Игумен Сергий (Рыбко): Я верю в возрождение России как великой славянской империи | RusNext.ru

Игумен Сергий (Рыбко): Я верю в возрождение России как великой славянской империи

— Уважаемый отец Сергий, год столетия Первой мировой войны, стал годом начала гражданской войны на Украине. Теперь Сирия, оказалась еще одной военной точкой в истории России. Что на ваш взгляд происходит в духовном контексте, и будет ли военная угроза России нарастать?

— Православные люди считают, что просто так ничего не случается. Существует понятие «промысел Божий», то есть замысел Божий о своем творении. В Священном Писании сказано, что народы, которые живут благочестиво, благословляются небом, Господь помогает им. А те народы, которые отступают от Бога, испытывают бедствия. Внешне это отступничество может выглядеть незаметным. Как в Евангелии сказано, люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня. Никогда жестокость не бывает случайной.

Возьмем Украину. Православная страна, в которой живут наши соотечественники. С точки зрения духовной закономерности трагедия Украины — это наказание и для них и для нас. С точки зрения внешней это выглядит как приход к власти олигархов, которые взяли власть руками самых настоящих фашистов. Что заставило людей, разрушить свой мир? Пусть Украина не была процветающей страной при Януковиче, но и самой бедной тоже не была. Постоянность в пропаганде русофобии дала свои плоды. Выросло целое поколение в ненависти к русским. Что надо было сделать с сознанием людей, чтобы они так ослепли? Во мне, например, четверть польской крови, фамилия хохляцкая, возможно есть и украинская кровь, но менталитет русский. Мне трудно понять случившуюся метаморфозу с населением Украины, хотя я антикоммунист от юности моея. Царская России спасла их от истребления Панской Польшей. От коммунистов нам всем досталось, — не только Украине, где только люди не голодали.

Когда к власти пришли фашисты, естественно, Донбасс не пожелал подчиняться их режиму. Кровавая бойня, которую устроила хунта после этого еще больше проявила их нацистскую сущность. Если бы Донбасс не восстал, не начал защищать себя с оружием, кровь лилась бы все равно. Они пришли бы в Донецк и Луганск, чтобы вырезать, сажать и насиловать, так же как они это делают на территории остальной русскоязычной Украины.
Прихоть шута горохового Никиты Хрущева, отделившего Крым, привела к тому, что русские люди попали в государство, которое их притесняло. Буквально за год в составе России полуостров преобразился. Весной во время поездки в Крым лично слышал свидетельство очевидцев, с каким единодушием абсолютно все население стремилось голосовать во время Референдума. Стариков и старух несли на носилках, потому что они хотели принять участие в историческом событии и проголосовать за Россию. Никто этих людей не принуждал.

— И все-таки, у границ нашей страны, военных очагов уже несколько, — один из них уже фактически находится на нашей земле. Донбасс невозможно считать не Россией. Идет экономическая война, и здесь мы также видим только негативные перспективы развития ситуации, как у нас в стране, так и в целом в мире....

— Я верю в возрождение России как великой славянской империи. Говорят, что будет плохо. Но с духовной точки зрения стоит ожидать наоборот подъема. 80-е годы прошлого века были хуже, чем 90-е. Люди, которые хотели работать, находили эту возможность, им жилось бедно, однако страна выдержала. Помню, как начали появляться первые фермеры. Их поджигали местные алкоголики. Но люди постепенно привыкали к труду на своей земле. Мы видим в стране настоящий имперский патриотический подъем, которого не было еще 10 лет назад.

— Раз уж мы заговорили об империи, скажите, как бы вы объяснили решение Москвы возглавить военную операцию против ИГ в Сирии?

— Враги уже здесь, у нас в Москве. Прихожане нашего храма их уже ловят. Что же нам ждать, когда они начнут бомбы взрывать? Это очень разумное и мудрое решение, выступить против них. Очень уважаю нашего президента.

Война на Ближнем Востоке очень отличается от всех предыдущих войн, поразительным образом, даже от войны 2008 года. Нас попросили о помощи представители православной страны. Русский человек не может бросить в беде своих ближних. Это на Западе считают, а потом будут думать, оказывать помощь или нет.

— Вопрос об Исламском Государстве, это вопрос добра и зла? Есть ли в духовном контексте четкий водораздел на правых и не правых, на темных и светлых, когда мы говорим о современной Сирии?

— ИГИЛ не случайно сравнивают с Гитлеровским нацизмом. Так оно и есть. При этом еще не понятно, что страшнее. На стороне ИГ самое настоящее зверье. Поэтому адекватным ответом на угрозу является антиигиловская коалиция. С их точки зрения мы все подлежим полному уничтожению. Кто только не шел к нам на землю. Монголо-татарское нашествие с целью ограбить выглядит невинным в сравнении с их стратегическими замыслами.

— В последние годы были сообщения о том, что среди российской молодежи, в том числе и не исламской, ИГ пользуется популярностью. Дескать, там решаются вопросы социальной справедливости, там нет олигархов высокая идейная мотивация. Там, в конце концов, военный романтизм. Проходила информация о переходе в лагерь ИГ даже православных, воцерковленных людей... Насколько опасна эта популярность?

— Еще Ленин сказал, что революция делается руками полезных идиотов. Потом этих идиотов сливают, а пользуются достигнутой ситуацией совсем другие люди. Так и на Ближнем Востоке, и на Украине ничего личного, коммерция. Материально грамотные круги стоят за всем этим. Решили прибрать к рукам ресурсы новых территорий. Затем последует утилизация фанатиков, которые все это делают во имя великой идеи. Человек, знающий христианство, не совершит такого предательства, о котором вы сказали. Те, кто отступился, как таковыми христианами никогда не были, не знали православия, его красоту и глубину. Может быть ходили в воскресную школу, бабушка причащала, может даже Евангелие прочли один раз. Кстати, факт прочтения Евангелия очень сильно уменьшает вероятность попадания человека в ИГИЛ. А садисты и циничные личности всегда были есть и будут, которые хотят головы людям подрезать. Уверен, что там собралось большинство уголовников, которые стригут купоны. Им обещают райские кущи на земле.

— Обещают мужей девушкам. Прокомментируйте этот момент.

— А что им здесь мужей мало?

— Есть вопросы социально-психологического характера, которые в этом мире не решаются. А ИГ публично ставит перед собой задачу их решить, — вернуться к традиционному образу жизни, к средневековой простоте восприятия.

— ИГ структура очень богатая, она платит. И в этом первый фактор ее привлекательности. Купить человека с потрохами. Дается аванс и проводится мифологическая обработка сознания рассказами про гурий и вечность. Вспоминается история про тринадцатилетнего мальчика, которого террористы где-то украли, чтобы сделать шахидом-смертником. Дядя ему объясняет, как он попадет рай, получит блаженство, предстанет перед Аллахом. Невольно возникает вопрос, — почему ты сам, дядя, не хочешь предстать перед Аллахом? Подросток нашел в себе силы и ум, чтобы от них сбежать. Те, кто не погибнет в боях за карман Дяди Сэма, будут очень сильно разочарованы. Всякая революция поедает своих детей.

— Отец Сергий, в прошлом году во время кровавой драмы на Донбассе в русской жизни появилось такое явление как Игорь Иванович Стрелков. Его по-разному оценивают современники, но он уже вошел в историю. Чем этот типаж привлекает русских людей?

— Игорь Иванович честный человек, готовый сражаться и жертвовать собой за русскую идею. Он у нас бывал в гостях и мужчинам всем понравился. Есть в России такие самородки. Они востребованы историей и во все времена несли свою службу. Периодически они подвергались опале, на них клеветали, находились враги. Всегда Запад старался убрать таких героев руками подонков предателей. Служение таких людей скоротечно, а их судьба трагична. Но у Бога такой человек всегда получит свою награду, даже если не получит понимание у современников.

— Ваш приход с самого начала войны на Донбассе стал оказывать материальную и молитвенную помощь русским Новороссии. Насколько я помню первые транспорты, которые вы отправили, ушли в первой половине мая 2014 года. То есть сразу после Одесской Хатыни...

— Считаю неправильным рассказывать, что и как мы делали, потому что левая рука не должна знать, что делает правая. Во-первых, это делали люди, прихожане — собирали средства, находили способы отправить их на Донбасс. Священник знает своих прихожан, кто беднее, а кто состоятельнее. Поэтому мы собирали средства, прежде всего денежные, чтобы хоть какую-то копейку отправить людям, кого-то накормить, какому-то шахтеру, взявшему в руки автомат, спасти жизнь бронежилетом. Рад, что хоть как-то поспособствовали борьбе русских людей.

— Ваш приход огромное внимание уделяет работе с молодежью на приходе, военно-патриотическому воспитанию. Что должна предпринять Русская Церковь, чтобы усилить свое влияние на молодежь?

— Молодежь не терпит фальши. Они все максималисты и там надо говорить очень откровенно. Далеко не каждый способен это делать. То, что ты священник, еще не доказывает достоверности всего, что ты хочешь преподнести. С ними надо жить, надо жить их жизнью. Сегодня в Церкви молодежная работа, к сожалению, во многом строится формально. Все это похоже на известный период, тридцатилетней давности. Мы видели, какие плоды это принесло. Соответствующая организация у нас была. Любые фальшивые формы только отталкивают людей от Церкви. Лучше никак не работать с молодежью, чем делать это для отчетности.

В ответ мы слышим аргумент, дескать, молодежь это не кастовая группа, чтобы засылать туда специальных миссионеров. Возможно, раньше так и было, а сейчас, — кастовая. Мы живем в информационном обществе, и молодежь в нем — особый социальный слой, который требует разговора на особом языке. Жизнь ушла вперед, то, что строили наши отцы и деды скопировать невозможно. Надо уметь уважать того, к кому ты обращаешься, уметь переубеждать. Снизойти, принять человека таким как есть, сидеть с ним чай долго пить. Уметь слушать, не навязывать, просто дружить, просто общаться. Когда найдутся люди способные добровольно это делать, что-то сдвинется с места.

Молодежный центр при храме должен превратиться в клуб по интересам, куда приятно зайти и светским гражданам со стороны, друзьям, сокурсникам. Там должны предлагать нечто интересное. Христианство открывается в личности, живущей во Христе. Православие это такая система ценностей, которая сама по себе предполагает подачу в ненасильственной форме. Это красота, которая цепляет, подразумевает восхищение со стороны человека. Не надо ждать, что в храм будут приходить стадионами. Для того, чтобы одну душу ко Христу привести, как говорит Иоанн Златоуст, нужно горы перейти.

Есть позитивные подвижки. То что Архиерейский собор принял решение разработать методы общения с неформалами, внушает определенные надежды.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS