Мнения
КОНОНЕНКО Максим
ИЩЕНКО Ростислав
ХОЛМОГОРОВ Егор
Кто станет новой элитой Донбасса? (ВИДЕО) | Русская весна

Кто станет новой элитой Донбасса? (ВИДЕО)

Военное противостояние на Донбассе или приостановлено, или окончательно завершилось. Это означает, что можно совершенно точно утверждать — Донецкая Народная Республика состоялась. Возможно, ее пока трудно назвать полноценным государством: и в части признания со стороны других государств, и в части особенностей внутреннего развития, но исправить проблемы и там, и там — дело времени.

Сейчас же важно и интересно поговорить о тех, кто волею судеб или благодаря собственным заслугам оказался на вершине власти ДНР. Тех, кого в политологии принято называть «элитой государства». Кто эти люди? Какими личностными качествами они обладают или должны обладать? Какие требования предъявляет к ним общество и вправе ли граждане ДНР рассчитывать на то, что эти требования будут удовлетворены?

Об этом говорили гости студии Интернет-платформы «Диалог»: телеведущий донецкого телеканала «Оплот» Рашид Романов, депутат Одесского городского Совета Александр Васильев, секретарь Совета безопасности ДНР Александр Ходаковский и блогер Рамиль Замдыханов.

Может ли существовать государство без элиты?

Рашид Романов: «Меня мучает вопрос: а ушла ли старая элита окончательно? А перед новой я бы поставил цель: не дать вернуться к старому формату».

Александр Васильев: «Элита формирует под себя политические структуры, приобретающие форму государств. Вопрос в качестве — удастся ли в ДНР наладить воспроизводство качественно новой элиты? Главное, чтобы привычные механизмы кумовства не легли в основу формирования здесь нового класса элит».

Александр Ходаковский: «Отвечу на вопрос: нет, государство без элиты существовать не может. Элиты искусственным образом не создаются. У элиты есть две стороны: эстетическая и функциональная. Когда мы говорим об эстетической — здесь речь идет как раз о качественности элиты, потому что функционально она выполняет свою роль. И наша задача — создать такую элиту, которая не только держит в своих руках политическую власть и оказывает влияние на финансовые потоки, но также является носителем интеллектуального и духовного капитала».

Как перейти от территориального самоуправления к государству?

Рамиль Замдыханов: «За последние полтора года произошла некая кристаллизация структуры элит. Значит ли это, что социальные лифты перестанут работать?»

Рашид Романов: «Герои войны — это элита. Какова их задача дальше: оставаться у руля республики или…»
Александр Васильев: «Люди, которые взяли оружие в руки и, рискуя жизнью, встали на защиту своей земли, продемонстрировали, что материальное для них вторично. Насколько качественными управленцами они становятся после затухания войны?»

Александр Ходаковский: «Сейчас наблюдается динамика в процессе структуризации общества и построения межинституциональных отношений. Конечно, среди вставших на защиту Родины были разные люди, с разным набором человеческих качеств. И этот набор либо соответствовал военной среде и никак не применим в гражданской, либо участники обладали полным набором качеств, полезных и нужных как в военном деле, так и в гражданской жизни. Сейчас при переходе к этапу политстроительства мы наблюдем достаточное количество ярких лидеров, влияющих на общественное мнение. Нужен симбиоз тех, кто является представителем военной линии, с теми, кто готов предложить гражданский опыт и знания создания качественного нового государства. И для этого важно синтезировать общественную идеологию.»

Кто и по каким принципам формирует идеологию развития ДНР?

Рашид Романов: «Об идеологии говорят все, но между собой диалога не ведут. Но кто-то ж занимается процессом формирования идеологии?»

Александр Ходаковский: «Я сторонник синтеза идеологии. Нельзя, чтобы идеологию, условно говоря, спускали сверху. Потому что она в таком случае будет создаваться вне контекста, носить неприемлемые элементы и, соответственно, не приживется. Я сторонник регионализма в этом процессе. Каждый, кто проголосовал за республику 11 мая, заявив о своей политической позиции, сейчас должен за нее бороться».

Помощь ДНР: есть желание, но открыты ли возможности?

Рамиль Замдыханов: «Александр Васильев, вопрос к Вам: имя опыт депутатской работы в Одессе, готовы ли Вы поделиться им с представителями элиты ДНР? Есть ли такие механизмы, которые позволяют Вам это сделать?»

Александр Васильев: «Я считаю, что обладая депутатским статусом и имея научную степень, я занимал определенную позицию среди элит города. Мотивация обладания этим статусом — влиять на принятие решений. Если это место не займешь ты, приезжающий на заседания на троллейбусе или маршрутке, то там будет сидеть человек в дорогом костюме, преследующий сугубо личный интерес. И ты понимаешь, что этот человек хуже образован, индифферентен к реальным проблемам общества, являющийся флюгером в идеологическом смысле. Вот когда ругают власть, я всегда спрашиваю: «А что лично Вы сделали, чтобы власть была лучше?»

Политтехнологии и расслоение общества: присутствует ли взаимосвязь?

Рашид Романов: «Так по какому же принципу происходит расслоение нашего общества? По имущественному — нет, по интеллектуальному, патриотическому… Как?»

Александр Ходаковский: «Соглашусь, что процесс расслоения общества присутствует. Влияет на это множество причин и предпосылок. Здесь и пророссийская векторная направленность части населения, и ощущение угрозы со стороны официального Киева. Переформатирование общественных отношений в сторону большей справедливости — этим жили и дышали. И сейчас есть те, кто разочаровался в возможности воплощения идей всеобщей справедливости и вместе со своей ментально единой группой отошел в строну, образовав таким образом определенный слой. Это один из примеров расслоения общества. Есть и такие, кто уехал во время острой военной фазы, а сейчас вернулись или готовы вернуться и считают, что тут — пока их не было — начудили, но они готовы мириться с этим, единственное — просят: остановитесь, хватит. Они до конца не понимают происходящего здесь. В то же время, я наблюдаю работу по воздействую на общественное мнение жителей ДНР через социальные сети, и есть группы, где откровенно пропагандируется нетерпимость и звучат призывы к истреблению инакомыслящих на территории нашей республики. А когда мы детальнее узнали, кто создал эти группы, модерирует их, то поняли, что это не что иное, как внедрение украинских сторонников разжигая розни и дестабилизации ситуации на Донбассе. Это уже политические технологии. Но общечеловеческие ценности должны всегда сохраняться и доминировать над любыми мотивами в поведении человека».

Александр Васильев: «Но ведь можно в противовес этим группам в социальных сетях создать конкурентный ресурс, с более привлекательным контентом, месседжами, качественной аналитикой, отвечающий в большей степени чаяниям аудитории».

Рамиль Замдыханов: «А мне кажется, что сейчас в плане идеологической работы ДНР идет тем же путем, что и при Януковиче, когда бонзы в дорогих костюмах „половинили“ выделенный бюджет, раздавали по скромной сумме студентам и отправляли их в поле петь, танцевать, клеить на столбы листовки и писать на стенах и заборах нужные слова. Речь идет о заорганизованности, шаблонности, боязни самих себя, а финал-то предсказуем».

Александр Ходаковский: «Прошу прощения, не соглашусь: (с улыбкой) „половинить“ нечего».

Отличие новой элиты — ответственность и общечеловеческие ценностные ориентиры

Рашид Романов: «У нас ментальность иная, и не работают тут западные технологии. Здесь остались добрые, честные, порядочные люди. У нас общность доминирует над индивидуализмом».

Рамиль Замдыханов: «Мы наблюдаем, что по окончании острой военной фазы идеологическая борьба только набирает обороты. И раз уж мы говорим о формировании элит, то мне кажется, что нынешняя элита ДНР не должна копировать ту, что улетела отсюда на белых самолетах, когда в воздухе только начинала ощущаться напряженность».

Рашид Романов: «Я для сея вывел маркер, характеризующий представителя современной местной элиты, — ответственность за происходящее перед живущими здесь людьми. Есть такие, кто идет во власть безответственно, ради того, чтобы им рано или поздно „кусок пирога“ достался».

Александр Ходаковский: «Нужны ценностные ориентиры. И люди, попавшие во власть, проходят испытание медными трубами. Здесь важно еще раз отметить наличие интеллектуального и духовного потенциала, а не только концентрации власти и капитала у представителей элит. Мы находимся в начальной стадии государственного построения. Сколько нужно времени для того, чтобы сформировать эффективно работающие институты, сегодня сложно сказать, но мы движемся, не стоим на месте. Ответственность за то, что здесь возникнет, лежит на всех гражданах, кто поддержал формирование ДНР.

С теми радикальными силами, которые сейчас правят бал в официальном Киеве, нам не по пути. С самой Украиной у нас как были хорошие отношения, так и остались. Мы понимаем, что военный путь — он тупиковый, но он был неизбежен на первом этапе. Сейчас нам важно поддержать здоровые общественные силы, опирающиеся на пассионарное меньшинство.

Россия в настоящий период избавляет нас от определенных иллюзий. Эта многогранная страна иногда поворачивается к нам своей, условно говоря, неограненной стороной. Но тем не менее, согласно опросу, 54% людей ДНР хотят жить в России, около 18% — в независимой самостоятельной ДНР. 11% хотят быть в составе Украины, но в режиме всесторонней автономии для ДНР. Сейчас все четче прорисовывается наша особенность: мы не можем считать себя чьим-то сателлитом. От Украины мы уже отпочковались. В то же время нужно понимать, что несмотря на нашу приверженность российскому вектору и определённым, связанным с этим надеждам, у нас есть свои отличительные черты и факторы, определяющие самостоятельное развитие. И если мы не хотим создавать здесь что-то карикатурное, нужно синтезировать собственную идеологию, базирующуюся на общих с Россией принципах, которая не будет антагонистична здоровой Украине как таковой (сейчас по кровеносной системе Украины просто бродит вирус, и токсины сильно отравляют организм)».

Применим ли в ДНР советский опыт формирования элит?

Рамиль Замдыханов: «Различие между обывателем и элитой лежит также в филологической плоскости: обыватель мыслит сослагательным наклонением, а элита — побудительным. Обыватель: вот, ты не пропил бы 100 руб., мы сегодня были бы сказочно богаты. А элита говорит: надо идти туда, делать то-то. Вы, Александр Сергеевич, призываете общественность участвовать в формировании местных элит и осуществлять контроль над ними. Вопрос: каким образом? Как влиять на элиту?»

Рашид Романов: «Вспомним советское: сначала ты бы октябренком, потом пионером, затем комсомольцем. И проявляя активность, ты мог зарекомендовать себя, и впоследствии оказывая определенное влияние на происходящие процессы, становиться частью элиты. Может, стоит возродить что-то похожее?»

Рамиль Замдыханов: «Тут добавлю. Вспомним опыт, когда была элита, запада Украины и востока страны. И они договорились разделить, условно говоря, сферы влияния. Прошло 20 лет, и оказалось, что рельсы не стоят ничего, а учебники — да, они „проламывают“ головы просто замечательно».

Рашид Романов: «Я за то, чтобы создать максимально приближенные к людям общественные институты, благодаря которым человек мог бы проявить себя. Проявил — значит, ты именно тот, кто необходим стране».

Александр Ходаковский: «Сложно говорить о текущем процессе, потому что объективно мы еще не вышли из состояния войны. Почти все наши силы сосредоточены у линии соприкосновения, и иногда там бывает довольно жарко. Поэтому мы не имеем права сокращать до небоеспособного состояния нашу армию, мы знаем, что та сторона непредсказуема. Другое дело, что у нас есть ряд внутриобщественных проблем, которые следует озвучить».

Предпосылок для возвращения Донбасса в состав Украины нет.

Александр Ходаковский: «По нашим подсчетам, на 10 человек, участвовавших в боевых действиях, приходится 6 единиц огнестрельного оружия. В общей сложности воевали, по разным подсчетам, от 5 до 9 тысяч человек. Не все они ушли с боевых позиций довольными, продолжая копить потенциал неудовлетворённости. Мы это обязаны учитывать. Говоря о расслоении гражданского общества, не стоит забывать фактор присутствия военных людей, которые чувствуют себя не очень востребованными. В ближайшей перспективе нам предстоит решить множество вопросов, которые напрямую связаны с существованием государства. И при этом нужно создавать общественные институты, не имея для этого необходимых средств, но опираясь на гражданское сознание. Строить гораздо сложнее, чем разрушать — это знают и понимают все. Несмотря на прогнозируемое и вполне объяснимое грядущее замедление экономических процессов и, как следствие, снижение уровня жизни людей в виду блокады и разрушенной инфраструктуры, нам необходимо поддерживать в обществе заданный уровень оптимизма путем честных отношений со своим народом.

На текущий момент нет предпосылок для того, чтобы мы вернулись в состав Украины. И в условиях автономности, нам нужно готовиться к оттоку трудоспособного населения в силу объективных причин, возможному увеличению нагрузки на экономику ввиду роста количества пенсионеров и других социальных групп, содержащихся за счет государства и ряду других. Но я думаю, что мы обладаем достаточным потенциалом, чтобы найти решения всех возникающих социально-экономических проблем.

Изначально нам нужно уйти от иллюзий, не порождать в сознании общественности ложных надежд, которые потом сменятся разочарованием. И если мы, участники этого процесса, взяли на себя эту ответственность и готовы ее нести, значит, нам нечего бояться. Вот здесь и появляется шанс сформировать широкий фронт новой элиты, причем, как функциональной, так и эстетической — социальный заказ и потребность в этом есть.

Возвращаясь к началу нашей дискуссии, скажу, что новая элита должна постепенно вытеснять старую, сохраняя то, что будет работать в новых условиях».

Вхождение ДНР в Русский мир неизбежно

Рашид Романов: «Те, кто первым удрал отсюда, они ж, выступая по ТВ, меняют окраску в течение 10 минут. Они хамелеоны, это не те люди, на которых можно делать ставку».

Александр Васильев: «Насколько нужно элите ДНР менять военный френч на гражданский костюм? Я имею в виду ситуацию, когда мы имеем жесткую административную систему и при этом никто себе ни в чем не отказывает, включая дорогие костюмы. У общества это вызывает определенную реакцию. Ведь именно то общество, основанное на коррупционных связях и пораженное сверхдостатком неучтенных доходов, отторг от себя Донбасс. И то светлое будущее региона, которое мы все хотим увидеть, очень сильно зависит от именно от этого. Есть ли предпосылки для формирования новой элиты со старыми коррупционными болячками?»

Рашид Романов: «И что делать, как жить простому человеку ДНР?»

Рамиль Замдыханов: «Ответы на эти вопросы и станут мостиком к следующей передаче. Раз уж этому простому человеку приходится задумываться над вопросом „Что делать?“, это еще раз доказывает, что ДНР входит в русский мир».

Читайте также
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS