Яценюк обвиняется в геноциде украинцев | Русская весна

Яценюк обвиняется в геноциде украинцев

Вчера вечером интернет взорвался от неожиданной новости: оказывается, Арсений Яценюк в 1995 году воевал за Ичкерию в первой Русско-чеченской войне. Хохмы про подвиги «боевых кроликов» и коллажи, на которых премьер Украины изображён в справжней чалме и с бородой щирого шахида, посыпались как из ведра.

Трудно судить, является ли боевой путь Арсения Петровича доказанным фактом или мы имеем дело с фантазиями российских следователей. Бесспорно другое,- в той войне пан Яценюк, вне всяких сомнений, сочувствовал ичкерийским воякам, сражавшимся против ненавистной империи. Впрочем, в рядах защитников независимой Ичкерии и без Яценюка многие герои майдана отметились: покойный Сашко Билый, идеолог УНА-УНСО Корчинский, вождь «правосеков» Ярош. Все ли из них побывали в настоящем деле или нет, утверждать не берусь, но боевой дух сражающихся соратников поддерживали самолично. И, значит, все они участвовали в геноциде украинцев.

Как можно, воюя в москалями, участвовать в геноциде украинцев? — спросит зашоренный нацик. Можно, и очень просто. По переписи 1989 года в Чечено-Ингушской республике проживало 12 637 украинцев. Перепись 2002 года выявила на той же территории всего 829 лиц украинской национальности. Куда исчезло больше 90% украинцев, семьи которых на протяжении нескольких поколений проживали в долинах Терека и Сунжи? Они стали жертвами развёрнутого в Ичкерии антиславянского геноцида.

Никто из дудаевских абреков не вдавался тогда в детали: подвернулся им под горячую руку русский или украинец? Никто не смотрел, на «о» или на «ов» оканчивается фамилия. Били, что называется, по морде, а не по паспорту.

Большинство славян были вынуждены бежать, бросая обжитые квартиры и дома, оставляя привычную работу, покидая свою малую родину. Собственно, отжим квартир и домов у славянских «недочеловеков» был главным мотивом бородатых людей с калашами, взявших власть в Грозном.

Но бежать удалось далеко не всем. Очень многие сгинули навсегда. Общаясь с грозненскими беженцами, я не встретил ни одной семьи, где не пропал бы кто-то из близких. Их убивали в основном с целью ограбления или с целью того же отжима жилья: не хочешь уезжать подобру-поздорову — выпишем билет на тот свет. По вполне компетентным оценкам, число пропавших без вести славян в бывшей ЧИ АССР составило 8–10% от общего числа беженцев.

Это значит, что в свободной дудаевской Ичкерии было убито около тысячи украинцев. Но эту «небесную тысячу» никто из так называемых «украинских националистов» не оплакивал, никто даже слезинки не проронил. Наоборот, последователи Бандеры грудью встали на защиту режима, осуществлявшего антиукраинский геноцид.

Ненависть бандерофилов к русскому народу так велика, что ради этой ненависти они готовы брататься с любыми чужаками, даже с теми, кто убивает украинцев — лишь бы русских те убивали ещё больше. Так было и в 1941, когда «украинские националисты» массами попёрли в дивизию СС «Галичина»; так было и в 1995, когда кинулись на помощь Дудаеву; такую политику они были готовы проводить в Крыму, поддерживая крымско-татарских джихадистов против славян; так будут вести себя и впредь. Под маской национализма скрывается национал-предательство, где вместо служения своему народу на первое место выставлено желание услужить любым врагам славянства, лишь бы они были против москалей.

А Украиной и украинцами эти люди в любой момент готовы пожертвовать. Что, собственно, сейчас и делают.

Иван ТАЛЯРОНОК

Выбор редакции
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS