Мнения
Интервью с лидером «Сирийского Курдистана» Салихом Муслимом: Россия не допустит вторжения Турции в Сирию | Русская весна

Интервью с лидером «Сирийского Курдистана» Салихом Муслимом: Россия не допустит вторжения Турции в Сирию

Интенсивная военная интервенция России в Сирию нацелена кардинально нарушить баланс в разрушенной войной нации. Единственные, кто получит большую выгоду от этого беспорядка, — это курды, которые постепенно увеличивают подконтрольные им территории и теперь являются важнейшими союзниками США в борьбе с ИГ. Какое влияние действия России в Сирии окажут на сирийских курдов? Издание Al-Monitor пообщалось на эту тему с Салихом Муслимом, сопредседателем сирийской партии «Демократический союз», который в данный момент находится на севере Сирии.

Как российское военное вторжение в Сирию влияет на курдов?

С. Муслим: Мы, партия «Демократический союз», думаем следующее, и мы также поделились этим с Соединенными Штатами: мы будем бороться с ИГ бок о бок с теми, кто воюет против них. Мы также в ряду тех, кто с ними в духовной борьбе.

Россия заявляет, что президент Сирии Башар Асад должен остаться у власти, она защищает его режим.

С. Муслим: Россия поддерживала режим с самого начала. Это отдельный вопрос. Но что касается сохранения Асада у власти, мы считаем, что он не может, как ранее, оставаться у власти. Он может находиться во главе лишь в переходный период для диалога между конфликтующими сторонами, но в долгосрочной перспективе непостижимо, чтобы большинство сирийского народа могло бы поддержать его правление в дальнейшем.

Но нет ли риска, что «переходный период» может трансформироваться в «долговременный период»? Достигнув столь многих целей, нужны гарантий. Могла бы Россия поручиться за курдов?

С. Муслим: Мы установили отношения с Россией в течение последних трех лет. Мы постоянно общаемся с Россией, Москвой. Но режим не может сохраниться, как мы не можем вернуть время вспять. Курды — это реальность. И мы способны защитить себя и от режима, и от остальных. Если и будет какое-либо решение по сирийской проблеме, то оно должно учитывать права курдов и других этнических и религиозных групп в Сирии. Это могло бы быть достигнуто под эгидой ООН. Наша демократическая автономия (три контролируемых курдами кантона на севере Сирии) должна быть признана. Если этого не произойдет, мы продолжим нашу борьбу. Если курдский вопрос останется не решенным, сирийская проблема также не разрешится. У нас есть определенные требования. Любое решение, основывающееся на искоренении их, — неверно и не сработает.

Вы верите в то, что курды могли бы противостоять ИГ без военной поддержки США?

С. Муслим: Возможно, наши потери были бы больше, но мы бы были способны сопротивляться, тем не менее. Кроме того, мы верим в наш собственный народ и справедливость нашей цели.

Возвращаясь к России, мы слышим сообщения, что российские самолеты поражают не только ИГ, но и Джебхат ан-Нусра, Ахрар аш-Шам также. Как отреагирует на это Америка, на ваш взгляд?

С. Муслим: Я не думаю, что Америка запротестует, потому что Джебхат ан-Нусра и Ахрар аш-Шам ничем не отличаются от «Исламского государства». Они такие же террористы и придерживаются той же самой психологии. Ан-Нусра входит в список террористических организаций США. Я не думаю, что у американцев возникнут вопросы по поводу Ахрар ан-Шама: они знают, кто это такие. Нет никаких различий между этими тремя группировками. Но если они были бы уничтожены, оставшиеся оппозиционные группы, которые очень слабы, включая тех, кто борется вместе с нами, находящиеся на стороне Свободной сирийской армии, усилили бы свое влияние.

Вы верите в то, что российское вторжение поможет посадить стороны за стол переговоров, или все станет только хуже?

С. Муслим: Вернуться за стол переговоров будет сложно. План, представленный сирийским постоянным представителем при ООН, Стеффаном де Мистурой, больше всех поддерживается Россией. Но лагерь оппозиции, имеется в виду Катар, Саудовская Аравия и Турция, противостоит ему. Если США хотят подготовить почву для выработки решения, то они должны оказать давление на них. В любом случае, если бы не было какого-то соглашения между Россией и Америкой, Россия бы не вторглась так.

Что российские действия сулят Турции?

С. Муслим: Турецкая политика в отношении Сирии абсолютно несостоятельна. Два года назад я общался с одним российским официальным представителем, и он сказал мне: «Чего больше всего боятся курды?». Я ответил, что, возможно, турецкого вторжения. Он посмеялся и сказал: «Это не сирийско-турецкая граница, а граница с НАТО». Тогда я сказал: «Спасибо, мне стало легче». Турция не может вторгнуться в Сирию без благословения крупных держав.

Как на «зону, свободную от ИГ», которую хочет установить Турция, повлияет российская операция?

С. Муслим: Россия и США, кажется, установили свои собственные зоны влияния в Сирии. США активны на севере. Русские не вмешаются на этот север. Но если Турция попытается вторгнуться, тогда они это сделают. У Росси с Сирией есть соглашение о совместной обороне, но они предотвратят вмешательство Турции не для того, чтобы защити нас, курдов, а с целью защитить сирийскую границу.

Каковы перспективы сотрудничества Турции и администрации «Сирийского Курдистана»?

С. Муслим: Начни Турция борьбу с ИГ с самого начала, ИГ бы не появилась на турецких границах. ИГ — это курды, осуществляющие массовые убийства, насильственно выселяющие курдов, сжигая их деревни. Почему Турция ничего не делает? Почему она не способна остановить их? Мы предложили сделать это самостоятельно, но Турция мешает нам. Почему? Знаете, есть туркменская бригада «Султан», подготовленная турками, Она вся перешла на сторону ИГ. Это фиаско.

Вы считаете, что нет надежды нормализации отношений с Анкарой?

С. Муслим: Если бы Турция заняла умеренную позицию по отношению к нам, мы, будучи политиками, были бы готовы говорить, и положительные изменения могли бы последовать. Но официальная Анкара продолжает называть нашу партию и «Народные подразделении для защиты» (YPG) террористами. Какой вид терроризма мы представляем? Турция считает нас врагами. Единственное, что мы хотим, — это победить ИГ, будь то с Турцией, Америкой или кем-то другим. Мы не противостоим созданию безопасной зоны. Мы против того, чтобы эта зона контролировалась Турцией. Бесполетная зона, которая была организована в 1992 году в Ираке, могла бы быть создана и в Сирии. Если бы весь север Сирии попал под защиту ООН, мы почувствовали бы себя более безопасно.

Не поставили ли вас в неудобное положение недавние нападения «Рабочей партии Курдистана» на Турцию? Хотя вы утверждаете, что вы две отдельные группы, обе ваши партии вдохновляются создателем РПК, Абдуллой Окаланом.

С. Муслим: Я думаю, что это не повлияет на нас с военной точки зрения. Мы разные организации, но возвращение к мирному процессу с Турцией было бы во благо всех. Любая эскалация конфликта была бы в ущерб всем. Не являются ли курды-последователи философии Окалана единственными, наиболее эффективными силам, борющимися с ИГ? Когда вы нападаете на РПК, миллионы курдов, чувствуют, что им нанесли удар в спину. И они спрашивают, почему США и Европа хранят молчание. Если они всерьез борются с ИГ, то почему бы им не остановить и Турцию? Между тем, трагедия человека — это бессилие. Тело Азиза Гюлера, турецкого гражданина, пришедшего в «Сирийский Курдистан» для борьбы с ИГ, не может быть доставлено его семье, потому что Турция не разрешает въезд. Мы не можем понять почему. Раньше турки, погибшие в Курдистане, отправлялись их семьям и были похоронены в их родной стране. Теперь это не позволяется. Турция взяла такой политический курс с момента возобновления конфликта с РПК.

У вас существуют проблемы с «Региональным правительством Курдистана» в Ираке. Президент Масуд Барзани говорит, что он откроет пути поставок из его региона в «Сирийский Курдистан», только если вы позволите бойцам из «Демократической партии Курдистана в Сирии» вернуться. Вы встречались с ним в Эрбиле недавно, там же присутствовали и американцы, но вы были не в состоянии решить эту проблему. Почему?

С. Муслим: Не существует никаких изменений касательно данного вопроса. Но вот что мы предлагаем. Если из «Демократическая партия Курдистана в Сирии» настроена серьезно на защиту Курдистана от ИГ, они могут приезжать. Где сейчас находится ИГ? Между Джараблу и Азазом. Пусть они придут туда воевать. В курдских регионах больше нигде нет ИГ.

Перевод: Анастасия Майорова

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS