Стрелков о Порошенко: этот человек заслуживает военного трибунала  (ВИДЕО) | Русская весна

Стрелков о Порошенко: этот человек заслуживает военного трибунала (ВИДЕО)

Известный журналист Грэм Филиппс взял интервью у Игоря  Стрелкова. Публикуем распечатку наиболее интересных фрагментов беседы.

Продолжение. (Начало Ч.1)

В СМИ были высказывались такие версии, что вы якобы считаете, будто Новороссии не существует. Могли бы прокомментировать?
— То, во что верят люди, то существует. Как только люди перестают во что-то верить, оно тут же исчезает. Падение монархии в 1917 году произошло потому что люди перестали верить в то, что Царь — это помазанник Божий. С этого момента монархия была обречена. Сейчас народ верит, что Новоросиия жива — пока эта вера не иссякла — существует некий проект, ради которого люди готовы сражаться и погибать.

— Что есть Новороссия в вашем понимании: это проект, страна, территория?
— Пока это идея. Нету такой страны, и неизвестно, где именно будет такая территория. Для того, чтобы заявлять каковы территориальные пределы Новороссии, надо понимать, как достичь того, о чем заявляешь. У меня нет рычагов, чтобы способствовать становлению Новороссии. Идеологически Новороссия — это земля от Харькова до Одессы. Но русской территорией я считаю и Киев и большую часть современной Украины. В идеале должно произойти воссоединение России, Украины и Белоруссии в единое славянское государство.

— Как вы относились к Украине до войны?
— Я всегда считал Украину недоразумением. После Первой мировой войны образовавшаяся масса мелких псевдогосударств имела общее название лимитрофы. Этот термин отражает отношение к ним как к не вполне полноценным государственным структурам. Тогда и Чехословакия, и Польша относились к лимитрофам, страны Прибалтики. Разве что Венгрия не подходила этой компании, поскольку она сохраняла частичную самостоятельность в составе Австро-венгерской империи.

— Бывали вы на Украине до войны?
— Бывал проездом в Приднестровье. А еще до распада СССР я два сезона работал в Ольвийской археологической экспедиции между Николаевым и Херсоном — развалины древнегреческого города. Украина для меня такой же лимитроф. Государство, которое не имеет ни корней, ни естественных причин для существования. Искусственное образование.

На мой взгляд, Украина вообще не имеет права на существование как отдельное государство, потому что единственный смысл существования такого государства — быть инструментом против России. Подобно тому, как современное Косово — инструмент против Сербии. Никому оно в ином качестве не нужно было. Как только Украина будет использована по назначению, она перестанет быть всем интересна и будет предоставлена своим проблемам.

— Есть ли сходство между конфликтами в Донбассе и Приднестровье?
— Любая война на что-то похожа и по-своему уникальна. Можно провести аналогии с любой гражданской войной, в которой участвуют иностранные интервенты. Есть параллели с Югославской войной, и множество параллелей с войной в Испании 1936–1939 годов.

— Каково ваше положение в Москве, ваш типичный распорядок работы?
— Я возглавляю общественное движение «Новороссия», народная инициатива, без копейки государственной поддержки и никакого административного ресурса. Главная претензия ко мне, как я выяснил из соцсетей, в том что я позволил опустить себя на уровень маргинала. Фактически это верно. Да это так, потому что никакого места в общественно-политическом поле России для меня нет. Я не являюсь безусловным сторонником линии партии и правительства.

И в то же время не разделяю взглядов радикальной оппозиции. Не вхож в официальную оппозицию. Естественно, что наше движение в какой-то степени маргинализировалось. За исключением бесед с прессой, никакого влияния на ситуацию я не оказываю. Для государства я представляю большую проблему. По одной простой причине — не знают, что со мной делать. Наказывать вроде пока не за что. Сами же создали какой-то ореол славы. А теперь неудобно будет. Ни в Гаагу же выдавать, в конце концов! А использовать с толком для дела — боятся.

Проимежуточная позиция, которую заняла Россия по отношению к событиям на Донбассе — она радикально отражается на мне. Казнить нельзя помиловать. Где поставить запятую. Пока запятая не поставлена ни по отношению к Донбассу, ни по отношению ко мне.

— Должна ли РФ признать ЛНР и ДНР как государства?
— Такое признание очень сильно бы помогло населению этих Республик, позволило бы заключить с ними торговые отношения, открыть границы, помогло бы жителям не выпрашивать гуманитарную помощь, а зарабатывать своими силами. Даже при том, что я считаю обе Республики откровенно «банановыми», отношусь к ним скептически, с экономико-политической точки зрения уверен, их надо признавать.

— Когда закончится война?
— Это знает только Господь Бог. Но война может закончиться только одним способом-либо капитуляцией Киева, либо капитуляцией Москвы. КАПИТУЛЯЦИЕЙ — подчеркиваю.

— Каковы ваши дальнейшие планы?
— Я живу одним днем сейчас. Надо мной домокловым мечем висит ситуация на Донбассе. Год назад мне создали ореол героя, а сейчас я то ли преступник, воин без рогатки, то ли еще кто-то. Выстраивать планы тут некорректно. Пытаюсь делать, то что должен. Все про Новороссию забыли, про само Название. Настаиваю на том чтобы РФ оказывала максимальную помощь. Вернуться туда я не могу.

В Донецке мне сесть не хочется. А вариант устраивать там мятеж против Захарченко и Плотницкого — самоубийствен. Двух гражданский войн Донбасс не выдержит. К сожалению, поток гуманитарной помощи сокращается с каждым месяцем, как в отношение средств, так и в отношение продовольствия и медикаментов. Нахожусь в запасе.

— Как вы видите свое самое большое достижение на Донбассе? То, что Донбасс начал сопротивление?
— Тяжело сформулировать. Больше вижу неудач, чем достижений. Дело недоделано. Говорить о достижениях можно будет только после того, как история все прояснит. У меня вообще не было времени и желаний работать на достижения. Я там ощущал себя руководителем пожарной команды. Был снят с должности задолго до того, как пожар был потушен. Ярких военных побед у нас не было. Нам удалось создать организованное вооруженное сопротивление. Вот и все, пожалуй.

— Как вы относитесь к критике Кургиняном вашего выхода из Славянска?
— Я считаю Кургиняна наемником, человеком, который не имеет стойких политических убеждений, использует свой несомненный полемический и артистический талант на нужды тех, кто его оплачивает. При этом он крайне амбициозен. У нас разные площадки. Он талантливо играет в политику. У меня совершенно другие цели.

— Ваше отношение к Порошенко?
— Этот человек заслуживает военного трибунала. Лично бы привел приговор к исполнению.

— Как вы относитесь к российским политическим фигурам, которые поддерживают киевские власти?
— Примерно так же как перебежчикам в лагерь врага. Но у меня не было никогда иллюзий в отношении этих людей. При Ельцине они делали все для развала России. Их позиция нисколько не изменилась. Последовательные сторонники западной глобализации сегодня просто проявили свое истинное лицо и открыто перешли в стан противника. Вполне в традициях белоленточной оппозиции. В отличие от некоторых наших чиновников-олигархов они не скрываются под маской друзей России.

— Расскажите о вашей работе в ФСБ.
— Я служил в Федеральной Службе Безопасности с 1996 года по 30 апреля 2013 года. В течение этих лет я дослужился от лейтенанта до полковника. Из них пять лет на территории Чеченской республики. Служил на оперативных, а потом на руководящих должностях.

— Ситуация по Боингу. Могли бы прокомментировать?
— Я не комментирую этот вопрос по одной причине — я никогда не участвовал в расследовании. Когда Боинг свалился вопросы расследования взяли на себя господа Бородай и Антюфеев в качестве представителей ДНР. Черные ящики, которые в первое время были изъяты, были переданы сразу им. Выводов делать не буду.

В подчиненных мне войсках никаких Буков не было. Все мои средства противовоздушной обороны составляли две установки Стрела-10, одна из которых была неисправна. А вторая, исправная несла службу в Зугресе. Боинг сбить она никак не могла. Остальные средства ПВО составляли переносные комплексы Игла и Зу-23. Соответственно Боинг они сбить не могли при всем желании.

Мое личное мнение — кто бы ни сбил самолет, виновата в этом исключительно украинская сторона. Потому что только идиот или сознательный преступник отправляет пассажирские лайнеры летать над зоной активных боевых действий, где работает авиация и средства ПВО. При любом раскладе следствие надо начинать с тех, кто отправил этот самолет в зону активных боевых действий. Учитывая особенно, что над этой зоной уже сбивались и боевые самолеты, и вертолеты.

— Довольны ли вы происходящим в Крыму?
— Сказать, что Крым расцвел под российским руководством, я не могу. Что-то стало лучше, что-то немного хуже, многие ожидания местных жителей не оправдались. Но, в любом случае, сказать, что население разочаровано — нельзя. Большая часть крымчан поддерживает решения полуторагодичной давности. Никто там не голодает, никакого дефицита товаров не наблюдается вообще. Такой же курортный сезон как обычно, очень много гостей. Они и сейчас готовы взяться за оружие, чтобы отстоять свои достижения.

— Как вы относитесь к утверждениям, что референдум был сфальсифицирован?
— Он может быть и не был идеален с технической точки зрения, но народ массово на него пришел, массово проголосовал. Подавляющая часть крымчан и почти 100% севастопольцев были и остаются сторонниками воссоединения с Россией. Они часть России. Это может признавать или не признавать Запад, но это так.

— Пожелание для ваших сторонников…
— Независимо от того, как закончится противостояние на Донбассе, борьба за суверенитет России только началась. 25 лет, которые прошли со времен геополитической катастрофы Советского Союза не прошли зря.

— Пожелание для противников...
— Я не боюсь. Жизнь человека в руках Божиих. Что бы не случилось, я абсолютно спокоен. Всех призываю думать о том, как будут оценены ваши слова перед Богом. Готовы ли вы отвечать за свои поступки?

— Пожелания для ветеранов…
— Это не последний бой, Россия еще оценит ваш подвиг. Со временем все изменится. Соблюдайте достоинство. Наше дело в любом случае достойно того, чтобы за него сражаться. Ничего не было зря.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS