Два повода для грусти российского минфина | RusNext.ru

Два повода для грусти российского минфина

Вы представляете себе похожую ситуацию на войне, когда противник рвётся вперёд на стратегических направлениях, а наше командование, располагая огромными резервами, не блокирует прорыв, а продолжает отводить войска с передовой в тыл?!

Сегодня, 4 декабря, Антон Силуанов прокомментировал повышение рейтинга Moody’s для России. При этом он с грустью во взоре говорил о двух проблемах, омрачающих торжество отечественной финансовой политики.

Во-первых, главе Минфина явно жаль трёхсот миллиардов рублей, отпущенных на материнский капитал. И так бюджет сводим с дефицитом, а тут ещё на два года вперёд пролонгированы такие расходы! Впрямую критиковать государево решение, обнародованное во вчерашнем послании, главный казначей не осмелился, но выражение его лица и интонация говорили сами за себя.

Во-вторых, в экономике не всё гладко, чтобы рассчитывать на стабильное улучшение. Самыми проблемными отраслями Силуанов назвал строительство и автопром.

Сверхзадача абстрактного финансиста простая: собрать побольше, раздать поменьше. Собрать с автопромов-стройуправлений побольше, раздать матерям-роженицам поменьше. Поэтому обе проблемы — упадок отраслей и сохранение маткапитала — его печалят, и способа вырваться из их тисков он не видит.

Сверхзадача государственного мужа, действующего не в пространстве виртуальных цифр, а в своей родной стране, совсем другая: обеспечить рост производства и рост населения. При таком подходе прямо-таки напрашивается решение, позволяющее не грустить о первой проблеме ради решения второй.

Чтобы Россия не вымирала, сохранения материнского капитала в прежних размерах уже недостаточно. Перед нами маячит призрак новой демографической ямы, поскольку мамами и папами уже становятся «дети гайдаровщины». Их так немного, что даже если каждый оставит после себя двоих потомков, для сохранения народа этого не хватит.

О необходимости перехода к трёхдетной семье давно уже сказано с самых заоблачных кремлёвских высот, но прогресса что-то не видать. Впрочем, понятно почему. Помочь русской семье решиться на второго ребёнка 450 тысяч целковых могут, а вот сподвигнуть её на третьего — вряд ли. Трёхдетная семья требует совершенно иного пространства, здесь нужно радикально расширять жильё, для чего в провинции понадобится не меньше миллиона, а в Первопрестольной — все три.

Так что же? Надо вбросить эти миллионы в демографию и в экономику разом. Потому что, если давать не меньше миллиона за рождение третьего, вернутся в роддома те, кто, уже получив 450 тысяч за второе чадо, на этом успокоился и отправил своё «биологическое оружие» в «ножны». А если стимулировать третьи рождения не просто так, а обусловить их целевое расходование, как покупкой жилья, так и автомашин российской сборки, новый бум в строительстве и в автопроме обеспечен.

Почему так не сделать? Пока единственным препятствием выглядят грустные глаза Силуанова, которые туманятся сразу, едва заходит речь о дополнительных бюджетных расходах. Впрочем, в этих грустных глазах отражается вся монетаристская рать, которая тут же приведёт нам контраргументов, что козырей из засаленной колоды — и инфляция, и дефицит, и баланс товарной да денежной массы. Всё это мы уже слышим с начала девяностых годов.

Товарно-денежный баланс, говорите? Так мы же не пустой бумагой предлагаем экономику накачивать, но стимулировать конкретное производство: вместе с новыми рублями на рынке будут появляться новые квадратные метры и новые железные кони. При таком условии инфляция не галопирует.

А как быть с дефицитом бюджета? Здесь уместно ответить вопросом на вопрос: а с какой целью вы, господа хорошие, создавали валютные резервы страны? Когда нефть была дорогой, миллиарды долларов выводили в запас, на чёрный день. Вот чёрный день настал, экономика просела и забуксовала. Так доставайте припрятанный резервный трос, тяните её из ямы!

Ничего подобного мы сейчас не наблюдаем. Вот уже полгода наши закордонные загашники не сокращаются, перетекая в Россию, а растут. С 1 мая золотовалютные резервы увеличились на 13,6 миллиардов долларов. Что они там делают, за границей, эти миллиарды? На чью экономику работают в те дни, когда наша собственная нуждается в помощи?
Вы представляете себе похожую ситуацию на войне, когда противник рвётся вперёд на стратегических направлениях, а наше командование, располагая огромными резервами, не блокирует прорыв, а продолжает отводить войска с передовой в тыл?!

Если бы одну только сумму, накопленную за последние полгода кризиса, один тринадцатимиллирадный приварок пустить в дело, можно заказать больше миллиона автомашин эконом-класса, или построить 15–20 миллионов квадратных метров жилья. Это целиком перекроет провал на рынке колёсной движимости и квартирной недвижимости.

Одновременно этой суммы хватит на поддержку минимум полумиллиона третьих рождений. Это целиком перекроет ожидаемый в ближайшие два-три года провал рождаемости.

И заметьте — даже без сокращения драгоценных резервов, только за счёт приварка!

Так для чего вообще существуют министры, финансовые планы и валютные авуары? Чтобы мы, подобно Кащею, «над златом чахли», или чтобы страна родная жила?

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS