«Туркоманы нам братья, но и бизнес не чужой» — о настроениях в турецком обществе | RusNext.ru

«Туркоманы нам братья, но и бизнес не чужой» — о настроениях в турецком обществе

Гордость за сильную Турцию борется в сознании турок с нежеланием терять экономические выгоды от России

Турецкая блогосфера после атаки на российский Су-24 переполнена гордостью за своего президента и «сильное государство».

СМИ страны вслед за президентом Эрдоганом и лидерами националистов призывают «защитить братьев» — туркоманов Сирии.

Насколько сильно эта шовинистическая волна захлестнула турецкое общество, готово ли оно сплотиться вокруг власти и ради этого поссориться с северным соседом?

«Гордость за сильную Турцию»

О некоторых настроениях, преобладающих в турецком обществе, можно судить по состоянию тамошней блогосферы. Наблюдатели отмечают, что в комментариях Facebook, в форумах и чатах тон задает националистически настроенная молодежь, которая подчеркивает гордость за своего президента и «сильную Турцию».

Заметим, в этом контексте примечательной выглядит реакция пользователей арабских соцсетей, обсуждающих инцидент с гибелью российского самолета. В отличие от турецких блогеров, мнение арабов о действиях Анкары разделилось на тех, кто поддерживает Турцию, и тех, кто призывает Россию отомстить.

Многие пользователи арабского сегмента «Твиттера» пишут, что поддерживают турецкого президента Эрдогана в его противостоянии с Россией, которая вмешалась в сирийский конфликт и «убивает мирных жителей», пишет BBC. При всем при этом многие арабские пользователи интернета поддерживают Путина и выступают против Турции, которая часто ассоциируется с поддержкой движения «Братья-мусульмане», запрещенного в Египте, Саудовской Аравии и ОАЭ.

«Защищаем наших братьев»

У соседей Турции вызывает беспокойство не только заигрывание Анкары с исламистами, но и рост этнонационалистических настроений. Утверждение турецких властей о том, что российские самолеты якобы наносили удары по позициям ополчения сирийских туркмен  «карта», которую сейчас активно разыгрывают силы, гораздо правее Эрдогана.

«Наши туркменские братья, мы с вами. Не переживайте, мы верим, что вы одержите победу»,  написал в Twitter лидер пантюркистской Партии националистического действия (ПНД) Девлет Бахчели. ПНД, тесно связанная с ультраправым движением «Серые волки», заняла, напомним, третье место на недавних выборах, после правящей «умеренно-исламистской» Партии справедливости и развития и оппозиционной Народно-республиканской партии  сторонников сохранения светской республики.

Тему защиты туркоманов от «агрессии» охотно подхватывает умеренная турецкая пресса и общественность, не связанная с националистами  в частности, после того, как Эрдоган ясно дал понять, что Анкара своими действиями «защищала братьев».

«Туркоманы  это тюрки-огузы, живущие в Сирии и Ираке. Турки их, соответственно, поддерживают, а те в свою очередь двигаются в фарватере турецкой политики. Исторически сложилось так, что Анкара позиционирует себя в качестве защитника туркоманов и постоянно защищает их интересы, когда производит какой-то инцидент»,  ранее разъяснил в беседе с газетой ВЗГЛЯД директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии, бывший депутат Госдумы полковник запаса Семен Багдасаров.

Поясним, что этноним «сирийские и иракские туркмены» или «туркоманы» не имеет отношения к населению Туркменистана  «туркмен» дословно означает «тюркский человек». Данные по численности разнятся  в Сирии от 100 тыс. до 3,5 млн (по турецким данным), в Ираке  от 600 тыс. до 3 млн.

Когда в 2011 году в Сирии под влиянием процессов «арабской весны» начались массовые волнения, туркоманы при поддержке Турции выступили с оружием в руках против правительства Асада. В 2012 году сформировались многочисленные этнические повстанческие группировки, готовившиеся с участием турецкой стороны, в том числе «Бригады сирийских туркоманов» численностью 10 тысяч штыков, а также достаточно крупная группа «Отряд султана Мурада».

В 2013 году в провинции Латакия была сформирована «Бригада Джабаль ат-Туркман», состоящая из 12 вооруженных подразделений. «Их нельзя относить ни к ИГИЛ, ни к Джебхат ан-Нусре. Это этнические группировки, которыми-де-факто руководит Турция,  поясняет Багдасаров.  Они действуют в районе турецко-сирийской границы, в особенности в районе тех 98 километров, которые контролирует ИГИЛ. Турки натравливают их то на сирийскую армию, то на курдов».

«Турки переживают из-за того, что происходит на севере Сирии, где живут туркоманы,  отметил в комментарии газете ВЗГЛЯД программный менеджер турецко-американского НПО Turkish Heritage Organization Янал Кусикер.  Пару дней назад группа турецких активистов поехала в северную Сирию для того, чтобы поддержать туркоманов и предоставить им гуманитарную помощь». В турецком обществе, по словам собеседника, «усиливается мнение, что туркоманов не должны бомбить, они одни из нас, они родственный туркам народ». «Население Турции гордится тем, что Анкара поддерживает туркоманов  общественное мнение подталкивает правительство Турции сделать все, чтобы поддержать этих людей»,  заключает Кусикер.

Но бизнес важнее

Возвращаясь к «атмосфере» турецкого общества, отметим, что, по мнению экспертов, она не исчерпывается ура-патриотическими настроениями и стремлением «сплотиться вокруг президента» или «помочь братьям». В общественной реакции на инцидент с Су-24 заметны и прагматичные настроения.

«Я слежу практически за всеми крупными турецкими газетами, СМИ и социальными сетями. Турция знает, что Россия ничего ей не сделает в военном плане, но общество беспокоится за экономическую часть отношений. Население в целом беспокоится, что российско-турецкие отношения после этого случая ухудшатся»,  отмечает Янал Кусикер.

По словам собеседника, турок «больше всего беспокоит то, что это беспрецедентный случай в истории Турции  никогда не было такого, чтобы падал иностранный самолет рядом с Турцией».

Собеседник подчеркнул, что во всех турецких газетах и социальных сетях главное внимание уделяется газовому аспекту российско-турецких отношений. «Турция покупает большое количество природного газа у России. Людей волнует будущее энергетических отношений между Москвой и Анкарой»,  отмечает Кусикер. Напомним, что именно Россия является крупнейшим поставщиком газа в страну и занимает второе (после стран Евросоюза) место среди внешнеторговых партнеров Турции.

«Как известно, в Турции много бизнесменов, предпринимателей, деятельность которых связана с Россией,  продолжает Кусикер.  Особенно подчеркну строительный бизнес».

«50 на 50»

Отношение собственно к президенту Эрдогану, премьеру Давутоглу и его правительству «разделено 50 на 50», отмечает Кусикер.

Следует напомнить, что накануне недавних парламентских выборов рейтинги президента и его Партии справедливости и развития выглядели не блестяще, а 49%, полученных ПСР, отнюдь не говорят о всенародном доверии.

Ведущая оппозиционная Народно-республиканская партия, не критикуя жесткие действия военных, нашла повод «воткнуть шпильку» Эрдогану за то, что он решил заработать очки на этом инциденте. «Наши вооруженные силы сбили самолет согласно закону и военному уставу. Почему устраивать митинг из-за этого и изображать из себя героя? Вор не может быть героем»,  заявил лидер партии Кемаль Кылычдароглу. Сравнительно недавно Народно-республиканская партия инициировала скандал, опубликовав компромат на Эрдогана  утверждалось, что нефтяной бизнес Турции и ИГИЛ якобы контролируют члены семьи президента, в частности, было упомянуто имя Билала Эрдогана, сына главы государства и владельца нескольких судоходных компаний.

Не прибавило стабильности турецкой политической системе и недавнее покушение на лидера прокурдской Партии демократии народов Селахаттина Демирташа, чья машина была обстреляна в городе Диярбакир на неспокойном юго-востоке страны.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS