Мы сильнее, чем экстремисты | RusNext.ru

Мы сильнее, чем экстремисты

В Москве на днях состоялся очередной, ставший уже традиционным, форум «Религия и мир», организуемый при помощи Правительства Москвы в сотрудничестве с Советом по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ, с религиозными общинами России и иных стран мира, с Межрелигиозным советом России. Форум собрал православных и инославных христиан, мусульман, иудеев, буддистов, светских исследователей религии, государственных деятелей. Конечно же, обсуждались вопросы геополитического противостояния в мире и проблемы общественной роли религии.

Сегодня эта роль очевидным образом усиливается. Уходит в прошлое вместе с ХХ веком концепт безрелигиозного общества, безрелигиозного права, атеистической системы построения жизни. Секуляризм не смог дать людям счастье, не состоялся в качестве безальтернативной модели культурного и государственного устройства. Огромное количество людей сегодня выражает позицию, согласно которой ценности, связанные с религией, для них важнее любых человеческих установлений, потому что это ценности, данные вечным и неизменным Богом для того, чтобы человек мог достичь высшей жизни, гораздо более важной, чем жизнь временная.

Есть определенное противоречие между установлениями, которые связываются только с человеческими решениями, и теми установлениями, которые верующие люди считают данными свыше. Но это противоречие не является непреодолимым, также как и противоречие между более последовательными и более либерализованными интерпретациями различных мировых религий.

Вот что говорится в итоговой резолюции Форума: «В наши дни, как не раз бывало в прошлом, человечество столкнулось с угрозами своему существованию как общности людей, сохраняющих верность традиционным духовно-нравственным ценностям. За этим процессом стоит не только сам по себе отход от заповедей мировых религий, секуляризация, модернизация. На практике он влечет за собой размывание устоявшихся общественных институтов, прежде всего семьи, социальный и демографический кризис. Он приводит к возникновению упрощенных и искаженных версий религиозных течений, стремящихся распространить себя методами силового навязывания, террора и убийств».

В этих словах сказано, как мне кажется, о двух вызовах, которые стоят перед верующими людьми: это вызов агрессивного секуляризма и антирелигиозного экстремизма и вызов экстремизма, прикрывающегося религией, а по сути экстремизма псевдорелигиозного.

С одной стороны, верующие люди должны сказать ясное «нет» попыткам использовать силу государства, так называемую силу закона, силу политического, информационного или культурного давления для того, чтобы помимо воли людей утвердить исключительно секулярную модель устройства общественной жизни как якобы нейтральную по отношению ко всем религиям, безальтернативную и единственную, имеющую право монополии. Несправедливо и неправильно утверждать секулярную модель общественного устройства вопреки пожеланиям и чаяниям, которых придерживается значительная часть общества. Неправы те, кто говорит, что секуляризм не может быть единственной общественной моделью.

Но в равной степени неправы те, кто пытается противодействовать обезбоженности через террористические методы. Не может быть оправдания терроризму, в том числе «религиозному». Правда — на стороне тех, кто сегодня ведет решительную борьбу против террора в Сирии, в Ираке, в России, в странах Центральной Азии, на Западе. Вызов террора и оправдывающего его экстремизма — это вторая угроза современному обществу и приверженцам традиционных религий.

Мы должны сказать «нет» не только агрессивному секуляризму, но и агрессивному псевдорелигиозному экстремизму. Должны поддержать тех, кто борется с агрессором, изгоняющим людей с их исторической родины, свергающим кресты с церквей, уничтожающим последователей своей же религии, которые, по мнению этих экстремистов и террористов, отличаются от них якобы менее твердой верой.

Твердое «нет» террору — вот что сегодня говорят верующие разных религий. И в этом они солидарны. Нет сегодня христианско-мусульманского или шиитско-суннитского противостояния в регионах, где идет борьба с террором. Благонамеренные последователи разных течений ислама и других мировых религий сегодня выступают вместе против терроризма.

Ответив на вызовы агрессивного секуляризма и агрессивного псевдорелигиозного терроризма, нам одновременно нужно оправдать ожидания многих людей — ожидания, которыми, к сожалению, манипулируют и безбожники, и псевдорелигиозные террористы. Люди ждут глобальной справедливости, нравственной политики, нравственной экономики, нравственного права. А ведь право — это не только секулярный позитивный закон и общественный договор, но и вечные нравственные ценности, данные Богом.

Общество ждет от религиозных деятелей мудрого слова в контексте острых и конфликтных вопросов, и в данном случае речь идет не только о верующих, но и о тех, кто еще не обрел веры. На ожидания всех этих людей нужно ответить, причем сделать это более эффективно, более ясно и действенно, чем это делают радикалы атеистического или псевдорелигиозного толка.

Нам нельзя превращаться в товар в магазине общества потребления. Нам нельзя превращаться в игрушку власть имущих, богатых, медийно активных людей. Религиозным деятелям сегодня нужно как можно чаще возвышать свой пророческий голос, говоря: да, правы те, кто жаждет сегодня большей справедливости в экономической сфере, кто хотел бы восстановления связи между трудом и деньгами, хотел бы оплаты труда, соразмерной вложенным усилиям, хотел бы большего равенства, большего паритета в распределении мировых богатств среди разных социальных классов.

Пора услышать озабоченность тех, кто говорит о проблеме коррупции, тех, кто кричит о нечестности и безнравственности многих членов правящих элит в разных странах, — в том числе в России. Постыдно поведение людей, которые с крайним цинизмом и пренебрежением отзываются о регионе, в котором служат в качестве государственных деятелей. Сегодня эти циничные представители элиты постепенно уходят. Их меняют и сверху, и снизу — через информационное и гражданское действие. Религиозные общины не могут не сопутствовать этому процессу, даже если кому-то приятно вести задушевные беседы с власть имущими, которые опорочили себя коррупцией или бесчестием в личной жизни.

Нужно быть не в хвосте общественных процессов, а в их авангарде. Следует более убедительно, а может быть, даже и более радикально, чем агрессивные секуляристы и агрессивные псевдорелигиозные экстремисты, отвечать на любую общественную проблему, не боясь никого и ничего. Тогда мы будем услышаны. Тогда люди не будут утекать в радикальные движения, разочаровавшись в нашей способности говорить правду и совершать настоящие добрые дела. Не будут уходить в псевдорелигиозные самоубийственные секты, которые эксплуатируют честные намерения людей, их поиск справедливости, а на самом деле приводят их к полному краху.

Мы сильнее, чем псевдорелигиозные или антирелигиозные экстремисты. Мы имеем такую картину будущего, которая поможет примирить расходящиеся устремления верующих и неверующих людей, а также людей, которые исповедуют разные религии. Эта мысль прозвучала в выступлениях многих участников прошедшего форума, в том числе приехавших с Запада, в репликах людей, которые представляли российские общественные движения и науку. Будем надеяться, что еще не раз прозвучит такой же уверенный, спокойный и нацеленный на построение другого будущего голос религиозных и общественных деятелей.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS