Операция «Буря». Уничтожение Республики Сербская Краина | Русская весна

Операция «Буря». Уничтожение Республики Сербская Краина

В августе 1995 года войска Хорватии и Боснии и Герцеговины провели совместную военную операцию против Сербской Краины. Она вошла историю как операция «Буря» (хорв. Operacija Oluja, серб. Операција Олуја).

В результате этой операции была ликвидирована Республика Сербская Краина и Республика Западная Босния, созданные в 1991 году. Эта военная операция стала одной из крупнейших этнических чисток в Европе. Около 150 — 200 тыс. сербов стали беженцами.

Группы хорватских военных и полицейский спецназ провели зачистку территории, уничтожая целые селения и убивая тех, кто остался, в основном пожилых людей. Сотни гражданских людей были убиты. В Сербии и некоторые исследователи в России считают организаторов этой операции военными преступниками и ставят хорватских военных в один ряд с функционерами режима усташей (хорватская нацистская организация, отметившаяся геноцидом сербов, цыган и евреев в годы Второй Мировой войны). В Сербии и Республике Сербской день начала операции «Буря» является днем национального траура. В Хорватии же его считают днем победы.

Развал Югославии сопровождался серией военных конфликтов, в которых огромную роль сыграл фактор этнонационализма и религиозной розни (конфликт православия, католицизма и ислама). Началась ожесточенная война в Хорватии и Боснии и Герцеговине. Активными участниками конфликта стали США, НАТО и ООН.

Надо сказать, что югославские и постюгославские проблемы являются не только балканскими, и даже не только европейскими, но и мировыми. Здесь мы наблюдаем столкновение по линии Север — Юг (экспансия исламского проекта) и противостояние Запад — Восток. Сербы стояли на пути строительства Нового Мирового порядка, где нет места основным христианским ценностям, которые поддерживает православие.

Поражение сербов в этих конфликтах было обусловлено ещё политикой Иосипа Броза Тито, который устроил Федерацию по принципу национальных республик и автономных краев (эта же «мина» была заложена и под СССР и продолжает существовать в РФ). При этом нельзя забывать того, что Югославия проводила политику «сидения на двух стульях», являясь «троянским конем» в соцлагере и десятки лет получая помощь от США и НАТО.

Расплачиваться пришлось потерей значительной части сербских территорий, падением морального духа населения, и тем, что Белград в начале 21 столетия практически полностью лёг под Запад. Большую роль в этом сыграл разложившийся югославский партийный аппарат, находившиеся у власти в Сербии люди не захотели защищать государство. Вместо активных действий, включая силовые, они сдавали одну позицию за другой, предавая национальные интересы Сербии. В итоге ситуация дошла до потери «сердца Сербии» — края Косово.

Главным очагом югославской войны стала Хорватия. Это было обусловлено тем, что здесь проходила граница между католическим и православным мирами. Ничем особенным кроме религии, сербы и хорваты не отличались, будучи когда-то единым славянским народом. Кроме того, многие хорваты Далмации, Славонии и Герцеговины были окатоличенными сербами.

Вражда между сербами и хорватами создавалась столетиями, и главнейшую роль в этом процессе сыграл Ватикан. Уже во время Первой Мировой войны последовали первые сербские погромы, концлагеря и карательные экспедиции против сербов, в которых приняли участие многие хорваты. Вена санкционировала преследование сербов из-за конфликта с Сербией.

До второй половины 19 столетия сербы были относительно привилегированной, военизированной группой населения, которая защищала границы империи от турков. Во время Второй Мировой войны было создано Независимое Государство Хорватия и усташи стали решать сербский вопрос по принципу: «треть сербов уничтожить, треть изгнать, треть перекрестить». Сотни тысяч сербов были истреблены в концлагерях, хорвато-мусульманскими войсками, вермахтом, венгерскими и албанскими формированиями.

После завершения Второй Мировой войны в новой Югославии в состав Хорватии включили Восточную Славонию, Баранью, Западный Срем, Лику, Кордун и Далмацию. Предложения о получении местными сербскими общинами в районах, где они составляли большинство, автономии, сходной автономиям Воеводины и Косово, союзная власть отвергла.

Весной 1991 года произошли первые вооружённые столкновения между хорватской полицией и сербскими силами. В апреле 1991 года сербы провозгласили автономию на территориях, где они составляли большинство населения. В Загребе этот шаг сочли за мятеж. Министерство внутренних дел Хорватии санкционировало формирование значительного числа специальных полицейских подразделений. Франьо Туджман подписал указ о создании Национальной гвардии Хорватии, которая стала ядром хорватских вооруженных сил.

Сербы бойкотировали референдум о независимости Хорватии. 25 июня 1991 года хорватские власти приняли декларацию независимости. Через месяц после создания независимой Хорватии около 30% её территории контролировали вооруженные формирования краинских сербов и югославской народной армии. Противостояние переросло в настоящую войну, которая длилась несколько лет. Хорватов активно поддерживали страны НАТО, особенно США и Германия. Помощь также шла через частные военные компании.

В конце 1994 года при посредничестве ООН Книн (столица Сербской Краины) и Загреб заключили экономическое соглашение, которое касалось свободы движения по транспортным коммуникациям, работы нефтепровода и энергосистем. Однако политического соглашения достичь не удалось. Вскоре ситуация снова обострилась. Хорватская сторона не хотела продлевать мандат миротворцев ООН.

В ответ Книн приостановил все контакты с Загребом. Хорваты использовали перемирие для реорганизации и укрепления своих вооруженных сил, было сформировано восемь элитных гвардейских бригад, подготовленных по натовским стандартам. В ходе операции «Зима '94» эти части показали хорошие боевые качества, которые были выше, чем у военных соединений Республики Сербской и РСК.

В начале 1995 года Франьо Туджман потребовал вывести миротворцев ООН с территории Хорватии. ООН предложило план мирного урегулирования — «Z-4» («Zagreb-4»). Он предусматривал вхождение Сербской Краины в Хорватию на правах культурной автономии. Однако Книн отказался обсуждать этот план, пока хорватская сторона не продлит мандат миротворческих сил ООН в Хорватии.

Загреб продлил мандат миротворцев, но весной боевые действия возобновились. Хорватская армия захватила территорию Западной Славонии. 22 июля президенты Боснии и Герцеговины и Хорватии подписали документ о совместных действиях и взаимопомощи хорватских и боснийских войск. Хорватские войска, в ходе кампании «лето 1995», которая завершилась 30 июля, смогли прервать сообщение между Книном и Баня-Лукой, Северная Далмация попала в полуокружение. Для отвлечения внимания сербов, дипломатические переговоры по плану мирного урегулирования продолжались до 3 августа.

Силы сторон, план операции

В конце июля — начале августа в Хорватии провели мобилизацию и подготовили на границах РСК ударную группировку в 150 тыс. человек. Всего хорватские ВС насчитывали в это время около 250 тыс. человек, в МВД было 45 тыс. человек. Кроме того, в операции должен был принять участие 5-й корпус армии Боснии и Герцеговины (25 тыс. человек). Вооружённые силы Республики Сербская Краина насчитывали около 27 тыс. человек, на вооружении армии было 303 танка, около 300 единиц бронетехники, 360 артиллерийских орудий калибром 100-мм и выше. По плану мобилизации, численность вооруженных формирований могли довести до 62 тыс. человек.

Операцию «Буря» («Олуя») хорватское командование начало разрабатывать ещё в конце 1994 года. В планировании операции приняли участие инструктора из американской частной военной компании MPRI, также использовались разведданные НАТО. На главных направлениях сербскую оборону должны были прорвать гвардейские бригады и, не ввязываясь в бои по захвату укрепленных поселений, развивать наступление вгубь территории РСК. Задачу ликвидации оставшихся в тылу узлов сопротивления должны были решить домобранские полки (хорватский аналог территориальной обороны). В результате получался хорватский «блицкриг».

Общий план операции делился на четыре локальные операции, которые должны были провести отдельные корпуса (военные округа). Согласно плану «Олуя-1» части Загребского корпуса (около 30 тыс. человек) под командованием генерал-майора Ивана Башараца должны были уничтожить подразделения 39-го Банийского корпуса СВК под командованием генерал-майора Слободана Тарбука и соединиться с 5-м боснийским корпусом генерала Атифа Дудаковича в районе сел Жировац и Обляй.

Согласно плану «Олуя-2» части Карловацкого корпуса генерал-майора Миленко Црняца (15 тыс. человек) должны были уничтожить войска 21-го Кордунского корпуса под командованием генерал-майора Велько Босанаца (штаб в Войниче). «Олуя-3» предусматривал удар Госпичского корпуса генерал-майора Мирко Нораца (25 тыс. человек) по 15-му Личскому корпусу генерал-майораа Стево Шево и соединение с мусульманским корпусом на линии Кореничка-Капела — Тржачка-Раштела.

«Oluja-4» был подготовлен для Сплитского корпуса генерал-майор Анте Готовина (30 тыс. человек), он должен был вместе с силами спецназа МВД уничтожить 7-й Северодалматинский корпус под началом генерал-майора Слободана Ковачевича и захватить столицу Сербской Краины — Книн. Осиекский корпус должен был сыграть вспомогательную роль, отвлекать своими действиями силы 11-го Восточно-Славонского корпуса.

Полевой штаб ударной группировки под командованием генерал-майора Марьян Марековича располагался в городе Огулин. Операцию планировали реализовать за 4–5 дней. Затягивание операции считалось нежелательным, чтобы не вызвать негативную реакцию мировой общественности.

39-й Банийский корпус имел в своем составе около 7 тыс. человек (по другим данным, около 9 тыс.). В его составе было четыре бригады и самостоятельный отряд. Часть сил держала оборону против 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины. Командиром корпуса был Слободан Тарбук. Он в 1991 году был командиром бригады ЮНА, являлся опытным и инициативным командиром.

Корпус перед операцией «Буря» был мобилизован, приведен в полную боевую готовность, его оборона была хорошо подготовлена. Банийский корпус имел значительное количество бронетехники, даже превосходя по числу единиц противостоящий ему Загребский корпус. Однако уступал в артиллерии, как полевой, так и тяжелой.

Кроме того, его слабым местом было построение войск в одну линию, второй линии обороны не было, да и резервы были незначительными. Если бы хорватские войска прорвали оборону корпуса и захватили город Глина, которых находившийся в 10 км от передовой, линии коммуникаций Банийского корпуса оказались перерезанными. Отразить сильное наступление можно было только при поддержке войск Республики Сербской и Югославии.

На пути Карловацкого корпуса стояли части 21-го Кордунского корпуса. В его составе было три бригады. 21-й корпус был первым по численности бронетехники в ВС РСК (до 100 танков). Против хорватских войск командир корпуса генерал-майор Велько Босанац мог выставить две бригады — около 4 тыс. человек, третья бригада держала оборону в зоне наступления Загребского и Карловацкого корпусов хорватской армии.

21-й Кордунский корпус так же, как и 39-й, не имел оперативной глубины, для организации резервной линии обороны. В резерве корпуса Корпус специальных единиц (КСЕ) генерал-майора Милорада Ступара (около 5 тыс. бойцов). Однако его боеспособность была низкой, он в большинстве своём состоял из отловленных дезертиров. Под удар хорватского Карловацкого корпуса попадала и одна бригада 15-го Личского корпуса (1,5 тыс. человек).

15-й Личский корпус имел в своем составе четыре бригады — всего около 6 тыс. человек. Корпус Стевана Шево держал оборону против хорватов на фронте длинной в 150 км, одна бригада была направлена против мусульман. Столицу Сербской Краины защищал 7-й Северодалматинский корпус.

По численности он был первым в крайинской армии — около 10 тыс. человек. Однако его позиции имели слабое место — в ходе летних операций, хорватские войска захватили долину Ливно и Грахово, вышли в тыл Северодалматинскому корпусу.

В результате войска хорватов нависали с севера над столицей республики, и столичный район стал крайне неудобен для обороны. В случае успеха хорватских войск на других направлениях, Северодалматинскому корпусу необходимо было быстро отступать в строну пограничного городка Срб, чтобы не попасть в «котел».

Перед началом операции была проведена информационная кампания, направленная против РСК. Хорватское телевидение, радио, газеты пропагандировали мощь вооруженных сил Хорватии, говорили о слабости армии Республики Сербская Краина, развале её государственности, скором конце «мятежников». Во многом это была правда.

Главные причины падения РСК были внутренними, «сербскими». Несмотря на переход военного превосходства к хорватам и всестороннюю помощь (от дипломатической до поставок оружия), которую им оказывало «мировое сообщество», у сербов были шансы выстоять. Сыграла свою роль позиция Слободана Милошевича, который не видел будущего у сербских автономий в составе Хорватии. Многие краишники возлагали надежду на Слободана Милошевича, что он спасет Сербскую Краину, между РСК и СРЮ имелся и договор о военной помощи.

Но Милошевич не захотел помогать РСК, Югославия и так находилась под прессингом международных санкций, и Белград не хотел ещё более ухудшать отношения с Западом. В частности, в РСК постоянно располагалось около 1 тыс. офицеров югославской армии, перед нападением хорватской армии они «испарились».

Да и власти РСК словно забыли про идею, о необходимости сражаться за Родину, про национальные интересы. Из-за равнодушия властей РСК к будущему республики, среди краинских сербов царила апатия, люди массово уезжали в различные страны Европы, в Югославию, вооруженные силы были в плачевном состоянии, военных из них массово дезертировали.

Руководство РСК настолько низко оценивало шансы на успех, что уже 3 августа начало эвакуировать гражданское население. Необходимо отметить и условное единство РСК. Все три её части — Книнская Краина, Западная Славония и Восточная Славония были полусамостоятельными областями. Восточная Славония практически всю войну оставалась под контролем Белграда.

Её безопасность обеспечивал Новосадский корпус ЮНА, дислоцированный в соседней Воеводине. Поэтому, местное сербское руководство в Вуковаре не особенно тревожилось из-за падения Книна, когда Западная Славония и Кинская Краина были под ударом, на Восточно-Славонском фронте было относительно спокойно.

В 2 часа ночи 4 августа хорватские власти официально известили командование миротворческого контингента о начале операции. Извещены были и командиры миротворческих секторов, а они, в свою очередь, сообщили о готовящемся нападении сербам. Войска ООН, которые должны были остановить агрессоров, безо всяких препон пропустили хорватские части.

Только в некоторых местах возникли «недоразумения». Некоторых военнослужащих ООН взяли в плен и использовали в качестве «живого щита», наблюдательные пункты подвергались обстрелу, несколько миротворцев из Дании, Чехии, Непала убили и ранили.

В 5.00 утра 4 августа 1995 года хорватская армия начала операцию «Буря». Она началась с массированного артиллерийского обстрела и удара хорватских Военно-Воздушных сил по командным пунктам вооруженных сил Республики Сербской Краина. Кроме того, ряд объектов на границе атаковали диверсионные отряды хорватской армии.

Вечером самолеты ВВС НАТО атаковали позиции сербских ракетных войск и ПВО. За артподготовкой хорватская армия перешла в широкомасштабное наступление по всем основным направлениям. В этот же день хорватский президент обратился «к хорватским гражданам сербской национальности».

В обращении сообщалось, что хорватская армия вынуждена провести операцию по возвращению «оккупированных территорий» в состав Хорватии и восстановлению там «контитуционно-правового порядка», так как возможности решения проблемы дипломатическим путем исчерпаны. Сербским военным предлагали сложить оружие, а гражданским лицам оставаться в домах и спокойно ожидать установления законной власти. Одновременно Загреб уверял мировое сообщество, что это — не война, а восстановление единства Хорватии.

Удары хорватской авиации и ВВС не дали ожидаемых результатов. В целом в первый день боевых действий сербские войска на передовой достойно встретили противника, несмотря на его значительное численное преимущество. Командир Загребского корпуса Башарац изменил первоначальный план, по которому должны были действовать подчиненные ему силы, и дал приказ 2-й гвардейской бригаде штурмовать позиции сербов в Петринье.

Хотя гвардейцы были должны окружить город и продвигаться дальше. Штурм хорошо укрепленных позиций 31-й пехотной бригады 39-го Банийского корпуса (БК) СВК не принёс успеха. Сербская артиллерия уничтожила несколько танков, значительные потери были у хорватской пехоты. 153-я пехотная бригада, атаковавшая позиции 24-й бригады, также не добилась успеха. Ещё одну вспомогательную атаку на Костайницу отбили бойцы 26-й бригады БК.

21-й Кордунский корпус (КК) отразил все атаки частей Карловацкого корпуса. 11-я пехотная бригада пресекла попытку хорватских войск форсировать реку Купа к востоку от Карловаца. 13-я пехотная бригада остановила наступление Домобранских полков к юго-западу от Карловаца. Бригада занимала оборону по реке Корана. Сербы также отбили попытки хорватов окружить город Плашки. При этом часть хорватских войск нарвалась на минные поля.

15-й Личский корпус оказался в более тяжелой ситуации. В районе Госпича сербские войска смогли отбить удар врага. Сильная атака 9-й гвардейской бригады, при поддержке двух Домобранских полков Госпичского корпуса натолкнулась на яростное сопротивление 18-й пехотной бригады под Любово. Сербская 9-я моторизованная бригада отбила удар противника у Медака.

1-я гвардейская бригада Госпичского корпуса смогла пробить брешь в сербской обороне на стыке двух бригад Личского корпуса, у подножия гряды Капела. Но сербский резерв — Корпус специальных единиц, смог остановить хорватский прорыв у Личка-Ясеницы. На других направлениях хорватские войска только смогли несколько потеснить сербов, не прорвав их оборонительные порядки.

Наибольших успехов хорватская армия достигла в районе Книна. Как и ожидалось, потеря боснийскими сербами Грахова в июле, привела к тому, что части 7-го Северодалматинского корпуса оказались в полуокружение, которое оставалось только замкнуть. Сербским войскам в этом районе приходилось сдерживать удары врага, ведущееся одновременно с южного, западного, северо-западного и восточного направлений.

Чистым от войск противника оставалось только северное направление. Книн подвергся массированному артобстрелу. По городу было выпущено около 5 тыс. снарядов. Со стороны Грахова по Книну нанесли удар 4-я и 7-я гвардейские бригады, она к вечеру смогли пробить оборону 3-й Оперативной Группы, тесня её силы к Книну. На других направлениях части Северодалматинского корпуса отразили атаки противника. Но к вечеру стало известно, что батальон 9-й гвардейской бригады и хорватский спецназ МВД в схватке за перевал Мали Алан смогли проломить оборону 9-й моторизованной бригады 15-го Личского корпуса.

Хорватские войска развили наступление в направление Свети Рока и горы Челавац, вдоль дороги ведущей в Грачац. Как уже отмечалось, сербские войска не имели резервных позиций и в условиях быстрого наступления противника, не успели закрепиться на новых рубежах. 9-я моторизованная бригада стала отходить на восток, Северодалматинский корпус и столица РСК оказались под угрозой окружения. Ночью части 7-го корпуса начали отступление к столице. Оборона Северодалматинского корпуса стала рушиться. Многие солдаты бросили подразделения, чтобы спасти свои семьи.

Сербы начали эвакуацию ещё 3 августа. 4 августа эвакуация приобрела официальный и тотальный характер. Верховный совет обороны республики во главе с президентом Миланом Мартичем из-за угрозы потери большей части территории Северной Далмации и части Лики, начал эвакуацию гражданского населения общин Книн, Бенковац, Обровац, Дрниш и Грачац.

Отвод населения планировали проводить по маршруту Книн — Отрич — Срб — Лапац. Ночью военно-политическое руководство РСК переехало из Книна в Срб, город в 35 км от столицы. Последним из столицы отступил утром 5 августа батальон 75-й моторизованной бригады. Утром хорватские солдаты заняли Грачац и 7-й Северодалматинский корпус, под угрозой полного окружения, оставил район Бенковац-Обровац-Кистанье.

Колонны беженцев забили все дороги, но эвакуироваться удалось довольно организованно. Сербы знали, что Хорватии нужна их территория, но без них, поэтому уходили почти всем народом. Зная, что пощады не будет, бежал целый народ. Это была настоящая трагедия.

Отступление 7-го Северодалматинского корпуса и военно-политического руководства республики резко осложнили ситуацию и на других направлениях. А главное — парализовали волю к сопротивлению. 5 августа против 15-го Личского корпуса выступили войска исламистов из Боснии и Герцеговины, которые ударили с тыла. Все сербские войска участвовали в отражении хорватского наступления, поэтому боснийская граница в районе Бихача была прикрыта очень слабо.

В ночь на 5 августа 502-я горная бригада армии Боснии и Герцеговина начала наступление и без особого сопротивления заняла город Личко Петрово Село. К обеду хорваты и мусульмане соединились у местечка Тржачки Раштела, РСК была разрезана надвое. Южные и северные сербские соединения потеряли связь. Другая бригада 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины пробивалась к Кореницам, где был штаб 15-го Личского корпуса.

9-я гвардейская бригада Госпичского корпуса преодолела сопротивление сербов под Любово. Сербам пришлось эвакуировать все свои самолеты с базы ВВС Краины в Удбине в Баня Луку. Хорваты стали пробиваться к Кореницам. В итоге 15-й Личский корпус была раздроблен на три очага сопротивления: в Врховине — 50-я пехотная бригада, в Буниче — 18-я пехотная бригада, в районе Доньи- Лапац — 103-я легкая пехотная бригада. 21-й Кордунский корпус продолжал отражать атаки хорватских войск, но удар 505-й бригады 5-го корпуса заставил ввести в бой последние резервы.

6—7 августа сербская оборона окончательно развалилась. Военнослужащие и жители бежали в Республику Сербскую. Были уничтожены последние очаги сопротивления 15-го Личского корпуса. Хорваты захватили Отрич. 6 августа хорватский президент прибыл в столицу РСК и произнес поздравительную речь. Фактически это была победа хорватской армии.

В ночь на 6 августа сербские войска оставили Петриню. Хорваты также заняли Глину, поставив под угрозу окружения остатки сил Кордунского корпуса. 7 августа хорватские войска захватили Двор, в городе Топуско в окружение попало около 6 тыс. сербских солдат и десятки тысяч беженцев. В этот же период 5-й корпус ликвидировал союзную РСК Западную Боснию.

После разгрома армии Краины, большая часть солдат Автономной области Западной Боснии разбежалась или перешла на сторону противника. Исламисты заняли Велику-Кладушу практически без сопротивления. 8 августа хорваты уничтожили последние очаги сопротивления, захватив Срб и Доньи Лапац. Командир 21-го Кордунского корпуса Чедомир Булат, подписал капитуляцию (прежний командир корпуса, генерал Босанац пропал без вести под Карловацем). Сербы сдали все тяжелое вооружение, а хорваты пропустили военных и гражданских беженцев, под гарантии миротворцев ООН, а территорию Югославии.

Заключение

Республика Сербская Краина были ликвидирована за 4 дня. Также была уничтожена союзная РСК — мусульманская Республика Западная Босния. Более 200 тыс. сербов лишились своей Родины, бежав в Югославию и в Республику Сербскую. Хорватские власти и их покровители с Запада реализовали свою задачу — очистили Хорватию от сербов. Хорватские военные провели настоящую «зачистку» — убивали оставшихся людей, в том числе женщин, детей, стариков, уничтожали целые поселения, культовые сооружения.

Вину за военные преступления хорватских властей разделяют с ними США, которые консультировали хорватскую армию по вопросу проведения военной операции на РСК, помогали Загребу против «восставших сербов». Американские военные советники вели подготовку хорватской армии. НАТО делилось разделывательной информацией и даже наносило авиаудары по сербским позициям.

Более того Вашингтон в рамках стратегии переписывания истории и применения принципа двойных стандартов, обвинил сербскую сторону в провоцировании хорватов. По мнению американцев, сербы сами спровоцировали вторжение хорватской армии. Среди виновников трагедии сербского народа — Германия, которая оказывала военно-материальную и дипломатическую поддержку Хорватии.

Необходимо отметить и отрицательную роль «миротворцев» ООН, которые не только не защитили сербов, но и своим присутствием подорвали их боевой дух (до их прибытия сербы защищали себя сами). Деятельность ООН заключалась в словах о мире, а не реальных делах в защиту мирных граждан.

Нельзя забывать и про действия самих сербов. Боевой дух сербских военных и населения области был подорван равнодушием к будущему РСК — собственного руководства Республики и руководства Югославии. Виноват и лично Слободан Милошевич, который постоянно озирался на Запад и не вмешался, несмотря на соглашение о совместной обороне с Краиной.

Тот, кто не хочет сам себя защищать, обречён. Десятки тысяч сербов, которые могли с оружием в руках биться за своё будущее, защищать Родину, отстаивать честь предков, которые поколениями жили на этой земле и оставили её за собой, бежали. Как говорили древние, горе побеждённым! Если бы все сербы дрались как вьетнамцы, их бы пришлось уничтожать поголовно. А это нельзя делать в центре Европы, слишком много шума.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS