Холопы для новой шляхты — Польша кишит украинскими гастарбайтерами | Русская весна

Холопы для новой шляхты — Польша кишит украинскими гастарбайтерами

Гигантская волна украинцев наводнила польский рынок труда.

«В первой половине этого года польские работодатели заявили о 408 тысячах рабочих из Украины, Молдовы, Беларуси, России, Грузии и Армении, привлечённых по упрощённой системе», — сообщает издание «Dziennik Gazeta Prawna».

96% из новых рабочих — граждане Украины. Это в два раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. При сохранении такой динамики уже в нынешнем году до 800 тысяч украинцев может оказаться в Польше на низкооплачиваемых работах.

Отметим, что по оценкам украинских кадровиков, еще около 30–40% населения их страны высказывают готовность переехать за границу в целях трудоустройства. Это уже десятки миллионов потенциальных эмигрантов.

Хотя директор Института исследований миграции Мирослав Бинецкий уверяет, что такого количества рабочих с Украины за границей не будет. Но по его словам, лишь «потому, что консульства в Украине не в состоянии своевременно обработать все заявки на визы. При этом нет точных данных, сколько иностранцев работают в Польше без трудовой визы».

Граждане Украины пользуются спросом на польском рынке труда исключительно из-за готовности на любую, самую низкооплачиваемую работу. В апреле средняя заработная плата на Украине составила 3998 грн, что равно 656 злотых. «Между тем, в Польше на сборе клубники вы можете заработать за пять недель более 3 тысяч злотых», — пишет издание Forsal.pl.

«Ехать работать в Польшу молодые украинцы хотят не только из-за более высокой заработной платы, но и потому, что таким образом могут избежать призыва и отправки на фронт», — утверждает Мирослав Бинецкий.

Между тем, польский экономист Камиль Цисовски уверяет, что «иностранцам не нужно беспокоиться, что они забирают рабочие места поляков. Поляки не хотят работать в сельском хозяйстве, садоводстве или в компаниях, которые предлагают минимальную заработную плату. Для украинцев такие предложения привлекательны».

Кстати, отношение поляков к украинцам все больше напоминают то, что во времена Речи Посполитой было у шляхты к холопом. В 2012 году ведущий канала TVN, известныйпублицист Бартек Венглярчик в эфире национального телевидения назвал украинок «домашними роботами». Больше месяца украинские дипломаты буквально выпрашивали у телеканала TVN извинение за эти слова. В итоге извинения от канала получены, однако сам телеведущий извиняться не стал.

Но что особенно обидно для Киева — согласно проведенному недавно опросу Ipsos, 35% опрошенных считают, что почти бесправные в тех краях украинцы могут представлять угрозу для их страны. В этом, впрочем, жители Незалежной довольствуются малопочетным вторым местом после арабов. Тех опасаются все же еще больше — 55% поляков.

Ранее исследование «Польша-Украина: взаимный образ», подготовленном польским Институтом публичных дел и киевской фирмой Социс-Gallup International показало, что у 50% поляков Украина вызывает негативные ассоциации, а у 38% — равнодушие. При этом половина поляков отстаивала введение виз для украинцев, и только 23% полностью готовы признать современную польско-украинскую границу.

Что характерно — треть опрошенных тогда заявила, что препятствием на пути примирения поляков и украинцев считает историю. Спорных моментов в прошлом этих стран действительно немало — претензии в отношениях между соседями копились веками.

Украина долгое время была в составе Речи Посполитой и вела против Варшавы освободительные войны. В свою очередь, поляки не могут простить украинцам зверства бандеровцев в отношении польского населения во время Второй мировой войны. А также потерю территорий (т.н. Восточные Кресы, отошедших Советскому Союзу). Многие общественные организации Польши активно собирают информацию о имуществе, оставленном на этих территориях. И готовят реституционные иски.

Политолог Василий Муравицкий убежден, что безжалостная эксплуатация приезжих украинцев — сознательная политика Польши.

— На протяжении уже двух десятков лет Польша выдаёт т.н. «карту поляка» «соотечественникам на Всходе». Этот документ помогает устроиться на работу, получать медицинскую страховку, годовую визу. Этой политике «Кресов Всходних» уже столетие. Ещё при Пилсудском, когда Западная Беларусь и Западная Украина входила в состав Польши, страна была поделена на Польшу «А» и Польшу «Б». Догадайтесь, в какой категории была Западная Украина?

— Зачем это Польше?

— Резкое понижение уровня жизни, девальвация гривны, а также возможный безвизовый или облегчённый режим — это всё для того, чтобы наводнить Польшу дешёвой рабочей силой. Ведь в то же время около 2 млн поляков работают в Великобритании, Норвегии, Дании и др. странах ЕС. В самой Польше 1,6 млн безработных, но они не собираются на низкооплачиваемую работу. Приходится туда привлекать украинцев.

По нашим приблизительным подсчётам, если украинцы будут продолжать с той же интенсивностью ехать в Польшу на заработки, то они будут спонсировать экономику этой страны на один миллиард евро ежемесячно. Как за такое Польше-то не бороться? В том числе — на киевском Майдане?

— 35 процентов участников одного из опросов поляков назвали украинцев вторыми среди тех, кто больше всех их раздражает. Как бы вы прокомментировали эти результаты?

— Это связано, в первую очередь, с резко возросшей радикальностью украинцев. А также с их обнищанием. Недовольство у поляков вызывает не столько поведение украинцев, сколько возможные правонарушения, которые те совершают на территории Польши.

Так, недавно разразился скандал, когда гражданин Украины около города Перемышль на автомобиле сбил двух подростков, один из которых скончался, а сам, не оказав им помощи, удрал за границу.

Резкое недовольство местных жителей вызывают любые бандеровские настроения у трудовых мигрантов. За вывешивания бандеровских символов граждан Украины в Польше штрафуют, высылают и даже судят.

— Изменилось ли отношение к украинцам со времен Речи Посполитой?

— Это отношение никогда не изменится по очень разным причинам. Слово «быдло» вошедшие в русский и украинский языки — польского происхождения. В польском оно означает «скот». Так польские паны называли православных холопов.

— Как бы жители Галичины отнеслись к переходу в польское подданство?

— Они бы отнеслись двояко: часть (меньшая) очень бы приветствовала. Другая часть начала бы сопротивление.

Дело в том, что Польша не хочет присоединять пять украинских областей в качестве равноправных. Как, к примеру, Россия — Крым. А только в качестве колониальных придатков (дешёвая рабочая сила, рынок сбыта продукции).

— Для многих польских обывателей образ украинца ассоциируется в лучшем случае с «казатчиной» и «гайдаматчиной», в худшем — со зверствами УПА. Существует ли диспропорция в исторической памяти двух народов?

— Вопрос несколько некорректный, так как «казатчина» и «гайдаматчина» — это иная история, чем история зверств УПА. Казаки боролись за свободу вероисповедования и социального равенства, бандеровцы из УПА были заточены на физическое уничтожение другой нации.

До сих пор в районе Перемышля — польско-украинского города на территории Польши, живут люди, помнящие зверства Волынской резни. Тогда бандеровцами при прямом участии войск СС было вырезано около 100 тысяч мирных поляков. А также тысячи евреев, русских. Память об этом — это не диспропорция. Это естественная реакция, которая, между прочим, сыграла ключевую роль на последних президентских выборах. На них Коморовский не получил достаточно голосов, потому что участвовал в процессе т.н. глорификации УПА в Верховной Раде Украины. А Анджей Дуда его обошёл, потому что занял по вопросу Волынской резни резкую позицию.

Обозреватель ИА REGNUM Станислав Стремидловский отмечает, что украинцы едут на заработки не только в Польшу.

— Значительная часть заробитчан отправляется искать счастья в Россию. Если говорить о Европейском союзе, то украинцев можно встретить в Чехии, Италии и других странах. Но там их меньше, чем в Польше.

Для украинцев Польша это, во-первых, близкий сосед. Во-вторых, украинское наречие более схоже с польским языком, чем тот же польский язык с русским. К тому же в Германию или во Францию украинским рабочим попасть гораздо сложнее.

— Почему Польша так активно участвовала в «евромайдане» и борется за безвизовый режим Украины?

— Активно участвовала потому, что Варшава почувствовала возможность решить свои геополитические задачи по созданию барьера против России. Что, собственно, было главным стремлением элиты со времен маршала Пилсудского.

Что касается борьбы за безвизовый режим для Украины, то я не вижу, чтобы такая борьба со стороны Варшавы была. Хотя бы по той причине, что многие заробитчане не задержатся в Польше, а двинутся дальше, на Запад, в поисках более высокооплачиваемых занятий. Надо помнить, что в Польше — одна из самых низких средних зарплат по всему Евросоюзу. Даже греки получают в два раза больше.

— Действительно ли украинские рабочие не угрожают рынку труда в Польше?

— Рынку труда украинцы совершенно не угрожают, так как претендуют на непрестижные работы. Поверьте, уборка трускавки (клубники), куда зовут заробитчан — это настолько тяжелое занятие, что лишь от отчаянной нужды можно на него согласиться.

Проблемы с украинцами носят политический характер, так как вместе с людьми в Польшу приникает и идеология современного украинского национализма с его культом преклонения перед убийцами поляков. Это настолько болезненная тема для польского общества, что она объединяет даже фанатов польских футбольных клубов, который в другой ситуации никогда и ни в чем не придут друг с другом к согласию.

— Как в реальности сегодня в Польше относятся к украинцам?

— Тенденция, которую можно наблюдать — это ухудшение отношения к украинцам. Причем, подобная тенденция экстраполируется на тех польских политиков, которые отказываются замечать вызывающие для польского общества действия украинской стороны.

Происходит даже нечто такое, чего раньше практически не наблюдалось. Любимым развлечением польских блогеров-«патриотов» до сих пор являлось выявление еврейских корней среди «зловредных» польских политиков и чиновников. Но в последнее время несколько раз мне доводилось видеть, как у членов Кабинета министров и лидеров партий вычислять начинали уже украинские корни.

— По данным исследования «Польша-Украина: взаимный образ», лишь 23% поляков полностью готовы признать современную границу с Украиной. Означает ли это, что польское общественное мнение настроено на возврат земель, которые видятся многим полякам их «восточными окраинами»?

— Скажем так: польское общество, действительно, не готово признать, что Львов вдруг стал древним украинским городом. Но между нежеланием признать границы и намерением их передвинуть дистанция большого размера. И эта дистанция еще не приблизилась к той критической черте, когда за «хотениями» могут последовать конкретные действия.

Вместе с тем, события в Мукачево, где «Правый сектор» вступил в бой с милицией, и во Львове, где «правосеки» установили свои блок-посты, чрезвычайно встревожили поляков. Те начинают публично обсуждать, что им делать, если вдруг сотни тысяч беженцев начнут переходить польско-украинскую границу.

— Что нужно делать украинцам, чтобы выбить из сознания польского обывателя стереотипы «разбойников» и «бандитов»?

— Чтобы украинцам выбить из сознания поляков исторические мифы про «славную» гайдаматчину и «героев» из ОУН-УПА, прежде всего, не нужно их прославлять на государственном уровне. Польское общество никогда не примирится с тем, что в соседней стране поднимают флаги Бандеры и Шухевича. Как бы Киев не пытался объяснить полякам, что Бандера и Шухевич — личности неоднозначные, для поляков они остаются прислужниками нацистов.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS