Крымский меджлис и «Правый Сектор» ввели санкции против Украины | Русская весна

Крымский меджлис и «Правый Сектор» ввели санкции против Украины

Блокаду перекопского и чонгарского перешейков, ведущих в Крым, нельзя расценивать иначе, как экономические санкции против Украины.

Ни одна страна, если её правительство пребывает в здравом уме, не ведёт санкционных войн, запрещая вывоз СВОИХ товаров. Суть санкций всегда сводится к блокаде товарных потоков противника. Редкие исключения из этого правила касаются только уникальных высокотехнологичных изделий, но никак не ширпотреба и сельхозпродуктов, которые гниют сейчас в фурах под Каланчаком и Новоалексеевкой.

Когда Наполеон вводил знаменитую «континентальную блокаду», он что, французские товары вывозить в Англию запрещал? Никак нет, он запретил ввоз английских товаров и продукции британских колоний в континентальную Европу.

А как отреагировали на это англичане? Может быть, выстроились с плакатами в портах и стали останавливать британские корабли, отправляющиеся в Гамбург, Роттердам или Копенгаген? Напротив, они организовали массовую контрабанду, чтобы любой ценой протащить свои товары на вражескую территорию, вопреки запретам Наполеона.

Отчего разразились Опиумные войны? Что, китайцы запретили вывоз чая, шёлка и фарфора в Англию и Францию, и этим сильно досадили европейцам? Ничуть не бывало, китайские товары Пекин продавал «длинноносым пришельцам» (так называли белых людей китайские хроники) с большим удовольствием. Возмущение Парижа и Лондона вызвали барьеры на пути европейских товаров в Поднебесную. Европейские эскадры появились в Жёлтом море не затем, чтобы блокировать собственный экспорт, а чтобы пробить ему дорогу на внутренний китайский рынок.

А центральным звеном санкций против Ирана было что? Правильно, запрет на поставку иранской нефти. Не в Иран, а из Ирана заблокировал Вашингтон движение товаров.
Наконец, что такое контрсанкции, введённые Путиным в отношении Евросоюза? Это запрет на ввоз европейских продуктов в Россию, а вовсе не запрет на поставку российских продуктов в Европу. Никто в России ещё не сошёл с ума, чтобы ставить барьеры на пути собственных фур. Несмотря на войну санкций, российские продукты в ЕС как везли, так везут, даже в большем количестве.

Суть всех этих мер совершенно очевидна. Отнимать рынок надо у товаров противника, а не у своих собственных.

Эмбарго вводят затем, чтобы противоположная сторона не смогла продать свою продукцию, чтобы её экономика не получила выручки и начала чахнуть. Одновременно освободившееся место на рынке занимают отечественные товары или товары дружественных стран. Здесь в одном флаконе содержится и удар по врагу, и поддержка собственной экономики.

То, что происходит сейчас на перешейках, ведущих в Крым, делается с точностью до наоборот. Организаторы блокады лишают украинских производителей крымского рынка сбыта и отдают эту нишу россиянам. А поскольку украинские товары дешевле российских, и потому весьма конкурентоспособны, то активисты Меджлиса и «Правого сектора» оказывают россиянам просто неоценимую услугу. В свободной конкуренции, без помощи таких расторопных помощников, отвоевать крымский рынок у украинцев российским производителям было бы не под силу.

Какие последствия возымеет эта странная блокада? По утверждениям Государственной Фискальной Службы Украины, годовой объём украинского экспорта на полуостров приближается к 1 миллиарду долларов. Это почти 3% всего украинского экспорта, ожидаемого в 2015 году.

Следовательно, добровольная сдача Украиной крымского рынка приведёт к трёхпроцентному сокращению её экспорта, к примерно такому же ослаблению гривны, и к дополнительному падению ВВП минимум на 0,5–0,7%. Украина после Майдана и так уже потеряла внешние рынки объёмом 27 миллиардов долларов. Но, видимо, этих потерь недостаточно для отрезвления.

В свою очередь, отсутствие дешёвых украинских товаров ускорит инфляцию в Крыму. Средняя потребительская корзина крымчанина может подорожать на 5–8%. Но на фоне гораздо более внушительного роста цен, который происходит сейчас и в России, и на Украине, эта прибавка может остаться незамеченной и не произведёт ожидаемого эффекта. В любом случае, она не перекроет увеличение средних доходов жителей полуострова, которое имело место после присоединения к России.

С другой стороны, уход украинских конкурентов из Крыма позволит России примерно на 0,5% улучшить свой экспортно-импортный баланс, почти на столько же укрепить рубль и немного увеличить свой ВВП.

Мы видим, как взращённый Майданом политический актив рождает один самоубийственный фантом за другим. Всё, что предлагают эти безумцы, приводит к прямо противоположному результату. Когда под лозунгом «Едина краина!» развязали АТО, то накрепко отбили у жителей Донбасса желание жить в одной стране с Киевом. Блокада Крыма сулит такой же обратный эффект. Украинская экономика от этого пострадает, а российская выиграет.

Хотя, может, так и задумано? Может, киевские власти уже собрались сдаваться, и всеми силами, используя подставных клоунов, выторговывают у Кремля оптимальные условия капитуляции?

Иван ТАЛЯРОНОК

«Правый сектор» — запрещенная в России экстремистская организация.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS