От ВВС Украины осталось не больше пяти боевых самолетов, — эксперт | RusNext.ru

От ВВС Украины осталось не больше пяти боевых самолетов, — эксперт

В среду во время выполнения планового учебного полета разбился самолет Су-25 украинских Военно-воздушных сил. Предположительно, борт задел провода недалеко от Запорожья. За штурвалом находился пилот 1992 года рождения, он погиб. Обстоятельства катастрофы недвусмысленно намекают на уровень подготовки украинского летного состава.

Во время учебного полета в Запорожской области Украины разбился самолет Су-25 ВВС Украины.

«11 ноября около 10 утра во время выполнения планового учебного полета разбился самолет Военно-воздушных сил Украины Су-25. Трагедия произошла в 40 километрах севернее Запорожья. Пилот 1992 года рождения погиб, местное население не пострадало. На месте трагедии работает поисково-спасательная группа», — приводит РИА «Новости» сообщение украинского военного ведомства.

«Летчик был из Николаевской авиационной бригады. В настоящее время ведутся поисково-спасательные работы на месте происшествия, там работают сотрудники Государственной службы по ЧС», — передает ТАСС сообщение спикера генерального штаба вооруженных сил Украины Владислава Селезнева.

По словам Селезнева, самолет разбился недалеко от автодороги, поэтому есть свидетели случившегося. По факту аварии проводится расследование, уточняются причины и обстоятельства катастрофы.

По данным главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса, разбившийся Су-25 мог задеть провода, что и стало причиной инцидента. «По предварительной версии следственной группы военных прокуроров и инспекции по расследованию авиакатастроф МОУ, которые начали работу на месте трагедии, осуществляя тренировочный полет на сверхнизкой высоте, самолет столкнулся с высоковольтной линией электропередачи, в результате чего упал», — написал Матиос в Facebook. По его словам, самолет был без боекомплекта.

Точную причину падения самолета должна установить комиссия.

Напомним, что с лета прошлого года боевая авиация практически не применяется украинской стороной в зоне боевых действий в Донбассе. Главным образом потому, что за первые месяцы боев основная часть парка боевых самолетов и вертолетов Украины была уничтожена. После этого местная промышленность в авральном режиме латает все самолеты, которые хоть как-то можно поставить в строй. И, получается, на эти не самые новые машины сажают неопытных летчиков.

Офицер пресс-службы Генштаба Вооруженных сил Украины (ВСУ) Алексей Мазепа сообщил, что самолет был исправен, а пилот, несмотря на свои 23 года, «достаточно компетентен». «Пилот также имеет достаточный профессиональный уровень. На данный момент нет главной версии, почему это произошло», — сказал Мазепа в эфире телеканала «112 Украина».

«Это глупость полная. В 23 года быть профессиональным и выполнять сложные задания — такого быть не может, — прокомментировал газете ВЗГЛЯД заявление украинских военных вице-президент Академии геополитических проблем полковник ВВС Владимир Анохин. — Министерство обороны Украины, как и вся остальная украинская верхушка, бессовестно врет. Что из себя представляют летные училища Украины, по-моему, никто не знает. Они держатся на запасах, оставшихся от Советского Союза и от инструкторов, которые еще существуют. Одним из основных критериев подготовки пилотов является налет, то есть системность, ритмичность подготовки летчиков в период учебы. Если на Украине летчики в год летают 20–30 часов, это говорит о том, что у них совершенно нет летной практики. Мы учились четыре года в училище, и только через 6–8 лет мы становились летчиками первого класса. Нас выпускали с налетом 220 часов, и мы садились на правое кресло. И становились командирами только через 2-3-4 года, это где-то к 26–27 годам».

Анохин напомнил о действиях украинской авиации в Донбассе, когда они бомбили кассетными бомбами по площадям, «не по целям, как наши сейчас в Сирии, а по площадям, по городам. Это говорит о нижайшем уровне подготовки украинских летчиков».

Анохин не верит, что пилоту такого возраста могли поставить задачу на полет на предельно малых высотах. «Я сел в кабину полным болваном, — вспоминает он свои годы учебы. — Меня инструктор гоняет по всем программам. Я налетываю 15–20 часов вместе с инструктором. Потом он говорит, что я могу слетать по кругу — первый самостоятельный вылет. А когда ты пришел в часть, у тебя фактически начинается та же самая программа: тебя проверяют твои товарищи и смотрят, можешь ты летать самостоятельно или нет».

В то же время бывший командующий Военно-транспортной авиацией России Владимир Андреев не видит ничего удивительного в юном возрасте погибшего пилота. «И я летал в таком же возрасте на серьезном самолете. Летали, нормально умели это делать. Его же выучили сначала. Инструктор его обучил, а потом уже он сам летал», — сказал он газете ВЗГЛЯД.

Летчик-испытатель, Герой России полковник Игорь Маликов высказал мнение, что молодому пилоту могли дать летное задание на полет на малых высотах, но при определенных условиях. «Конечно, Су-25 должны летать на малых высотах, это входит в обязанности штурмовика. Но прежде чем прокладывать такие маршруты, они должны учесть высоту любого препятствия в определенном радиусе. Это несложная система расчетов. И ты не имеешь права там снижаться. Перед полетом он должен досконально изучить маршрут, знать, где проходят ЛЭП, где возвышенности, препятствия, телевизионные и радиомачты. Это же все оговаривается, и если он полез вниз… ну, понятно. Но во всем мире это не редкость, так что все понимаем», — сказал он газете ВЗГЛЯД.

«Таких случаев полным-полно. Валерий Иванович Чкалов под линиями летал, а его ведомый задел», — вспомнил Маликов.

«Обычно минимально допустимая высота в таких полетах ограничена — 300 метров. Линии электропередачи явно ниже — метров 30. Значит, он снизился из хулиганских побуждений», — сказал он.

По мнению офицера, если выяснится, что катастрофа произошла по вине пилота, это будет еще одним свидетельством низкого уровня подготовки украинского летного состава. «На каком там у них уровне может быть? Они все развалили и сейчас думают, самые серьезные ребята, что ли? Конечно, нет. У них и авиации никакой нет, есть, может, самолетов пять боевых. Половину посбивали, половина отказывает. Налет у пилотов маленький. Им бы впору одуматься, не армию содержать, а своих людей кормить, чтобы они хорошо жили. Потому что воевать им не с кем, никто на них не нападает, они даром никому не нужны», — заключил Маликов.

Иван Чернов, Роман Крецул

 

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS