Сирия, Украина и НКО: в разговоре Путина и правозащитников нет неудобных тем (ВИДЕО) | Русская весна

Сирия, Украина и НКО: в разговоре Путина и правозащитников нет неудобных тем (ВИДЕО)

Государство намерено сохранить программы поддержки неправительственных организаций. Кроме того, в России учреждается госпремия за достижения в правозащитной деятельности. С этих заявлений президента Владимира Путина началась его встреча с членами президентского совета по развитию гражданского общества и правам человека. Впрочем, разговор не мог не коснуться и главных мировых новостей, связанных с Сирией и с Украиной.

Даже на встрече с правозащитниками в 2015 году одна из наиболее обсуждаемых тем — Сирия, где Россия уже наносит удары по базам боевиков. Уполномоченный по правам человека при президенте Элла Памфилова обращает внимание главы государства: военным, направленным на Ближний Восток, должны быть обеспечены все необходимые юридические гарантии.

«Сергей Иванович Иванов подчеркнул, что все юридические и финансовые вопросы, связанные с обеспечением тех военнослужащих ВВС России, которые будут задействованы в этой операции, будут соблюдены, и все решения на этот счет уже приняты. Очень надеюсь на то, что каждый военнослужащий, участвующий в проведении и обеспечении авиаударов по ИГИЛ, должен получить статус участника боевых действий. Причем без изнурительных доказываний того, что он там был», — подчеркнула уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова.

«Я посмотрю на это. Мы действительно приняли ряд технических решений по этому поводу, по поводу правовых гарантий. Есть ли там этот вопрос о статусе, я обязательно посмотрю», — заверил Эллу Памфилову Владимир Путин.

Россия действует в Сирии, как раз опираясь на международное право.

«Другие страны уже больше года наносят удары сирийской территории, больше года, — подчеркнул глава российского государства, — без резолюции Совета Безопасности ООН и без соответствующего запроса сирийских властей. У нас такой запрос есть. И мы намерены бороться с террористическими группировками. Что касается всяких информаций в СМИ по поводу того, что страдает мирное население, то мы к этим заявлениям, к информационным атакам готовы. Обращаю внимание на то, что первая информация о том, что есть жертвы среди мирного гражданского населения, появились до того, как в небо поднялись наши самолеты. Это, тем не менее, не значит, что мы не должны прислушиваться информации подобного рода. Именно для этого мы налаживаем сейчас контакты с нашими специальными службами, между нашими и спецслужбами США, и между военными Минобороны России и Пентагона. Эта работа сейчас идет. Надеюсь, она завершится созданием какого-то постоянно действующего механизма. Другой механизм — международный, обращаю на это внимание, создан нами в Багдаде, где принимают участие несколько региональных стран. И там идет постоянный обмен информацией».

И, конечно, Украина по-прежнему в центре внимания и правозащитников и главы государства. Более двухсот детей были эвакуированы с Донбасса благодаря усилиям российских волонтеров. Лечение было бесплатным и так должно быть и дальше, отмечает Елизавета Глинка, более известная как Доктор Лиза.

Кроме того, десятки квадратных километров на востоке Украины усеяны минами. Поступать к разминированию нужно немедленно.

«У нас большой опыт разминирования в Сербии, в Косово и в Афганистане. Нам нужно это решить исключительно как гуманитарную задачу. И решать оперативно, не дожидаясь, пока количество „взорванных“ детей среди мирного населения будет исчисляться не десятками, как сейчас, а сотнями», — предложила член Совета при президенте России по правам человека, исполнительный директор фонда «Справедливая помощь» Елизавета Глинка.

«На самом деле разминирование нужно, конечно. Но это такая работа, которую мы должны согласовать с соответствующими структурами там. Это первое. И второе, это можно сделать после прекращения обстрелов. Там нельзя разминировать в условиях, когда снаряды падают. Но надеюсь, вы знаете, наверное, что сейчас там нет никаких серьезных боестолкновений, серьезных обстрелов, что они прекратятся совсем при отводе вооружений калибром менее 100-миллиметров», — ответил на вопрос Путин.

О ситуации на Украине — детальный разговор, тем более накануне предстоящей встречи «Нормандской четверки» в Париже. Путин особо подчеркивает: Минские соглашения — единственный выход из тупика.

«В одном из пунктов этого соглашения прописано: через 30 дней после подписания этого документа ввести закон об особом статусе. Закон есть. 30 суток прошло? Давно прошло! Закон есть, но его просто не ввели. Подписать закон об амнистии. Он есть, нужно только поставить подпись президента (Украины)! Нет подписи! То же самое и по другим позициям. Ключевой вопрос какой? Политическое урегулирование. В чем оно заключается? Самое главное из всего этого политического урегулирование — внесение изменений в Конституцию. Это поиск компромисса. Что там написано? „По согласованию с Донбассом“. Никакого согласования нет. Сейчас там острый вопрос — это проведение выборов. Что написано в Минских соглашениях? „По украинскому закону, но согласованному с Донбассом“. Донбасс трижды посылал свои предложения. Никакого диалога! Рада приняла этот закон, в законе прописано: на территориях ЛНР и ДНР выборов не проводить. И что им делать? Они теперь объявили, что будут проводить (выборы) самостоятельно. То есть, вы правы: до разрешения, к сожалению, пока далеко. Но все-таки есть вещи, которые вселяют уверенность в том, что кризис может быть преодолен. И самое главное, что нет стрельбы сегодня! Будем рассчитывать на то, что диалог между этими Республиками непризнанными и киевскими властями все-таки будет позитивным и будет выполняться главное условие в достижении любого компромисса, а главное условие — прямой диалог», — подчеркнул Путин.

Участники встречи затронули тему развития судебной системы. Насколько эффективно работают суды? Это напрямую влияет на инвестиционный климат. Известный экономист Евгений Ясин напомнил о примерах, когда некоторые известные представители экспертного сообщества уехали за рубеж, опасаясь следственных действий. Например, Сергей Гуриев — бывший ректор Российской экономической школы уехал вместе с семьей во Францию.

«Между прочим, это очень толковые люди, — подчеркнул научный руководитель НИУ „Высшая школа экономики“ Евгений Ясин, — которые могли бы принести пользу нашей Родине».

«Что касается господина Гуриева, я не знаю, чего он убежал, — признался глава российского государства. — Никто к нему претензий не предъявлял. Мне кажется, что он никуда и не бежал! Просто у него жена работает давно заграницей. Он нашел границу за границей. При этом там больше платят. Вот и все. А если сопровождается это еще какой-то политической позицией, то это всегда более выигрышно. Думаю, с этим все связано. Если он решит вернуться и здесь работать, ради Бога, мы будем только рады. Человек он умный и специалист он очень хороший, это правда».

И, конечно, разговор заходит о финансировании НКО.

Сегодня в российских НКО работают 670 тысяч человек. Сотни структур. Раньше, еще в советские годы, кроме как на иностранное финансирование и рассчитывать было нельзя. Сегодня само государство делает все, чтобы поддержать правозащитников. Речь, прежде всего, о грантах. Более того, за благотворительность теперь будут награждать — ежегодную госпремию уже учредили.

Впрочем, нельзя надеяться только на государство — брать на себя ответственность за развитие отечественных правозащитных структур должны и бизнесмены.

«Я считаю, это ненормальное положение, когда российские общественные организации финансируются в основном из-за рубежа. Во всем цивилизованном мире общественные организации финансируются частными фондами или пожертвованиями граждан своей страны. У нас в России тоже должно быть так», — призвала равняться на цивилизованные страны глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

«Я полностью согласен и целиком присоединяюсь к этому призыву, — поддержал Людмилу Алексееву президент России. — И я считаю, что мы все вместе, и я лично, должны обратиться прямо сейчас публично, надеюсь, средства массовой информации это распространят. Обращаюсь ко всем нашим гражданам, ко всем предпринимательским структурам и объединениям — оказывать помощь некоммерческим организациям, в том числе и правозащитным! Это безусловно пойдет на пользу развитию гражданского общества».

В реестре иностранных агентов многие организации оказались из-за того, что те якобы занимаются политической деятельностью. Что именно подразумевается, в документе четко не сказано. При этом Минюст обязан его исполнять: к нему тут никаких претензий! Однако подобные неясности должны быть устранены.

«Это понятие „политическая деятельность“ не должно быть размытым. Оно должно быть единообразно понимаемым, — поставил задачу законотворцам Путин. — Я согласен, что над этим надо думать. В течение трех месяцев там будут сделаны соответствующие предложения».

Качество работы судебной системы, полиции, да и просто атмосфера в обществе — это то, что напрямую влияет и на становление малых предприятий. И от государства здесь многое зависит.

«Малый бизнес никогда к вам не пойдет, ничего у вас не попросит, — сказала член совета при Президенте России по правам человека Ирина Хакамада. — Все сделает сам! Но ему нужна атмосфера, когда он понимает, что креативный, воспитанный, образованный, неагрессивный человек, воспринимающий мир по-человечески, нужен стране».

«Вы, действительно, ездите по стране, общаетесь с людьми и чувствуете, что происходит на местах. Давайте этот анализ, я его, конечно, использую для работы с коллегами, чтобы подтолкнуть по каким-то конкретным направлениям», — предложил Хакамаде Путин.

Беседа, которая продолжалась почти три часа, — еще одно подтверждение того, что государство и правозащитники умеют слышать друг друга. И неудобных тем просто нет.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS