В Косово «существует реальная воля искоренить христианство» | Русская весна

В Косово «существует реальная воля искоренить христианство»

Бывший офицер военной миссии НАТО в Косово, а ныне священник иезуитского ордена в отставке, прибыл в город на реке Ибар в гости к друзьям, потому что, как говорит, «хотел бы вернуться в Косово». Он рассказал про свои впечатления о сербах на «священной сербской земле».

Жан-Люк Ами родился в Бордо на западе Франции. В 2012 году прибыл с миссией в Косово в составе французского контингента, который являлся частью многонациональной бригады KФОР в Ново Село. В КФОР он был католическим священником, служил в часовне крестоносцев «Христофора».

— С точки зрения веры я думаю, что мой визит в Косово не случайность, — сказал Люк.

Прежде, чем он вызвался поехать с миссией без целевого назначения и без знания пути организации на военной базе, Жан-Люк оказался в лагере многонациональной бригады, где немцы были самыми многочисленными.

— Военный капеллан имеет две функции: быть советником в штаб-квартире, сотрудничая при необходимости с медицинским персоналом и отвечать на реакцию солдат о том, что происходит в области, разрабатывая параллельно взаимное доверие. Мы подписываем контракты с военными и имеем статус офицера. Работа заключается в обеспечении присутствия католической церкви в армии и помощи солдатам осуществлять свое право на веру, — говорит Жан-Люк. Миссию священника в армии он начал выполнять в академии для морских пехотинцев в Париже, затем 12 лет он был священником в школе унтер-офицеров жандармерии в Пуатье.

В отличие от других офицеров, капеллан, который также имеет статус офицера, несет двойную ответственность: подчиненные командира лагеря, в котором он служит, а также епископа, ответственного за капелланов в стране, — объясняет Жан-Люк.

Это привилегия иметь право на переводчика и быть «свободным», чтобы передвигаться по Косово, помогла ему понять, что происходит на сербской земле. Он отправился в турне по монастырям и сербскими анклавами.

— Вопрос о безопасности мне был неважен, было важно добраться до людей и поговорить с ними. Официальная история, которую мы слышали дома, была фальшивкой! Я постепенно понял, что самая большая ложь, которую я когда-либо слышал, была ложью о сербах. Я пытался выяснить о провозглашении независимости и историю искусственной нации «Косово», которой не существует. Я увидел, что здесь живут сербы и албанцы. Мне было ясно, что за этим что-то скрывается, — продолжает рассказ Жан-Люк, убеждая, что в Косово «существует реальная воля искоренить христианство.»

Я встречал людей, которые очень страдают, которые не хотят никому зла, беспокоятся за свое неопределенное будущее, так как они не имеют никакой экономической или юридической защиты, — говорит Жан-Люк.

— Не могу сказать, что это страна, которая заботится о всех своих жителях и пытается найти место для всех, — добавляет он, вспоминая разговор с представительницей хорватского посольства, которая когда-то сказала, что в Яаньево, где она жила, проживало большое католическое сообщество хорватов, и что из всей общины были обеспечены регулярным ежемесячным доходом только четыре человека.

Жан-Люк сказал, что он был очарован православными монастырями, особенно Високи Дечани, который для него является «единством и сплоченностью Востока и Запада», — пишет сербская газета Телеграф.

— Я не знаю, хорошо ли это Богу, но я хотел бы вернуться, — говорит Жан-Люк. Он также подчеркнул, что имеет желание осуществлять в Косово деятельность в духовном и культурном сотрудничестве.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS