Во Франции задумались, не являются ли санкции двигателем экономического прогресса в РФ | RusNext.ru

Во Франции задумались, не являются ли санкции двигателем экономического прогресса в РФ

Издание «Солидарность и прогресс» (Solidarité et Progrès) во Франции опубликовало большой редакционный материал о последствиях санкций против России. По мнению французских журналистов, эти санкции могут стать для России… стимулом для развития.

Экономические санкции, введенные против России со стороны Запада в марте 2014 года, несомненно, больно ударили по российской экономике. Но до сих пор они так и не смогли достичь главной своей цели — ослабления позиций президента России Владимира Путина. На самом деле, они, эти санкции, могут иметь даже противоположный эффект, делая Россию — и ее президента — еще более мощными, чем раньше.

Европейский союз считает, что его страны в совокупности потеряли около 100 миллиардов долларов из-за ограничений в торговле с Россией. Это снижение, которое ударило особенно сильно по баварским производителям молока и экспортерам промышленных товаров из Восточной Германии. ВВП России, который скромно и медленно рос в 2014 году, увеличился на 4,6% в годовом выражении про сравнению с показателями аналогичного триместра прошлого года при растущей инфляции, которая, по данным, оглашенным в июле 2015 года, увеличилась на 15,6% в год.

Тем не менее в настоящее время инфляционный всплеск остался позади, и последствия нефтегазового пике были смягчены ростом доллара, так что валютные резервы России фактически увеличились до 362 миллиардов долларов в июне (из которых 13% страна хранит в золоте). И несмотря на то, что русские затягивают пояса, популярность Путина — больше, чем когда-либо.

Основной принцип обоснования санкций: свободная торговля и невмешательство в рынки способствуют росту (и, таким образом, оказывают политическую поддержку правительству), в то время как санкции парализуют все это, (и, таким образом, подрывают поддержку правительства).

Но акцент на свободной торговле и свободных рынках был в центре мировоззренческой догмы британских классиков экономической науки девятнадцатого века. Это остается центральным посылом неоклассической экономики, которая царит в настоящий момент в мире — и это воплощено в знаменитой формуле «Вашингтонского консенсуса», принятой во всем мире по воле Международного валютного фонда (МВФ). Согласно этому, ключ ко всему для экономического развития содержится в том, чтобы открыть рынки и провести меры по либерализации экономики и приватизации.

Тем не менее эта теория имеет один существенный недостаток. Никакая экономическая власть никогда не разработана исключительно на основе политического невмешательства в экономику. Рост экономической мощи Соединенного Королевства Великобритании, например, был в значительной степени определен государственной защитой определенных стратегических секторов, промышленной политикой кабинета министров и выбором соответствующих тарифных барьеров.

Промышленная мощь Великобритании началась с текстильной промышленности. Ее лидеры поняли, что экспорт сырья, главным образом, шерсти, может оказаться недостаточными, чтобы стимулировать экономический рост. Для достижения этого Англия должна была подняться по шкале добавленной стоимости, импорта сырья и экспорта готовой продукции. Английские руководители должны были прибегнуть к такой промышленной политике, чтобы привлечь фламандских ткачей к тому, чтобы вкладывать их опыт в работу британских компаний. Кроме того, страна возвела тарифные барьеры: запрет на экспорт сырой шерсти и импорт готовой продукции, чтобы индийская текстильная продукция… часто лучшего качества и намного более дешевая, не могла конкурировать с текстилем отечественного, британского, производства.

Британцы также адаптировали законы о навигации, ограничивая въезд иностранных судов в британские порты, чтобы стимулировать спрос… Лондон даже принял постановление, предусматривающее, чтобы в ходе погребального обряда в Англии, трупы были завернуты только в шерстяную ткань местного производства.

В середине девятнадцатого века немецкий экономист Фридрих Лист подчеркнул роль такой политики в экономическом подъеме Соединенного Королевства. В соответствии с этими заповедями, Соединенные Штаты Америки и Япония развернули разумную экономическую политику, чтобы защитить свою торговлю и промышленность, в то время как активно поддерживали их новые секторы — ту самую стратегию, которая позволила им быстро расти и превысить по экономическим показателям Англию.

Введение ограничений оказалось эффективным для стимулирования экономического развития и в 1812 году, когда Англия объявила войну и ввела торговое эмбарго против США. Тогда американские усилия, предпринятые, чтобы заменить недостающие продукты, вызывали настоящий бум в производстве. Точно так же во время Первой мировой войны британское торговое эмбарго стимулировало развитие немецких высоких технологий, в которых Германия нуждалась, чтобы удовлетворить спрос на замещение импорта.

Очевидно, что эмбарго имеет разрушительный эффект, когда стране не хватает ресурсов, чтобы производить то, что требуется, дабы заменить импорт. Поэтому санкции были весьма разрушительными для иранского народа, и прежде того для Ирака. Тем не менее для такой страны, как Россия, с богатыми природными ресурсами, технологической экспертизой и квалифицированной рабочей силой, санкции могут иметь противоположный эффект.

Сегодня Россия обладает капиталистической системой, которая предлагает значительные прибыли для тех, кто лучше адаптируется к ограничениям. Россия имеет все необходимое, чтобы процветать, несмотря на санкции — или даже из-за них.

Неоклассическая теория торговли на основе концепции сравнительных преимуществ гласит, что каждая страна должна опираться на свои относительные преимущества, будь то технологическое мастерство местных специалистов или ресурсы.

Однако, как известно, — и что продемонстрировали лидеры и опыт многих африканских и южноамериканских стран — простой экспорт сырья является недостаточным, чтобы продвинуть развитие. Исторически сложилось так, что государственное вмешательство направлено на развитие той отрасли отечественной промышленности, которая доказала наиболее эффективную форму политики в области развития. В последние десятилетия Япония, Тайвань, Южная Корея и Китай встали на этот путь.

Для России подняться по шкале добавленной стоимости будет не трудно: ведь страна имеет все, что нужно для получения готовой продукции, которая до сих пор завозилась. На самом деле, импортозамещение уже увеличило производительность в нескольких ключевых промышленных областях России: машиностроении, нефтехимической, легкой промышленности, производстве фармацевтической продукции и сельском хозяйстве… Кроме того, руководство России активизировало сотрудничество с другими экономиками БРИКС (Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка), и Путин недавно объявил о своем амбициозном плане по расширению внутреннего спроса.

Санкции против России не только не делают ничего, чтобы изменить ситуацию на «украинском фронте», но они даже могут легко генерировать долгожданную структурную трансформацию страны.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS