союза, хоть в форме поднимающейся с колен путинской державы. Плоха и Белоруссия во главе с Лукашенко, которого Алексиевич бескомпромиссно отвергала с первых лет его восхождения, и по причине этой ссоры отправилась из Минска в эмиграцию. Хороши для нового лауреата, как несложно догадаться, только майданная Укр-Руина да опустившаяся в хаос Эрефия гайдаровских времён.

Уже прижившись было на чужбине, бойко награждавшей её различными премиями, наша героиня мигом прилетела в Москву, когда понадобилось встать на Болотной площади с белой лентой. Воссоединение Крыма с Россией и поддержку Донбасса она осудила в числе первых.

Словом, Светлана Александровна — типичный странствующий рыцарь, ни на минуту не покладающий оружия в великом Drang nach Osten, во имя приобщения славянских варваров к благам западной цивилизации. За это и вручена ей высокая и щедрая награда.

Согласитесь, когда «Франкфуртер Альгемайне цайтунг» пишет, что «русская писательница Алексиевич осудила присоединение Крыма», эти строки ничего не скажут ни немецкому, ни российскому читателю. А вот когда в новостях протрубят, что: «лауреат Нобелевской премии Алексиевич не признаёт так называемой независимости так называемой ДНР» — это уже весомо. Мол, есть у Вас на всю Русь единственный литературный гений, признанный всем миром, всем цивилизованным человечеством и всеми стокгольмскими экспертами,- так слушайтесь же её, упрямые дикари, поскольку больше вам слушать некого.

И как нам теперь быть? Поднять авторитет новоиспечённого лауреата до планки Нобелевской премии? Или опустить авторитет Нобелевской премии до прежней популярности Алексиевич?

Алексей СТЕПАНОВ

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS