Кому война, кому мать родна: гуманитарная катастрофа как способ заработать (ВИДЕО) | Русская весна

Кому война, кому мать родна: гуманитарная катастрофа как способ заработать (ВИДЕО)

На границе Сербии и Венгрии тысячи беженцев повалили заграждения из колючей проволоки и теперь пытаются пробиться сквозь наряды армии и полиции. Против приезжих применяют слезоточивый газ и водометы.

Терпение лопнуло. Разъяренные беженцы пошли на штурм погранперехода. Едва раздались призывы, и вот уже камни и палки летят в полицейских. Забор здесь не трехметровый, как везде, а едва выше человеческого роста. Однако преодолеть его не получилось. Направить поток беженцев в нужное русло полицейские решили сначала слезоточивым газом. Затем водометами.

И это при том, что людей на сербско-венгерской границе становится все меньше. Большинство теперь едет в другую сторону. Но те, кто остались, — в отчаянии и действуют решительно.

Уже ясно: прорваться пытались от 300 до 500 человек. Инцидент — еще один аргумент для властей почему на границе с Сербией нужна стена. Заграждение должно быть готово к началу октября, на полмесяца раньше срока. И почему необходимо было ужесточение закона — результат уже есть, число тех, кто нелегально пересекает границу, за день упало в 25 раз. Тем временем беженцы уже стали настоящим испытанием для соседней благополучной Австрии.

Призрак будапештского вокзала Келети теперь на вокзале Зальцбурга. Палатки, сутолока, слезы детей и страхи, от которых вроде бы смогли убежать. Омар Алта родом из Ирака. Играл в баскетбольной команде. Но спортивную карьеру пришлось отложить из-за ИГИЛ. «Они называют себя мусульманами, — рассказывает беженец, — но мусульмане так себя не ведут. Ислам никакого отношения не имеет к массовым убийствам. То, что они творят — ужасно. Убивают всех. Даже детей, женщин. Кошмар!».

Но сбудется ли немецкая мечта тех, кто бежит от ИГИЛ, непонятно. Поезда в Германию не ходят. Надпись на английском и на немецком. Тысячи людей оказались здесь, на вокзале в австрийском Зальцбурге, словно в ловушке. Еще недавно казалось: до Германии — рукой подать и теплый прием обеспечен. Внезапно все изменилось. Обычным пассажирам выделяют автобусы, они довозят до немецкого Фрайлассинга — это всего несколько километров. Там пересадка. Власти разводят руками — форс-мажор.

«2000 беженцев были утром здесь, 1200 — в течение ночи; многие идут пешком в сторону Германии. Поезда отменены. сейчас обстановка чуть легче, но что будет через два-три часа никто не знает», — рассказывает пресс-секретарь муниципалитета Зальцбурга Йоханнес Грайфенед.

Делают что могут. Волонтеры раздают воду, играют с детьми. Дежурит медперсонал.

Сотни беженцев по-прежнему остаются на вокзале австрийского Зальбурга. Здесь, прямо на полу, уже несколько дней, целыми семьями. Администрация вокзала огородила небольшое пространство для мигрантов, пассажирам остается лишь узкий проход. Повсюду полиция. К поездам беженцев не пускают.

Однако для многих кризис стал еще и серьезным бизнесом. Процветает продажа плавсредств. В турецком Бодруме надувная лодка-катамаран «Фрисан» вдруг подорожала с 700 долларов до 900. Ходовой товар. А среди тех, кто пытался нажиться на мигрантах, даже почетный консул Франции Франсуаза Орсей. В торговле плавсредствами и спасательными жилетами ее уличили французские журналисты.

«Если бы они не купили лодки здесь, сделали бы это в другом месте. Все наживаются на контрабанде, включая мэра города, руководство порта и вице-префекта», — оправдывается она.

Почетный консул — это не профессиональный дипломат, но скандал тут же достиг Парижа. Глава французского МИДа немедленно приостановил полномочия Орсей. Однако ее слова говорят о масштабе серого бизнеса. Мигранты пытаются экономить. Такой катамаран рассчитан на четырех человек, но умещаются двадцать — лишь бы доплыть.

«Переправиться морем — настоящая проблема. Они говорят: приходите сегодня или завтра, но в итоге вы вообще никуда не плывете. Кроме того, далеко не у всех есть такие деньги. Просят — тысячу двести долларов с человека. У меня четверо детей — откуда мне столько взять», — рассказывает сирийский беженец Тенгиз.

Зарабатывают и контрабандисты. Николай Мальм, серб, уже десять лет живущий в Австрии, хорошо знаком с расценками на родине. От 100 до 1500 евро за перевод через границу черным ходом.

Криминальный бизнес приобрел уже такие размеры, что на него обратило внимание высшее руководство Евросоюза.

«Вместе с мерами по сдерживанию беженцев и возвращению контроля за нашими границами, мы должны еще и пристальное внимание уделять тем, кто делает бизнес на несчастье. Я имею в виду контрабандистов и торговцев людьми», — говорит председатель Европейского совета Дональд Туск.

Но есть и вполне легальные способы заработка на беженцах. Палатки, спальные мешки, термосы в Европе раскупаются стремительно. Около стихийных лагерей продают продукты.
Не отстает и большой бизнес. Прежде всего — это организация миграционных лагерей. Правительства вынуждены нанимать подрядные организации. Конечно, сверхприбылей нет, но объемы огромные, так что игра стоит свеч. Американское деловое издание Wall Street Journal называет это явление «Беженцы Инкорпорейтед».

«Миграционный кризис придает новую форму деловой среде. Все — от владельцев небольших магазинчиков в Греции до некоторых крупнейших американских пенсионных фондов — стремятся получить выгоду от бизнеса на мигрантах», — пишет издание.

Кроме того, выяснилось, что один из немецких авиаперевозчиков получил 350 тысяч долларов за спецчартеры: на них депортируют тех, кому отказано в предоставлении убежища; в Швеции 900 тысяч долларов выделили переводчикам, оформляющим беженцам документы; в Греции через местные отделения Western Union ежедневно проходит до 20 тысяч евро от беженцев, а это немалые комиссионные. Гуманитарная катастрофа — еще не повод отказаться от прибыли.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS