Мнения
В суде ополченцы ЛНР рассказали, что приняли Савченко за мужчину | Русская весна

В суде ополченцы ЛНР рассказали, что приняли Савченко за мужчину

Заседание Донецкого городского суда Ростовской области по делу Савченко в четверг оказалось коротким. Отведенное время защита потратила на то, чтобы узнать у свидетеля-ополченца во что он был одет 17 июня прошлого года, чем отличаются виды обстрелов и как устроен автомат Калашникова. Кроме адвокатов и подозреваемой никто не понял, какое все это имеет отношение к предъявленному обвинению.

Накануне ополченцы ЛНР Дмитрий Сословский и Алексей Лангавый рассказали, что во время пленения Надежда Савченко навала себя корректировщиком огня и «попросила ее не насиловать». При этом оба свидетеля заверили, что у них и в мыслях не было надругаться над украинкой, поскольку они сначала приняли ее за мужчину.

По их словам, косвенным подтверждением того, что Савченко их не обманула и действительно была наводчицей, стало то, что после ее пленения обстрелы прекратились, сообщает «МК».

В ответ на это адвокат Марк Фейгин спросил у Ословского, почему они не застрелили Савченко на месте, так как, по мнению адвоката, у них такой подход распространен. На это ополченец удивленно спросил: «Зачем?» (по версии следствия и свидетелей обвинения, ополченцы отпустили Савченко после задержания возле Металлиста и допроса в Луганске, а вторично ее задержали уже в Воронежской области — ред).

Вслед за ними 8 октября в суде выступил еще один ополченец Эдуард Лелюха. Отвечая на вопросы прокурора, он сказал: с самого утра по Металлисту со стороны Счастья стреляли из минометов и артиллерии. Одной из основных целей противника стал пост ГАИ, что, по его словам, было бессмысленно, так как там ополченцев вообще не было.

При этом стреляли прицельно: «Когда по башке попадают, начинаешь понимать, что есть корректировщик. Он делает пристрелочные выстрелы, а потом их корректирует», — подчеркнул Лелюха. Его показания полностью совпали с тем, что он ранее говорил следователям.

Адвокаты же решили посвятить вопросы условиям содержания пленных, интерсесовались, чем свидетель занимался в Металлисте и так далее. А сама украинка спросила у ополченца, сколько пружин в автомате АК-47… Еще одним приемом линии защиты стал повтор вопросов: об одном и том же они спрашивали у свидетелей по нескольку раз. Лелюху несколько раз пытали на тему «чем отличаются минометные и артиллерийские обстрелы». О различиях ему было хорошо известно и он сообщил о них с первого раза.

Судья несколько раз требовал от адвокатов и самой подсудимой, чтобы они задавали вопросы по существу дела, но, по словам Савченко, она в таких юридических моментах не разбирается и спрашивает, что ей интересно.

Интересы у Савченко довольно однообразны. У Ословского подозреваемая спрашивала, во что она и он были одеты при их первой встрече в лесополосе возле Металлиста. А у Лангового интересовалась, что значит калибр 7.62 и как выглядит автомат Калашникова.

Между тем, защитники пока даже не пытались доказать, что Савченко не была наводчицей или не пересекала российскую границу добровольно. На данный момент, единственным аргументом адвокатов являются слова их подзащитной, которая матерится, пререкается с судьями, расходится в требованиях с адвокатами и обвиняет всех во лжи.

Заседание суда должно продолжиться 12 октября.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS