Русская программа: О русской экономической модели | Русская весна

Русская программа: О русской экономической модели

Прежде чем говорить об экономике как об объекте приложения национальных сил, необходимо обозначить ключевой субъект будущей русской экономики — её производительный слой, охватывающий национально мыслящих хозяйственников, предпринимателей, изобретателей и инженеров. Это достаточно широкая группа людей, соответствующих следующим требованиям:

1. Профессионализм, высокая деловая компетентность;
2. Честность, соблюдение традиционного морально-этического кодекса;
3. Патриотизм, готовность служить России и русскому народу.

Необходимо, чтобы тон в национальной экономике задавали люди такого типа, а не алчные дельцы, склонные к наживе любой ценой, и не компрадоры, духовно и материально привязанные к загранице. Поэтому первоочередным шагом должно стать формирование корпоративного объединения русских предпринимателей, которое впоследствии станет локомотивом перемен в деловом и общественном климате нашей страны.

Кроме возможностей обмена опытом, делового сотрудничества и создания комфортной среды общения для единомышленников, эта русская бизнес-корпорация, своеобразная купеческая гильдия современной России, должна также принять на себя ответственность за будущее русской экономики, за определение экономической стратегии державы.

Как показывает международная и отечественная практика, никакого иного принципа для устойчивого и надёжного объединения бизнесменов, кроме этнической солидарности, не существует. Любые другие объединения носят внутренне противоречивый характер, пытаясь примирить множество частных интересов, и являются скорее способом смягчить конкуренцию между своими членами, нежели реализовать долгосрочные общие цели.

В отличие от коммерческих, отраслевых, территориальных и прочих бизнес-сообществ, национальные корпорации выделяются осознанием связи своего личного успеха с коллективным успехом своего народа, и нацелены не на частную конкуренцию между индивидуумами, а на коллективную конкуренцию с иностранными национальными коллективами.

Принимая ответственность за будущее своей страны и народа, национальной деловой элите необходимо сознавать реальное место России в мировом экономическом пространстве и в мировой хозяйственной истории, чтобы выдвигаемая стратегия развития была не очередной утопией, а носила прагматический характер, опирающийся на реальную обстановку.

Прежде всего, невозможно не учитывать уникальное географическое расположение нашей страны в зоне рискованного хозяйствования, ведь природа России не имеет аналогов по длине морозного сезона и краткости лета. Эти факторы плюс удалённость от незамерзающих морей существенно снижают рентабельность многих отраслей хозяйства — прежде всего агросектора, дорожного и иного капитального строительства, транспорта.

Из-за этой низкой хозяйственной привлекательности территория России была освоена на тысячелетия позже, нежели старые центры цивилизаций в Европе и на Ближнем Востоке, в долинах Ганга и Хуанхэ. Следствием более сурового климата и более позднего исторического старта стали более низкая плотность населения и существенно более слабое развитие инфраструктуры, в частности дорожной сети и портов.

Суровый климат, а также сравнительно краткая и скудная экономическая предыстория (проявляющаяся в т. ч. в упомянутых инфраструктурных проблемах) стимулируют отток капитала из России. Деньги стремятся туда, где они могут приносить больше прибыли. Объективные условия, обеспечивающие перевес оттока над притоком, трудно переиграть с помощью субъективных решений: преференций, налоговых льгот, рекламных кампаний и т. д. Традиционно обозначенная проблема решалась запретительными мерами, замыканием России в себе — апофеозом такой стратегии стал советский период. Однако в современном мире тот, кто замкнулся — тот выпал из мирового развития, тот проиграл. Нужны иные подходы, позволяющие русской экономике победить историю с географией.

Одновременно надо очень чётко представлять себе, что ведущие экономические центры Западной цивилизации достигли своих высот не только благодаря удачному географическому расположению (долгое лето, короткий отопительный сезон, близость незамерзающих портов и т. д.). Важным источником западного экономического взлёта стало многовековое ограбление колоний, использование рабского труда «недочеловеков». (В качестве штриха: одним из объяснений фантастических темпов сталинской индустриализации считается использование рабского труда узников ГУЛага. Однако такая рабсила в СССР применялась всего лишь на протяжении двух мирных десятилетий и в её состав входило не более 2% трудоспособного населения страны. Для сравнения, труд негров-рабов в Северной Америке использовался на протяжении двух столетий, и численность африканских «трудармий» достигала порой 20% взрослого населения США.)

Сконцентрировав в своих руках небывалые финансовые ресурсы, западные бизнес-элиты получили колоссальные конкурентные преимущества в соревновании с предпринимателями иных стран. Одним из самых наглядных преимуществ (но далеко не единственным) является обладание мировыми валютами, долларом и евро, эмиссия которых позволяет увеличивать своё национальное богатство с помощью печатного станка, не утруждая себя созданием новых ценностей. Кроме того, весьма внушительный политический и военный потенциал ведущих западных государств служат реализации долгосрочных экономических задач тамошних бизнес-элит. Наши конкуренты прикладывает недюжинные усилия для удержания своего глобального лидерства и извлечения новых выгод во всех частях света.

Поэтому абсолютно наивным было бы считать, что либерализация экономики может автоматически вывести Россию в число передовых и процветающих держав, а «незримая рука рынка» способна уравнять наших сограждан с жителями богатейших регионов мира. Наши стартовые условия заведомо неравны с глобальными лидерами, против нас в такой гонке работают не только география с историей, но и политика с экономикой (то есть весомые политические и финансовые игроки). Поэтому, отдавшись на «волю волн», мы будем не сокращать разрыв, а увеличивать отставание, что, собственно, и происходило на пике либерализации, в девяностые годы.

Нашим единственным объективным преимуществом являются огромные природные ресурсы, доступ к которым хотя и был затруднён из-за их географического расположения, но по мере технического прогресса становится всё более и более реальным.

Если большинство объективных факторов работает против нас, неизбежна ставка на субъективные ресурсы. Для выхода в число мировых экономических лидеров России необходима мобилизация национальной воли и более высокий уровень самоорганизации бизнеса и общества. Нам необходима ставка на национальный менталитет, поскольку именно ставка на национальный менталитет оказалась важным ресурсом Японии и «дальневосточных тигров» (единственной на сегодня группы стран, сумевших в ХХ веке догнать западных лидеров). Однако опыт Дальневосточного региона в полном объёме так же не пригоден для России, как и опыт Западной Европы,- хотя бы потому, что страны тихоокеанского побережья находятся в куда более благодатных климатических условиях. России нужна своя, национальная модель экономики, опирающаяся на собственный исторический опыт и геоэкономические реалии.

Эту модель можно характеризовать следующими признаками:
1. Высокая роль государства как локомотива прогресса, важного инвестора и координатора долгосрочных планов;
2. Значительная степень самодостаточности, ориентация на внутренний спрос и отечественное производство;
3. Ставка на передовые технологии в глобальном разделении труда. Превращение страны в головное мировое КБ;
4. Солидарное использование природных богатств, общенациональная заинтересованность в их эффективном освоении;
5. Геополитическая конкуренция как стратегический двигатель экономики. Необходимость опережающего развития для защиты своих духовных ценностей и национальной безопасности.

Почему нам требуется вернуть в русскую экономику государство? В отличие от климатически благоприятных территорий планеты, как магнитом притягивающих частные капиталовложения, холодная северная Евразия не может обойтись без целенаправленной инвестиционной политики, без государственных капиталовложений. Государство в России не может быть только «ночным сторожем», оно было и будет впредь инициатором крупнейших стратегических проектов, обеспечивающих прорыв страны в будущее.

Такими проектами явились, например: создание Уральской металлургической базы при Петре Великом; строительство Транссиба и связанное с ним первое, столыпинское освоение целины при Николае Втором; реализация ленинского плана ГОЭЛРО; овладение ядерной энергией при Сталине; развитие ракетной техники и реактивной авиации в пятидесятые-семидесятые годы ХХ века; освоение нефтегазовых запасов Западной Сибири во второй половине ХХ века. В будущем, как и в прошлом, только государство может обеспечить достаточные вложения в те направления прогресса, которые не приносят прибыли в ближайшее десятилетие, зато обеспечивают лидерство России в долгосрочной перспективе.

Вложения государства в развитие национальной экономики будут носить не характер прямых капиталовложений в госпредприятия, как при социализме, а осуществляться следующими способами:

1. Денежная эмиссия под облигации развития;
2. Размещение государственных резервов в инвестиционных фондах;
3. Строительство предприятий в «точках роста» с последующим акционированием;
4. Бюджетное финансирование важнейших направлений НИОКР в головных НИИ и КБ частно-государственных холдингов.

Предстоящий выпуск облигаций развития, определение «точек роста» и важнейших направлений НИОКР предполагает возвращение к практике государственного планирования, но гораздо более современного и гибкого, нежели в советскую эпоху. В центр этого процесса встанет не планирование производства, как в СССР, а планирование уровня жизни, планирование спроса и привязка к нему производственных планов. Русская элита должна научиться прогнозировать и обеспечивать соответствующими экономическими механизмами достойный уровень жизни русского народа.

Мы считаем необходимым создать Совет крупнейших производителей и банков при Президенте. Этот Совет, опираясь на выводы экономистов и социологов, будет утверждать общие, не детализованные планы развития на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Согласно этим планам потребуется коренным образом изменить идеологию Министерства экономического развития и Центрального банка. Они превратятся в плановые органы, которые будут рассматривать бизнес-проекты и утверждать те из них, которые согласуются с государственной стратегией развития. Под облигации утверждённых проектов ЦБ будет эмитировать национальную валюту в объёмах, необходимых для обеспечения динамичного развития экономики.

Таким образом, эмиссия рубля в нашей стране будет привязана не к доллару, т. е. не к внешнему спросу, а к собственным долгосрочным и среднесрочным планам развития. В таком случае главными активами нашего Центробанка станут не валютные авуары, а обязательства Российского государства и его частных партнёров под национальные экономические программы и перспективные проекты в отечественной экономике. Так будет простимулировано ускоренное развитие российского народного хозяйства, устранена проблема дефицита денег для реализации перспективных экономических планов, и одновременно снижена зависимость национальной валюты от конъюнктуры внешнего рынка.

С другой стороны, в России на новом уровне возродится система планового развития: не прежнего государственного планирования, целиком зависимого от бюрократического аппарата Госплана, а национального планирования, привязанного к экономически и социально обоснованным планам русских предпринимателей. При этом реализация крупных проектов, финансируемых через эмиссию, потянет за собой активность средних и малых предпринимателей, привлекаемых к осуществлению крупных проектов как поставщики и подрядчики.

Параллельно Российское государство должно изменить практику формирования и хранения своих финансовых резервов. Размещение их на депозитах иностранных банков является вкладом в чужую экономику, поэтому предпочтительным надо считать вложение в высоколиквидные инвестиционные фонды на территории собственной страны. Акции этих фондов в кризисных ситуациях можно продать и пополнить бюджет. Однако главной гарантией устойчивости страны являются не сбережения, отложенные на чёрный день, а высокая динамика развития, уменьшающая вероятность наступления пресловутых «чёрных дней».

Третьим способом государственных инвестиций станет направление средств в «точки роста», развитие которых способно радикально снизить внешнюю зависимость страны или обеспечить внедрение новой технологии. Например, если отечественное животноводство критически зависит от состояния племенного дела, государство должно построить десятки племенных заводов, акции которых будут впоследствии проданы заинтересованным русским аграриям. Точно также, к примеру, если мы прогнозируем через 5–7 лет массовое внедрение передовой технологии лечения сосудистой системы, то производственные линии могут начать строиться уже сегодня, а акционироваться — когда выйдут на самоокупаемость.

Наконец, четвёртый способ — безвозвратное финансирование долгосрочных научно-технические проектов, которые вернут России место мирового инновационного лидера. Реализация таких проектов позволит нашей стране не только завоевать первенство на отдельных ключевых направлениях прогресса, но также привлечь в Россию высококвалифицированных иностранных специалистов, в том числе молодёжь, которая пополнит генофонд нашего народа, дополнительно расширит его культурный горизонт. Инициированные государством глобальные исследовательские и конструкторские проекты позволят не только повернуть вспять утечку капитала, но и повернуть вспять утечку умов. Речь идёт именно об амбициозных проектах, таких как открытие новых источников энергии, создание новых видов транспорта, победа над болезнями, колонизация космических тел и т. д. Россия должна стать Меккой молодых гениев, заинтересованных в решении столь масштабных задач.

России необходимо обеспечить Технологический суверенитет, стать независимой от зарубежных центров технологической державой. Однако нельзя забывать, что технологический суверенитет в современных условиях обеспечивается не изоляцией страны, а поддержанием динамического конкурентного равновесия, где наши партнёры привязаны к нам не меньше, чем мы к ним.

В настоящее время технологическая независимость не может быть обеспечена созданием замкнутой экономики и автаркического, закрытого комплекса научных разработок. Современный мир живёт в режиме интенсивного обмена своими достижениями. Номенклатура необходимых товаров и комплектующих столь широка и разнообразна, что физически не может быть выпущена в одной стране. Важнейшие открытия совершаются не обособленными затворниками, а рождаются как результат творческого диалога целого ряда научных школ, расположенных в разных уголках планеты. При таком интенсивном обмене знаниями засекречивание исследований оправдано лишь в узком диапазоне военных направлений. Такое же утверждение справедливо и в отношении замкнутых производственных цепей. В целом наука и экономика должны быть открыты мировым процессам, иначе неизбежны консервация, попадание на «обочину прогресса» и нарастающее отставание.

Вот почему жизненно необходимо добиться мирового лидерства России на нескольких, наиболее перспективных для нас направлениях научно-технического прогресса, сосредоточив там значительные творческие и материальные ресурсы, выдвинув амбициозные идеи мирового масштаба. Только страна, имеющая на руках подобные козыри, может чувствовать себя в безопасности, поскольку интерес к её технологиям будет ничуть не ниже, чем её собственный интерес к технологиям зарубежным.

Центральным критерием эффективности научных проектов должны быть не объёмы освоенных средств и даже не индексы мирового цитирования авторов, а решение конкретных, осязаемых задач, например: создание рентабельного скоростного струнного транспорта, эффективного способа использования термальной энергии, механизма разработки и доставки лунных полезных ископаемых, исцеление диабета через запуск внутренней выработки инсулина организмом и т. д., и т. п. Главное, чтобы поставленная задача была востребована человечеством и при её решении мы опередили всех остальных конкурентов.

Добиться этого приоритета можно только в открытом, а не в закрытом режиме, привлекая к себе зарубежных специалистов и скупая «ноу-хау». Если сегодня «Сколково» действует как центр предпродажной подготовки русских идей, которые в виде «научного сырья» на корню скупаются ведущими зарубежными лидерами НТП, то в перспективе можно создать подобные центры-«пылесосы» за границей, и привязать их работу к российским головным институтам, претендующим на планетарное лидерство. В качестве базовых направлений прорыва следует взять те, где у России уже есть солидный задел: космос, энергетика, авиация, добавив сюда новые направления в медицине и биотехнологиях, где нам ещё предстоит подниматься с более низких стартовых позиций. В итоге наша, неизбежная в глобальной экономике, зависимость от иностранных достижений в одних отраслях будет компенсироваться обратной зависимостью иностранных исследователей и производителей от нас.

Россия должна стремиться занять на мировом рынке такую нишу, как разработка и производство высокотехнологичной продукции, т. е. превратиться из экспортёра сырья в экспортёра идей, головное Конструкторское Бюро планеты.

Возможности такой специализации обеспечены следующими предпосылками:

1. При разработке и создании наукоёмкой продукции транспортные и климатические издержки минимальны в расчёте на единицу стоимости, что позволит снизить нашу вековую зависимость от географического фактора;
2. Россия обладает богатой национальной традицией научно-технического творчества; весомая доля важнейших открытий и изобретений ХХ века сделана русскими.
3. Для массового производства наших разработок мы можем задействовать потенциал соседних с нами стран, которые расположены в благоприятном климатическом поясе и/или обладают богатейшей традицией высокоточного производства (таких, как давно завоевавшие уважение на рынке готовых изделий Германия, Япония, Чехия, Швеция или догоняющие их Южная Корея, Китай).

Стратегия международной кооперации, выгодная для нас, выглядит следующим образом. Добившись приоритета на определённых направлениях прогресса, мы должны выстраивать производственные цепочки, где расположенные в России головные предприятия-разработчики будут размещать часть серийного выпуска на заводах стран с высокой производственной культурой. Таким образом обеспечивается как высокое качество конечной продукции, так и доминирование России в обозначенных сегментах.

На этом пути частично решается и проблема утечки капитала. Поскольку капитал закономерно стремится переместиться в природные зоны, с более высокой рентабельностью и в регионы с исторически более развитой инфраструктурой, наша задача — поставить этот естественный процесс на службу России. Нужно приветствовать приобретение русским капиталом предприятий, кооперирующихся вокруг головных российских разработчиков. Таким образом, мы сможем добиться не только технологического, но и финансово-имущественного контроля над сформированными международными научно-производственными комплексами.

Ещё одна из амбициозных задач России — стремление к солидарной экономике, которая не отрицает частную инициативу, но гармонизирует её, соединяет с общенациональными интересами.

В будущем солидарном обществе частная собственность будет ограничена только в трёх секторах, связанных с ресурсами, возникающими без прямого участия человеческого разума и труда, стоимость которых не может быть справедливо оценена рыночным путём. Речь идёт о земле, о природных недрах, и о кредитно-финансовых ресурсах (денежной ренте).

В случае с собственностью на землю это будут только умеренные ограничения, стимулирующие обработку земли (или её иное полезное использование) и препятствующие земельным спекуляциям.

Что касается содержимого недр, в перспективе его необходимо полностью перевести его в общенародную собственность. Доходы от эксплуатации полезных ископаемых частично будут поступать в распоряжение государства, а частично направляться на личные счета всех граждан страны, включая детей. Во избежание нецелевого использования этих средств их вложение может быть ограничено только гуманитарными инвестициями: в образование, в оздоровление и в жилищное строительство.

Кроме того, часть доходов от общенародных недр может поступать на персональные бюджетные счета граждан, используемые только для целевого финансирования муниципальных бюджетов. Вместо сложного пути централизованных федеральных дотаций, добирающихся от Кремля до городских микрорайонов и сёл через барьеры многочисленных бюджетных уровней, можно внедрить прямую народную систему формирования бюджета, когда люди будут ежегодно голосовать своими персональными бюджетными пакетами за тот или иной проект, предложенный муниципальной властью. Такая форма финансирования как нельзя лучше выражает принцип современной солидарной экономики: соединение частных инициатив с общенародным интересом. Также описанный подход воплощает принцип демократии большинства, в противовес распространённой ныне манипулятивной демократии меньшинств.

Наконец, в банковском деле необходимо избежать финансовых спекуляций и откровенной эксплуатации вкладчиков, когда банк, имея огромную прибыль, не способен обеспечить своим депозитариям даже защиту от инфляции. Необходимо стремиться к тому, чтобы размер денежной ренты (ссудного процента) коррелировал с прибыльностью сделанных финансовых вложений.

Для успешного решения финансовых и хозяйственных проблем России необходима национальная экономическая школа. Парадоксальным образом экономическая наука, которая чуть ли не догматизирует принцип конкуренции, оказалась лишена этого основополагающего принципа. Если прежде существовали немецкая, австрийская и прочие школы, выдвигавшие свои оригинальные и смелые концепции, то ныне всё пространство экономической мысли монополизировано глобальным либеральным учением. При этом очевидно, что экономика ещё далека от того аксиоматического уровня, как математика, физика или астрономия, чтобы давать точные прогнозы и делать неопровержимые утверждения.

В этих условиях заявления о том, что всё в экономике уже известно, и нам осталось только повторять зады либеральных гуру — выглядят совершенно антинаучными. Русские экономисты должны продолжить поиск глобальных экономических закономерностей и изучать их конкретную национальную специфику применительно к России. Полная идейная зависимость от либерализма или марксизма — это творческий тупик.

Мы должны отвергнуть теоретическое противопоставление бизнеса и государства, распространённое в либеральной среде. Это мнимая проблема, толкающая бизнес к асоциальному поведению. Такие взаимоотношения возможны либо в случае с компрадорским бизнесом, который намерен ограбить страну и «слинять»; либо в случае с колониальной властью, которая намерена ограбить туземных бизнесменов и заменить их иностранными. В случае национальной власти и национального бизнеса — положение, к которому мы стремимся — доминировать должны не противостояние, а сотрудничество и взаимопомощь.

Мир стоит на пороге смены экономической парадигмы. Все, ранее претендовавшие на универсализм школы — и Маркс, и Смит — исходили из аксиомы неограниченного развития. В то время казалось, что все основные параметры — потребление, прибыль, трудовые и природные ресурсы — имеют тенденцию к неограниченному росту. Однако уже к концу ХХ века человечество подошло к пределу доступных ресурсов, ограниченных размерами планеты. Трудно отрицать, что эти пределы установлены надолго, по меньшей мере — на несколько веков, пока человечество не сумеет выйти за границы своей земной колыбели. На этот период главным критерием экономической эффективности может стать не гонка за прибылью, а разумная достаточность, освоение труднодоступных ресурсов, а также совершенствование сферы нематериального производства. Русские всегда были исключительно сильны в нематериальной сфере, и у нас есть все шансы выйти в лидеры на этом направлении.

Русская экономическая школа призвана описать особый тип экономики, возникший в зоне рискованного хозяйствования, в природном ареале Великого Севера. Нам предстоит понять механизм русского успеха на пути в зону низкой естественной рентабельности — преодоление природной среды через новые технологии, через политическое регулирование издержек, через культуру самоограничения, через этику первопроходцев и т. д. Это имеет большое практическое значение для будущего всей Земли, так как освоение Севера в значительной степени похоже на перспективное освоение космоса, где человечеству придётся столкнуться с аналогичными экономическими вызовами (расстояния, низкая рентабельность, ограниченность ресурсов, низкая плотность населения и т. д.)

На протяжении веков одним из важнейших стимулов развития Российской цивилизации в целом, и русской экономики в частности, была геополитическая конкуренция. Мотивация хозяйственного и технического прогресса у нас основывалась не столько на стяжательстве, сколько на стремлении защитить свои духовные ценности и национальную безопасность. В нашу эпоху для решения этих задач недостаточно достичь только военного паритета, необходимо также обеспечить финансовый и информационный паритет.

Для обеспечения безопасности очень важно поддержание экономической независимости. Россия потенциально способна производить любые товары, от носков до айфонов, за исключением разве что тропических фруктов (и те можно выращивать в оранжереях). В штатной ситуации такое всестороннее производство нерационально, выгоднее осуществлять интенсивный товарообмен. Однако готовность перейти к самообеспечению по любой рыночной позиции должна присутствовать постоянно. Для этого необходимо расширить линейку производимых в России товаров.

В стране должен быть создан специальный орган экономической безопасности на случай санкций, природных катастроф и иных непредвиденных случаев. Он должен обеспечивать не только наличие государственного резерва, не только поддерживать современными стимулирующими мерами достаточное широту товарного ассортимента в стране, но и обеспечивать диверсификацию внешнеэкономических связей, гарантирующих некритическое сокращение источников поставки и рынков сбыта в случае возможных «экономических войн». Если в арабских странах Персидского залива, для которых узким местом является дефицит воды и продуктов, создаются агентства продовольственной безопасности, то для России потребуется целое министерство, соединяющее как минимум агентства технологической и сбытовой безопасности, а также институты изучения внешнего рынка и внутреннего потенциала страны. Государственные бюджеты и национальные программы развития должны проходить обязательную экспертизу на экономическую безопасность.

Диверсификация внешнеэкономических связей должна привести нас к преодолению финансовой и технологической зависимости от любого внешнего экономического центра, в частности от Запада. Добиться этого можно и нужно на четырёх направлениях:

1. Расширяя и укрепляя Евразийский экономический союз, как на постсоветском пространстве, так и на новых направлениях (Турция, Сербия, Иран, Сирия, Израиль, Египет, Монголия)
2. Укрепляя и расширяя БРИКС с возможным привлечением туда новых членов, таких как Аргентина, Индонезия, Мексика, с перспективой превращения БРИКС в альтернативный центр мировой экономической политики, кредитования и валютной эмиссии.
3. Повышая зависимость европейских стран от экономического сотрудничества с Россией.
4. Добиваясь ослабления глобальной монополии США как держателя и эмитента мировой валюты.

Злободневной выглядит задача прекратить участие России в дотировании США через систему финансового сеньоража, то есть систему, при которой Америка присвоила монопольною позицию производителя глобальных денежных единиц. Печатая доллар в качестве мировой резервной валюты, финансовый сеньор из года в год делает весь мир беднее, а себя богаче за счёт ввода в оборот новых и новых купюр.

Нам предстоит последовательно ограничивать применение доллара, переходя на международные расчёты в других валютах, и в итоге отказаться от него полностью (по меньшей мере — на государственном уровне). Мы также обязаны укреплять российский рубль и последовательно расширять сферу его обращения, увеличивая объёмы рублёвых продаж при экспортных сделках и объёмы рублёвой торговли с другими странами, прежде всего с ближайшими соседями и всеми странами Российской цивилизации.

Экспертная группа РусНекст | RusNext.ru

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS