Сербский экономист: мы живем в период смены экономических эпох | Русская весна

Сербский экономист: мы живем в период смены экономических эпох

Об экономической ситуации в Европе и мире, смене экономических эпох, противостоянии Запада с Россией в интервью  рассказал председатель Сербского собора «Двери», профессор юридического факультета Косовской Митровицы, Сербия, депутат Государственной Скупщины Республики Сербия (до 2012), член депутатского клуба Черноморского экономического сотрудничества Радован Тврдишич.

— Как вы оцениваете экономическую ситуацию в мире, когда экономики и нефтяных, и не нефтяных стран находятся в рецессии?

— Очевидно, что доллар, как резервная мировая валюта, с огромной скоростью теряет свое экономическое значение, что приводит к потере возможности реализации политического влияния США. Следовательно, можно предположить, что США сделают все, чтобы этот процесс замедлить, а по возможности и остановить.

На данный момент заниженная стоимость нефти — это прямое следствие попытки США обрушить цены на нефть, делая «финансовые инъекции» в собственную экономику (сейчас процентная ставка Федеральной резервной системы США опустилась до своего исторического минимума). США, замедлив своих самых больших конкурентов — Россию и Китай, не дает разрушиться американской валюте и отдаляет свое экономическое падение.

Очевидно, что мы живем в период смены экономических эпох, в котором после долгого лидерства неолиберальной экономической модели (продвигаемой США) на сцену выходит мировая экономическая альтернатива, основанная на экономической практике, а не на недоказанных теоретических предположениях.

Достаточно упомянуть Россию и Китай, а также многочисленные институты, появившиеся в результате сближения стран БРИКС и понять, насколько высокого уровня достиг альтернативный экономический процесс в своем развитии.

Несколько лет назад все выглядело иначе: доллар был неприкосновенен, и неолиберальный экономический истеблишмент уверял нас, что с экономикой все в порядке, и давал нам крайне оптимистичные оценки по мировой экономической ситуации.

Но тогда непокрытые ипотечные кредиты еще более раздули пузырь финансового сектора (в большей мере базированного на спекулятивном капитале, в несколько раз превышавшим реальный сектор) и вызвали эффект домино, который отразился и в реальном секторе, и в массовой потере доверия в западные финансовые институты.

Кризис выявил многие структурные недостатки в экономической сфере и заставил главных сторонников неолиберальной мантры, говоривших о всемогущей руке рынка, хотя бы на минуту задуматься о пропагандируемой догме.

США с помощью государственной интервенции, обошедшейся им в несколько сотен миллиардов долларов, принялись спасать рынок и безответственные банки, которые своим рисковым поведением и вызвали кризис. Этим они сами же и оспорили свою неолиберальную догму, следуя которой рынок должен бы сам себя регулировать без государственного вмешательства, а также показали, что на своей территории они не намерены использовать то, что проповедуют и советуют другим странам.

Одновременно с этим не было сделано ничего для того, чтобы в корне решить проблему возникновения системного кризиса, а прежде всего это нахождение баланса и уменьшение разрыва между реальным и финансовым сектором. Финансовый сектор вместо того, чтобы финансировать проекты в реальном секторе, продолжил зарабатывать на самом себе.

Вследствие этих причин мы приходим к глобальному разочарованию в идеализированные институты Запада, где за идеализованной демократической маской появилось брутальное лицо скрытых центров власти, перед которыми демократическая власть бессильна.

— Насколько в такой экономической ситуации рентабельно для Азербайджана строить проекты TAP и TANAP?

— Для рентабельного использования азербайджанских газовых ресурсов необходимо иметь точные данные о количестве и цене располагаемого газа, длине газопровода и реальных покупателях. Также необходимо понимать, что вопрос энергетики это всегда и политический вопрос.

Рассматривая чисто экономически протяженность газопровода TANAP, который будет насчитывать 1800 километров, есть основания полагать, что располагаемые ресурсы в данный момент не настолько велики, чтобы оправдать величину инвестиций и потребление конечным потребителем, то есть ЕС.

С помощью возможного расширения проекта, то есть если мы говорим о том, чтобы связать газопровод с резервами Туркменистана (дном Каспийского море) и Ирана (в данный момент не имеющего инфраструктуру и находящегося в изоляции США и ЕС), проект мог бы стать рентабельным. Но для такого рода расширения было бы необходимо молчаливое согласие России и США. Сегодня TAP находится перед похожими вызовами, поэтому я считаю, что подключение к TANAP было бы разумным решением.

— Как вы видите дальнейшее развитие этих процессов?

— Сегодня целый мир находится в определенной фазе «тихой» перестройки и подстройки под новые политические и экономические обстоятельства. В 2000-ых годах Запад нас уверял, что пришел конец истории, а по истечению всего лишь пятнадцати лет мы видим, что на самом деле история начинается заново.

Новая экономическая и политическая мультиполярность представляет собой новый вызов и новый шанс для большого количества средних и малых стран. Очевидно, что многие страны Европы, Азии, Южной Америки и Африки тоже осознают экономическую мультиполярность, и свою экономическую политику изменяют в соответствии с новыми обстоятельствами, осознавая, что это должно проходить осторожно и поступательно.

Мы наблюдаем то, что глобальное поклонение Западу становится все больше декларативым, а тихое сотрудничество с Россией, Китаем, Бразилией и Индией становится все конкретнее. На уровне малых и средних государств власти должны принять решение: продолжать наращивать внешний долг (что большинство стран может сделать только в кратковременном периоде) или девальвировать свои валюты под контролем (для увеличения конкурентоспособости экономики) и увеличивать пошлины (для того, чтобы поддержать внутреннюю занятость).

Существует и третье, существенно худшее решение: уменьшение бюджета, урезание зарплат и соответственно внутреннего спроса, который напрямую вызовет отток собственного населения в другие страны. Из-за такого опасного для страны решения сегодня за кулисами кризиса миграции происходит очень серьезное переселение европейцев, следовательно, некоторые страны Европы буквально опустошаются. Например, мы говорим об Ирландии, странах Прибалтики, а также некоторых странах юга Европы: Греции, Испании, и Португалии. Часть из них направляется в западную Европу, а часть в США, Австралию и Южную Америку.

— Как вы оцениваете экономику Европы сегодня и чего ждать дальше?

— Европейская экономика и политика уже несколько десятилетий живут на параллельных путях, но в долгосрочной перспективе вместе они не смогут сосуществовать.

На одном пути находится бюрократическая концепция ЕС, основанная на принципах беспрепятственного прохождения товаров, услуг и людей, сужении суверенитета государств-членов ЕС, а также построенная на сложных и неясных механизмах функционирования бюрократии, способных определить стандарт «длины огурцов», но не реализовать основную причину своего существования. Ясно, что экономическую политику ЕС, которая ради политических целей США отказывается от экономического сотрудничества со своим стратегическим партнером, то есть Россией, нельзя назвать ни продуманной, ни независимой, так как ведется во вред собственному государству.

На другом пути находятся все те европейские страны, которые свою экономическую политику базируют и вне концепции ЕС на уровне унилатеральных договоров как между странами ЕС, так и вне его. Эти страны на первый план ставят национальные интересы своих государств, независимо от интересов ЕС.

Парадокс состоит в том, что Германия, например, в качестве локомотива ЕС без каких-либо проблем с помощью механизмов политически слабого ЕС вводит санкции против России, а с другой стороны, находясь в позиции суверенного государства, с той же Россией строит Северный поток, которым планирует обеспечить свою энергетическую независимость.

Сегодня мы являемся свидетелями того, что ЕС не имеет достаточных механизмов для обеспечения базовых принципов, на которых он построен, где одним из самых значимых является создание условий для беспрепятственной перевозки людей, товаров и капитала.

Сегодня через ЕС нет ни свободного перемещения людей (что показала трагичная ситуация с мигрантами и новыми стенами внутри Европы), ни свободного перемещения товаров, что показал случай, когда страна-член ЕС Хорватия самовольно и без наказания закрыла границу с Сербией не только для прохождения беженцев, но и для товаров.

Жестокая реальность, лишенная эмоциональной и медийной обработки, демонстрирует нам то, что без серьезных осложнений ЕС не способен осуществить, не одну из целей своего существования. Европу ожидает пробуждение от сна Европейского Союза, а страны Европы должны как можно раньше поставить свои государственные и экономические интересы выше затратных, сложных и реально неосуществимых бюрократических пустословий ЕС.

Таким образом, неолиберальная экономика, введенная догмой свободного рынка в рамках ЕС, приняла поражение в тот момент, когда США со своими политическими целями попытались ограничить этот рынок, искусственно отделив Россию и манипулируя слабыми механизмами ЕС.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS