RusNext рекомендует: Опубликована стенограмма заседания комиссии по переименованию улиц Днепропетровска | Русская весна

RusNext рекомендует: Опубликована стенограмма заседания комиссии по переименованию улиц Днепропетровска

В Днепропетровске продолжается обсуждение новых названий для улиц, бульваров, проспектов и площадей. Присутствовавший на заседании журналист «Горожанина» приводит обширный материал по заседанию, из которого умному читателю многое станет ясным.

— Я предлагаю построить нашу работу так: послушать выступление историков и ознакомиться с их наработками и изучить предложения горожан относительно переименований, — говорит и.о мэра Галина Булавка. — И давайте, чтобы мы не обсуждали, уважать мнение друг друга. Есть какие-то замечания или предложения?

— Есть! — говорит общественник Бут. — Я предлагаю поддержать предложение историка Свитленко о переименовании улицы Московской в Мономаха.

— Давайте откажемся от того, чтобы в один день в нескольких районах проводить общественные слушания, — предлагает общественник Виталий Мирончук. — Вы подготовили решение, в котором указаны даты — одновременно в двух-трех районах. Мы не сможем присутствовать на каждом и объяснять жителям для чего нужны переименования. У меня вообще создается ощущение, что вы — Вадим Шебанов, делаете все, чтобы того чтобы сорвать общественные слушания!

— Я не вижу проблемы в том, что в каких-то районах слушания будут проходить в один день, — говорит и.о руководителя исполкома горсовета Вадим Шебанов.

— А почему вы депутатов не приводите на заседание комиссии? — спрашивает Мирончук.

— Я что погонщик? — возмущается Шебанов.

— Нужно чтобы на слушаниях присутствовало как можно больше жителей улиц, которые собираются переименовывать, а не членов комиссии, — говорит жительница улицы Фабрициуса Людмила Ивановна.

Поспорив немного по процедуре будущих слушаний, комиссия принялась изучать предложения историков.

— В Жовтневом районе мы предлагаем назвать улицу Куйбышева — Винниченко, а не Макаревского, как бпредлагалось раньше, — рассказывает историк Свитленко. — Улица МОПРа станет Омельченко, переулок Советский — Макаревского, 8-го марта — Руссовой. Эту улицу мы переименовываем из-за того, что аналогичное название в Днепропетровске уже есть.

В Красногвардейском районе переулок Ильича имеет все шансы стать Орлыка.

— А почему не назвать какую-то улицу в часть Осьмака? — любопытствует пожилой краевед Николай Рябцев. — Нехорошо!

За новые названия для улиц в Жовтневом и Красногвардейском районе комиссия проголосовала.

Идите вы… на слушания

В Ленинском районе предалгают назвать улицу Власенко — Гулака-Артемовского, Карпуши — Елагинской, Крупской — Баллина, Фурманова — Телеги. А проезд Войцеховский может стать Скоростным.

— В Индустриальном районе Улицу Крылова мы предлагаем назвать Александра Оцупа, — зачитывает Свитленко.

— А у нас написано, Андрея Оцупа, — говорит Булавка.

— Да, нас краеведы немножечко подправили, а ведомость мы изменения не внесли. Оцуп все-таки был Александром, — соглашается историк. — Переулок Кировоградский станет Ингульским, Логаша — Пулюя, тупик Краснопреснецкий — Самойловским. Еще мы хотим переименовать парк Воронцова, он будет называться парк Сагайдак, все остальное в АНД районе уже переименовано.

— Сагайдак — это козел такой горный есть? Да? — тихонько спрашивает один общественник другого.

— Других предложений нет? Тогда давайте голосовать, — говорит Булавка.

Предложение было поддержано большинством голосов. В Самарском районе улицу Дуднича хотят назвать Хорватской, Лафарга — Радиевского. Кантемировскую — Маланюка, Конева — Тютюника, Пионерскую — Омельяновича — Павленко, Постышева — Томаковской, Таманскую — Симоненко. Переулок Жукова может стать Героическим, а тупик Краснопролетарский — Семеренковым.

— Руководство Самарского района направляло в горсовет перечень названий для улиц, которые хотят видеть сами жители. Этот список вообще рассматривали? — возмутились жители Самарского района. — Почему наши предложения не были учтены?

— Все свои предложения вы сможете высказать на общественных слушаниях, — ответила Булавка. — Сейчас мы рассматриваем предложения рабочей группы.

— Все верно, но почему рабочая группа не включила хотя бы одно из предложенных нами названий?

— Всё обсудите на слушаниях. У нас регламент, — говорит Галина Булавка.

— А мы отправили еще месяц назад вам результаты опроса, который мы проводили среди жителей улицы Фабрициуса. Вы не рассмотрели наше письмо и не ознакомились с результатами опроса, — говорит жительница улицы Фабрициуса.

— Почему же не рассмотрели? Рассмотрели, но комиссия решила дать улице другое название, — отвечает Галина Булавка.

— А кто на этой улице будет жить: члены комиссии или люди, которые против предложенного названия? — спрашивает жительница Фабрициуса.

— Все замечания вы сможете высказать на общественных слушаниях, — говорит Булавка. — Ответ на ваше обращение дадим в письменном виде позже, — говорит Галина Ильинична.

Сетуя на тотальное непонимание горожанами концепции топонимической реформы, названия для улиц в Самарском районе члены комиссии поддержали.

Упрямые переименователи

В поселке Таромском переименователи подобрали названия для двух десятков улиц и переулков.

— Улицу Жовтневую называем Золотоосенней, Ульяновскую — Калабердинской, Дзержинского — Звездной, Тельмана — Рижкова, Кирова — Старый путь, Горького — Рауля Валленберга, Дмитрова — Хизовской, Комсомольскую — Айдаровской, — перечисляет Сергей Свитленко.

— Мы хотели, чтобы Жовтневая называлась Лояна, Комсомольская — Агафонова. Подготовили вам список, а вы сделали по-своему! — возмутился председатель администрации поселка Валерий Явтушенко.

— Хорошо, мы вас услышали, — перебивает Булавка.

— Ну, а что дальше? — спрашивает Явтушенко.

— Давайте проголосуем за то, чтобы улица Жовтневая называлась Лояна, а Комсомольская — Агафонова, — предлагает Булавка.

Предложение поселковой власти члены комиссии не поддержали.

— А теперь давайте голосовать за предложения рабочей группы, — говорит Галина Булавка. — Вот, фактически единогласно предложения историков мы поддержали.

— Я не понимаю вашего упрямства, — возмущается депутат Вадим Гетьман. — Есть председатель Таромского, есть его предложения, которые он разрабатывал вместе с жителями. Это конкретные предложения жителей, которым предстоит жить на конкретных улицах. Что вы творите?

— Они все свои предложения смогут озвучить на общественных слушаниях, — спокойно отвечает Булавка. — Там услышат каждого.

— Да вы сейчас услышать не можете, не трудно догадаться, что на слушаниях будет, — возмущается Явтушенко.

— Мы рассматривали ваши предложения на секции. По поводу улицы Жовтневой к нам в комиссию обратились жители, которые хотят, чтобы её назвали Золотоосенней. Мы их предложения учли, — говорит кто-то из членов рабочей группы.

— Но я общался с жителями, они в один голос просили переименовать Жовтневую в Лояна! Что за бред? — разводит руками Явтушенко. — Почему вы вообще не учитываете и не хотите слышать мнение людей.

— Две недели назад у вас были другие предложения. Сейчас вы передумали, — говорит Булавка.

— Пускай так. Да хоть каждый день мы передумывай, имеем право, ведь это наш поселок, наши улицы и нам на них жить! — возмущается Явтушенко.

Платно или бесплатно?

Ничего не ответив по этому поводу Галина Булавка перешла к обсуждению стоимости переименования.

— Мы послали запрос в органы юстиции и получили ответ. Переименования ничего стоить не будут, так что бояться нечего, — говорит Галина Ильинична. — Члены рабочей группы разработали буклет, который мы планируем раздавать горожанам. В брошюрах разместим информацию о людях, которые занимаются переименованиями. Еще мы выпустим специальный выпуск газеты «Наш город».

— Это называется: «ничего стоить не будут». Буклеты свои они-то за бюджетные деньги выпускать будут. Да и на телеканалах они времени приобрели почти на 100 тысяч гривен. А это все — налоги людей, мнение которых комиссия слушать категорически отказываются, — тихо возмущаются пришедшие на комиссию горожане.

— Так, уважаемые горожане, мы выслушали ваши предложения и замечания, будем работать над ними. Если вам не интересна наша работа, покиньте зал или прекратите шептаться, — обратилась к присутствующим Булавка.

— К нам до сих пор поступают письма от горожан, которые хотят, чтобы их включили в состав комиссии. Наверное, будем выносить соответствующее решение на сессию горсовета, — говорит Булавка.

— Я еще месяц назад просил открыть расчетный счет, чтобы благотворители могли переводить на него деньги, которые мы потом будем раздавать тем, кто кричит, что переименование — это дорого. Почему такой счет до сих пор не открыт? — спрашивает Мирончук.

— Я этим вопросом не занималась, — отвечает Булавка. — Этот вопрос…

— Мы пытаемся разобраться, как лучше это сделать, — говорит Шебанов. — Что-то придумаем, надеюсь.

— Давайте переименуем Московскую в Мономаха! — снова вскакивает Бут.

— Если вы не прекратите этот балаган, я закрою заседание, — говорит Булавка.

— Мы как-то рассуждали, нужно ли переименовывать улицу Леваневского, но так и не пришли к какому-то решению, — вздыхает общественник Черненко. — Леваневский — руководил отрядом Красной армии, который воевал на восточном фронте.

«Чтобы люди не упрямились»…

— Вот макет буклета, до общественных слушаний хотим издать 10 тысяч экземпляров, — показывает картинки член рабочей группы Плена Иваницкая. — Тут есть информация о наших уважаемых членах комиссии и некоторых улицах, которые мы переименовываем.

— Скажите, а в каких-то документах прописано, что наш город назван в честь Петровского? — спрашивает кто-то из членов комиссии.

— Это обсуждалось на съезде в 1926 году, который проходил в нынешнем театре Горького. Там этот вопрос поднимали, — объясняет Иваницкая.

— А сколькие жители города знают эту «трагическую» историю? — любопытствует член комиссии.

— Вот мы и хотим просветить, чтобы люди не упрямились, — говорит Иваницкая. — Если не помогут буклеты, мы выпустим серию билбордов, лайтбоксов, будем работать через газеты.

— На эти буклеты вы будите тратить бюджетные деньги. А одним спецвыпуском газеты ограничиться нельзя? — спрашивают горожане.

— А почему вы не возмущаетесь, когда кандидаты на пост мэра тратят сумасшедшие деньги на свой пиар? — любопытствует Мирончук.

— Так они свои деньги тратят, а вы — бюджетные! — кричит кто-то из общественников.

— Ладно, давайте утверждать макет. Хороший макет, — вздыхает Галина Булавка.

За печатное детище переименователей проголосовали все члены комиссии.

Чем не угодил Акинфиев?

— До 27 августа мы проводим общественные слушания во всех районах, до 4 сентября — обрабатываем информацию, до 9 сентября — утверждаем названия и передаем все это в ГлавАПУ, которое подготовит на сессию проект решения, — рассказывает Шебанов.

Далее члены комиссии ознакомились с предложениями горожан относительно переименований тех или иных улиц.

— Люди против переименования Исполкомовской. Фурманова хотят назвать Свободной, Минина — Шнеерсона, Вакуленчука — Стромцова, Плеханова — Крылова. Просят, чтобы какую-то улицу назвали в честь Блаватской. Все это мы внесем в протокол, и будем рассматривать. Еще редакция сайта «gorod.dp.ua» огромное количество предложений предоставила, — листает письма Шебанов. — Долго очень зачитывать.

— Зачитайте, пожалуйста, наше обращение для протокола, — говорит журналист Кристина Выхристенко. — Мы провели огромную работу, а вам сложно прочесть?

— Я передам письмо рабочей секции, — отвечает Шебанов.

— Мы еще три недели назад предоставили вам список, но вы не учли ни одного предложения, — говорит журналистка.

— Мы тоже неоднократно просили назвать Вакуленчука в часть Стромцова. А толку? — говорит инициатор переименования улицы в честь Стромцова. А вы все Шухевич, Шухевич. Не хотим мы это название…

— А кем был Стромцов? — спрашивают общественники.

— Если кратко, то Леонид Стромцов был выдающимся человеком и директором машиностроительного завода, — отвечает пожилой активист.

— Он достоин того, чтобы улица в городе называлась в его честь.

— Так там неподалеку уже есть улица Макарова, — говорят общественники.

— Причем тут Макаров? Он трудился на ЮМЗ, Стромцов — на машиностроительном заводе, — объясняет активист.

— Я думал, это одно и тоже, честно признался один из общественников.

— Так вы названия наши зачитаете? — интересуется журналистка Кристина. — Очень много вопросов и замечаний к названиям, которые предлагает комиссия. Некоторые названия повторяются, некоторые трудно произносить и писать, другие не поддаются никакому объяснению. К примеру, вы дали название Пражская, улице, где горы мусора и река Гнилокишь. В чем логика? К тому же вы переименовываете улицы, которые в этом не нуждаются. Зачем? Я проживаю на Фучика. Эту улицу переименовывать не нужно, но вы придумали для неё название.

К слову, жители улицы Фучика попросили оставить улице прежнее название за что собрали огромное количество подписей.

— Вариант, предложенный комиссией — Акинфиева — не поддержал ни один человек, — показывает результаты опроса журналистка.

— Чем вам не угодил Акинфиев? — спрашивает Лазебник.

— Никто не против личности этого человека, мы против такого названия. Попробуйте перевести его на украинский язык или написать! — говорит Выхристенко. — Нужно было учитывать такие моменты. Среди членов комиссии есть профессиональные топонимики?

— А как же. Среди нас много историков, краеведов, архитекторов! — возмутилась Лазебник.

— А специалистов в топонимике, которые думают не только о том, как увековечить чье-то имя, но также уделяют внимание благозвучности названия? Такие есть? — спрашивает журналистка.

Выяснилось что такими специалистами комиссия не располагает.

Старающиеся аматоры

— Фучик ваш был коммунистом! — кричит Мирончук. — Не имеет значения, где он этим занимался: у нас или в Чехии, главное, что он им был! Тогда выходит, что Карл Маркс тоже был хорошим?

— А Дмитрий Донской, который жил в 14 веке, чем не угодил? Он, наверное, основал коммунизм? — спрашивает у Мирончука член комиссии.

— Вы навязываете общественности свое мнение. Это не правильно, — говорит член комиссии Григорий Дубовой. — Да, вы патриоты, с этим никто не спорит, но вы не являетесь специалистами в топонимике. Если бы разбирались, то знали бы, что названия работает только в случае, если оно историческое или нейтральное. Называть улицы в честь каких-то личностей, можно не раньше чем через 200 лет после их смерти нельзя! В противном случае, завтра придут те, кто будет переделывать вашу работу. В стране только 3% националистов, что делать с остальными? И почему эти 3% должны решать судьбу города и улиц? К тому же состав комиссии, мягко говоря, можно назвать аматорским. Исправьте свои ошибки пока не поздно. Иначе потом вам же стыдно будет!

— Наша комиссия самая обычная комиссия, и мы рассматриваем все предложения, — сказал Черненко. — Мы хотим увековечить имена знаменитых людей, что в этом такого плохого?

— Вы делаете это топорно, — говорит Дубовой. — Сколько людей сегодня выступили с предложениями дать определенным улицам те или иные названия, вы как на это отреагировали? То-то же!

— Вы одного не можете понять, пока мы не переименуем улицы, жизнь у нас не наладится, — уверен общественник Бут.

— А я не понимаю, как так можно не любить украинскую историю, что вы все так противитесь определенным названиям! Мы же для ваших детей стараемся! И на самом деле мы проделали огромный объем работы, поэтому уважайте наш труд, пожалуйста, — кричит Мирончук!

— Работаю в школе. Знаете, мне на учителей истории последнее время смотреть больно. Они исторические события то с одной точки зрения освещают, то с другой. То у нас одни героями являются, то другие. Вы поймите, историю, какой бы она не была, невозможно переделать в лучшую сторону! — говорит преподаватель, присутствующая на заседании. — Помимо этого любую историю необходимо уважать, а вы этого не делаете.

— А зачем нам уважать мнение русских? Они в России школы украинские закрывают, а мы тут под их мнение будем подстраиваться! — кричит Мирончук.

После тридцатиминутного спора относительно того: нужны в городе переименования или нет, а также чье мнение необходимо учитывать, а чье пропускать мимо ушей, переименователи закончили работу.

Читайте также
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS