Танец Александра Вучича между Россией и Западом | Русская весна

Танец Александра Вучича между Россией и Западом

В конце холодной войны казалось, что линия между так называемыми международными левыми и международными правыми исчезнет. Но нет. Сегодня, когда Россия восстанавливает свои сферы влияния, а США и европейские державы в срочном порядке создают собственные коалиции, глобальная политика стала намного поляризованнее, чем в 1989 году.

Некоторые страны на европейской периферии, такие, как Греция, Венгрия, Македония и Словения, склонились в сторону России. Другие государства прельщает перспектива экономического роста, который обещает обеспечить Москва за счет возрождаемого нефтепроводного проекта «Балканский поток». Поэтому для западных лидеров должно стать приятным сюрпризом то, что традиционный российский союзник Сербия сегодня как будто готова уйти на Запад. Но пока непонятно, станут ли реальностью первые сигналы.

Во время июньского визита в Вашингтон сербский премьер-министр Александр Вучич открыто заявил о своих планах наладить партнерство с США и Европой. Выступая в Школе передовых международных исследований (School of Advanced International Studies) при Университете имени Джонса Хопкинса, Вучич рассказал, что приоритетной задачей для него является экономическое возрождение Сербии. После перехода от коммунистической системы к рыночной сербская экономика в 1990-е годы и в период балканских войн пережила серьезный спад, а недавно снова очень серьезно пострадала, когда начавшийся после 2008 года кризис охватил весь регион. По словам Вучича, в дополнение к экономической реформе центральной составляющей его реформаторской повестки станет создание «открытого и динамичного общества». Еще более показательно сделанное им заявление, которое за последний год от него неоднократно слышали европейские коллеги: что он намерен ввести Сербию в состав Евросоюза.

Говоря о вступлении Сербии в ЕС, Вучич остановился на вопросе экономических реформ, которые он инициировал после прихода к власти, включая меры жесткой экономии и сокращения пенсий. В свете греческого кризиса его попытки обуздать расходы, побороть коррупцию, перестроить систему судебных органов в стране и представить Сербию в качестве многообещающей страны для бизнеса исключительно важны. Поскольку сегодня очевидно, что Вучич также намерен проводить новую прозападную внешнюю политику, в Европе его уже назвали человеком, который «вернул Белград с улицы домой». Соединенные Штаты также с большой теплотой встретили его план по созданию новой Сербии.

Но прежде чем заключать Вучича в свои крепкие объятия, западным странам следует сделать паузу. В его речах и действиях последнего времени — множество неоднозначных сигналов. Может, он и сигнализирует о сдвиге в сторону Запада, однако его действия и слова не всегда согласуются с его взглядами.

Слова мало что значат

Вучич активно подчеркивает те меры, которые он принял для нормализации отношений Сербии с соседями. Выступая в Вашингтоне, он рассказал о своей первой поездке в Боснию в мае 2014 года в качестве главы государства, а также о своем февральском визите в Хорватию на церемонию инаугурации нового президента этой страны. В последние двадцать лет Сербия в то или иное время воевала с обеими странами. Вучич также упомянул свою прошлогоднюю майскую встречу с албанским премьер-министром Эди Рамой (Edi Rama) в Тиране. Это был первый визит главы сербского государства в Албанию за последние 70 лет.

Поездка Вучича в Вашингтон этим летом также была знаковой, став первым официальным визитом главы сербского государства в США за 16 лет. Выступая перед американскими дипломатами, он заявил, что у Запада «не будет проблем с Сербией и с ее соседями», и что его цель — сделать свою страну «надежным партнером Соединенных Штатов». Он убеждал слушателей, что разворот сербской внутренней и внешней политики после многолетней бесхозяйственности — это титанический труд, который по плечу только ему.

Сегодня, когда правительство Вучича ждет от Всемирного банка разрешения на предоставление займа в 74 миллиона долларов, у него немало причин делать заявления о своей преданности реформам и искать друзей на Западе. Вучич нуждается в зарубежной поддержке, несмотря на то, что рейтинги одобрения у него существенно выше, чем у соперников. Согласно январским социологическим опросам, ему в качестве руководителя страны доверяют 53% сербов, в то время как рейтинги его оппонентов измеряются однозначными числами.

Тем не менее, Вучич оказался в самом центре внутренней борьбы за власть, которую он ведет с сербским президентом Томиславом Николичем, являющимся одним из создателей Сербской прогрессивной партии и проигравшим в партийной борьбе Вучичу, а также с бывшим премьер-министром Ивицей Дачичем, который сегодня подчиняется Вучичу. Также ему противостоит Воислав Шешель, бывший коллега по Радикальной партии, ставший сегодня политическим противником Вучича. Шешеля недавно освободили из Гаагского военного трибунала по состоянию здоровья, и он снова встал у штурвала Сербской радикальной партии, пообещав вести политическую борьбу с Вучичем и другими бывшими коллегами, оставившими его в заключении в Гааге на десять лет.

Подобно многим другим европейским лидерам, Вучич испытывает давление со стороны общества, поскольку некоторые из его болезненных экономических реформ пока не дали существенных результатов. Критики премьер-министра осуждают данные реформы как средство завоевания ложного авторитета на Западе, и обвиняют Вучича в том, что под маркой борьбы с коррупцией он расправляется с оппонентами. Слабые демократические механизмы и мощная система покровительства в Сербии ведут к тому, что одних только рейтингов популярности Вучичу недостаточно для того, чтобы укрепить власть. Чтобы сохранить свою политическую жизнеспособность, он нуждается в зарубежной поддержке, помогающей ему обрести легитимность и упрочить собственные позиции.

При ближайшем рассмотрении

Западные лидеры, довольные прозападной риторикой Вучича, чувствуют, что этот человек может стать главным оплотом борьбы с сербскими радикалами и не станет осторожничать в своей работе по руководству страной. Практически никто не обращает внимания на то, что Вучич, ставший стойким прозападным лидером умеренных взглядов, всего 10 лет назад был одним из самых радикальных критиков Запада. Для Запада главное состоит в том, чтобы он увел страну прочь от России и сблизил ее с западным миром.

Но вопрос в том, действительно ли Вучич прозападный руководитель. Когда его спросили, воспользуется ли он особыми отношениями Сербии с Россией, чтобы выступить против эскалации на Украине, ответ Вучича прозвучал весьма неубедительно. «Наша стратегическая цель это вступление в ЕС, но мы хотим также сохранить добрые отношения с Россией. Сербия маленькая страна, и она не может повлиять на Россию, — сказал он. — Мы знаем свое место».

Далее, Сербия, якобы вступившая на путь членства в ЕС, отказалась поддержать санкции европейской коалиции против России. Москва в 2013 году пообещала ей пятилетний кредит на 800 миллионов долларов с целью модернизации сербских железных дорог, а Белград получает миллионы долларов дохода от экспорта в Россию. Отвечая на вопрос о том, почему Сербия не присоединилась к европейским санкциям, он сказал: «Мы не можем вводить санкции: нам надо есть. Мы не хотим подыгрывать обеим сторонам». Но тем не менее, противоречивые сигналы создали именно такой эффект.

Тем временем, Вучич активно ищет расположения российского президента Владимира Путина. Перед майским визитом Вучича в Вашингтон Белград посетил российский министр иностранных дел Сергей Лавров. Прошлым летом Вучич встретился с Путиным в Москве, чтобы обсудить экономические связи Сербии и России. А в октябре прошлого года в Белграде побывал Путин, где он подписал с сербами соглашения о торговле, военном и техническом сотрудничестве и прочие документы. Когда Путин приехал в сербскую столицу, его пригласили на военный парад в честь участия Советского Союза в освобождении Югославии в годы Второй мировой войны. Но когда Вучича и других руководителей этим летом пригласили на празднование 4 июля в посольство США, он отказался отложить парламентское заседание, и в результате многие официальные лица не смогли там присутствовать.

Чтобы понять, куда Вучич ведет Сербию, западным лидерам необходимо осознать то обстоятельство, что самосохранение занимает главное место в его политической повестке. Хотя сейчас Вучич выступает за демократию, он, будучи министром информации при бывшем лидере Югославии Слободане Милошевиче, решительно подавлял оппозиционные голоса в средствах массовой информации. The Economist назвал его русофилом. Известно также, что он когда-то протестовал против ареста военных преступников Радована Караджича и Ратко Младича.

Решение уйти в 2008 году из радикального лагеря и сформировать Сербскую прогрессивную партию Вучич объяснил своим политическим взрослением. Но скорее всего, на радикальном краю политического спектра, который заполонили его соперники типа Николича, Дачича и Шешеля, Вучичу просто не оставалось места, чтобы как-то проявить себя. Перейдя в лагерь умеренных, он получил возможность занять прочную нишу в сербской политике, а также привлек к себе внимание и заручился поддержкой мировых держав. Скорее всего, резкое изменение политической ориентации Вучича во внутренней и внешней политике это просто прагматизм. Американские политические руководители должны проявлять такой же прагматизм, имея дело с Вучичем, и более скептично относиться к его взглядам на геополитику.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS