Politico опубликовало скандальное интервью Коломойского, факт которого он оспаривал | Продолжение проекта "Русская Весна"

Politico опубликовало скандальное интервью Коломойского, факт которого он оспаривал

Опубликовано интервью, от которого Игорь Коломойский решил отказаться, но в итоге все же признал, что крайне познавательная беседа с британским журналистом Оливером Кэрролом имела место.

Перепечатка статьи, опубликованной в Politico.com:

«Однажды вечером, в конце октября, небо над Днепропетровском взорвалось звуками вертолетов. Ниже, под ним, бронетехника и сильнейшая команда спецназначения приготовилась к штурму. Даже по украинским меркам это была очень драматическая сцена. Демонстративный рейд против бизнесмена, ставшего политиком, Геннадия Корбана, казалось, не оставил равнодушным никого. Независимо от того, что он сделал или не сделал — случилось то, что случилось.

И этот случай показал, как делается политика на Украине.

Корбан был вывезен за пределы города. Сначала в Чернигов, провинциальный городок к северу от Киева, а затем — в столицу. Его союзники немедленно возмутились, заявив, что это — политическое преследование. Прокуроры после некоторого молчания всё-таки ответили и официально объяснили, за что был задержан Геннадий Корбан. Операция была „частью непрекращающейся борьбы с организованными преступными группами“ — такое было объяснение. Корбан был ответственен за „похищения“ и „присвоение денежных средств, пожертвованных для фронта“.

Самосозданный „конфликт-менеджер“, который сделал себе имя в бандитские 1990-е годы. С такой биографией Корбан вряд ли исповедует нравственную чистоту. Но избирательное правосудие было слишком „верно“, и интересное положение Корбана привлекло поддержку даже тех, кто ему отнюдь не симпатизировал.

Впрочем, было понятно, что босс Корбана, изощренный миллиардер Игорь Коломойский, был в серьезном конфликте с президентом страны Петром Порошенко.

В день ареста Корбана Коломойский был в 2000 км от Киева, в квартире на берегу озера в Женеве. Миллиардер спал, как он сам говорит. Он подчеркивает, что „спал, как обычно, всю ночь, никто ему не звонил“. А в 10 часов утра он узнал об аресте Корбана, через четыре часа после того, как это произошло.

„Я просто жил своей жизнью и наблюдал за всем этим“, — говорит он. „Есть какие-то события, они постоянно происходят“.

Коломойский был не единственным человеком, который не знал об операции. Несколько членов правительства, в том числе и премьер-министр, намеренно держались в неведении.

Коломойский — очень сложный и провокационный персонаж, полный контраст на фоне спокойного интерьера лобби-бара в отеле President Wilson в Женеве, где мы и взяли это интервью. Почти незаметно Коломойский переключался от вежливых манер европейцев к брани и ругани.

За его спиной — настоящие райские виды на набережную озера, эдакий подходящий фон для фильма „Бонд“. И елка из пушистых белых плюшевых медведей. Коломойский с белой бородой, которая успела отрасти, гармонично вписывается в этот вид.

Олигарх начинает беседу в легкой манере. Арест его партнера был „предсказуемым результатом страны, в которой идет война“, говорит он. Каждый был патриотом: Корбан был патриотом, Порошенко был патриотом и Коломойский был патриотом.

Корбан нарушил некоторые правила. Он сказал то, чего не должен был говорить, наверное. Он не знал, какое его место в „иерархии власти“ в военное время, уверен Коломойский. Он был непокорный, конечно. Корбан большую часть прошлого года потратил на борьбу с сепаратизмом на линии фронта, и там были серьезные разногласия о военной тактике. Он очень переживал по поводу Иловайского котла прошлым летом, где несколько сотен украинских солдат были уничтожены в засаде, организованной Россией.

В первые дни после ареста Корбана украинские СМИ то и дело ждали, как именно Коломойский выйдет из этой ситуации, как он сыграет. Некоторые журналисты уверяли, что он отстранился от своего младшего партнера. Такая его позиция сегодня, или, по крайней мере, такой она была в самом начале. Корбан был „независимым“, говорит Коломойский, и „всякий, кто говорил, что Корбан — это „мой человек“, — это попугай, а не журналист“.

Все же заверения Коломойского о том, что он категорически нейтрален по отношению к задержанию, не слишком долго походили на правду. В конце концов он смирился с очевидным: арест Корбана — это больше, чем просто арест.

„Порошенко нанес удар. Он сделал так, потому что я был единственным олигархом, который не желал заключить сделку. Ринат Ахметов, Виктор Пинчук, Сергей Левочкин, Дмитрий Фирташ — эти и другие олигархи были именно там, где хотел президент, они зависимы“.

„Возьмите Фирташа в Вене, — говорит Коломойский. — Я видел его пару раз за последние несколько месяцев, парень в ужасном состоянии. Единственное, о чем он думает — как избежать экстрадиции в США“.

Другие олигархи выбрали путь сотрудничества. Ассоциированный с Януковичем Сергей Левочкин, например, теперь „открыто сотрудничает“ с президентом. Он надеялся стать премьер-министром, вряд ли это было предложено, конечно, „но, опять же, никто не ожидал, что уголовник Янукович станет президентом“.

„Скажите, — продолжает Коломойский, — может ли политический деятель Великобритании быть арестован, если глава государства имеет конфликт с ведущим бизнесменом? Может ли Миллибенд (один из лидеров Лейбористской партии, — ред.) сесть в тюрьму из-за конфликта с Лакшми Митталом (основатель и владелец крупнейшей металлургической группы мира, — ред). Мог бы он сесть в тюрьму?“

Коломойский начинает снимать с себя облик политкорректного. Единственное различие между Порошенко и Януковичем, говорит он, — это „хорошее образование, хорошее знание английского и отсутствие судимости“. Все остальное — то же самое: „Эта же кровь, такая же плоть перевоплотившаяся. Если Янукович был жестким диктатором, то Порошенко является образованным узурпатором, рабом своей абсолютной власти, абсолютнейшей власти“.

В последний раз диалог между Коломойским и Порошенко был 21 августа.

В начале весны 2014 года само будущее Украины было под сомнением. Популярная революция парализовала большую часть нации и привела в движение совершенно иной режим ужасающих противостояний по всему востоку страны. „Маленькие зеленые человечки“ России начали появляться на берегах Крыма, сепаратистское пламя вспыхнуло во многих восточных городах, и странный русский военный реконструктор по имени Игорь Гиркин, известный как „Стрелков“, забаррикадировался в сонном городке под названием Славянск. Это была взрывоопасная смесь, такая, что даже самая опытная и владеющая ресурсами власть имела бы с ней проблемы.

А новое правительство Украины не представляло из себя ничего для такой борьбы.

В том хаосе Коломойский воспользовался моментом. Во-первых, он вмешался, чтобы сорвать план, который сделал бы еще одну непризнанную республику со столицей в Харькове.

Коломойский был хорошим другом главному сильному игроку города, хитрому мэру Кернесу. Именно он подтолкнул его к тому, чтобы не идти на тот момент на поводу у Януковича. В тот момент Кернес не был уверен в своих пристрастиях. В действительности, он, казалось, поддерживал вообще другую сторону. „Я сказал ему, что он рискует всем, сделав ставку не на ту лошадь“, — вспоминает Коломойский. „Он не понимал, что режим Януковича подошел к концу“.

Коломойский уговорил Кернеса, чтобы тот посетил его в Женеве, что он и сделал в конце февраля 2015, после того, как Янукович сбежал в Россию. Неожиданно, Кернес был в полном предрасположении делать то, что говорил ему Коломойский. Он согласился с ним, а по приезду в Харьков объявил себя украинским патриотом. Медленно, но сепаратистский шторм в Харькове, в одном из самых предрасположенных к сепаратизму городов страны, пошел на спад.

Через несколько дней Коломойский предложил тогда исполняющему обязанности президента Александру Турчинову себя в качестве губернатора родной Днепропетровской области, которая уже показывала на тот момент реальные признаки сепаратизма.

Очевидно, что назначение второго самого богатого человека Украины на высокую должность в правительстве не было самым логичным следствием после революции. Но в Киеве был такой хаос, что Турчинов с готовностью согласился на предложение.

В быстром темпе Коломойского доставили в полной безопасности в Днепропетровск. Каких только слухов не было о том, как Коломойский удержал Днепр. Коломойский отказывается обсуждать методы, используемые тогда. Он утверждает: „Порошенко будет заявлять, что я был частью организованной преступной группировки, и возбудит уголовное дело против меня завтра же“.

Днепропетровск оставался в лихорадке в течение многих месяцев, и работа его защитить — не для слабонервных. Местные силовики неоднократно поднимали угрозу вторжения России на самом высоком уровне. Полная мобилизация — танки, самолеты, специальные службы, артиллерия. Все это было. И Коломойский взял на себя ведущую роль в создании новых и хорошо оборудованных территориальных „волонтерских“ батальонов.

„Самое главное, — говорит олигарх, — было обеспечить безопасность на улицах. Если бы грабежи, изнасилования, убийства стали нормой в Днепропетровске, люди поприветствовали бы любую сильную руку, украинскую или нет“.

Коломойскому аплодировали и друзья, и враги за его решительные действий в те месяцы. Все же не каждый был убежден, что его инвестиции в военные средства были полностью бескорыстным стремлением. Многие начали выражать обеспокоенность тем, что олигарх использовал войну для создания частных армий, что он теперь их использует в собственных целях.

Надежные источники в правительстве говорят, что президент стал обеспокоен тем, что он увидел в первые месяцы 2015. „Мы поняли, что происходит. Нам пришлось действовать, чтобы разоружить его нерегулярные силы или поставить их под непосредственный контроль командования армии“, — сказал источник.

Противостояние между Порошенко и Коломойским достигло своего пика в марте этого года, совпадая именно с попыткой правительства обуздать экономическое влияние олигархов.

Больше всего на Коломойского повлиял новый закон, принятый 19 марта, согласно которому вернулся контроль над условно-управляемыми государственными предприятиями государству. Есть несколько примеров, где миноритарный акционер-де-факто владел всем активом через лояльных менеджеров, назначенных еще во время предыдущего режима.

Люди Коломойского особенно „любили“ блокировать нежелательные изменения власти, не набирая на заседаниях совета директоров кворума заседаний. Новый закон сделал эту тактику невозможной путем снижения кворума до 50%.

В тот же вечер, 19 марта, Коломойский получил известие, что его союзник был уволен с должности главного исполнительного директора „Укртранснафты“. В компании, где он был миноритарным акционером. В течение нескольких часов Коломойский приехал в офис компании с группой вооруженных людей. Отвечая на вопрос журналистов, что он там делал, он обругал их, утверждая, что он пришел защищать компанию от „рейдерской атаки“ и „русских диверсантов.“

Коломойский сделал еще один спорный ход 22 марта, на этот раз в штаб-квартире „Укрнафты“, где он имел долю в 43%. Коломойский заявил повторно, что он ездил туда, чтобы защитить свои деловые интересы от рейдерской атаки. Он сказал, что 40 или 50 человек, которые сопровождали его, были, по сути, собственными частными силами безопасности компании.

„Порошенко и его писаки раздули этот миф, но они не понимают разницу между армией и частной корпоративной охранной фирмой“, — сказал он.

Но президент, вооружившись одобрением американских и европейских партнеров, в конце марта попросил Коломойского, чтобы тот оставил свой пост губернатора в Днепропетровске. Сделка была проста: бизнес Коломойского оставляют в покое, если он перестает атаковать правительство. И Порошенко пообещал Коломойскому, что его команда не будет тронута правоохранительными органами, невзирая на то, что они сделали или не сделали для Днепропетровска.

Соглашение, однако, не решило судьбы Игоря Палицы, давнего бизнес-партнера Коломойского, которому он помог стать губернатором Одесской области. Палица оставался в своем положении больше двух месяцев, а потом был сенсационно заменен на Михеила Саакашвили.

Это назначение вызвало войну высказываний между Коломойским и Саакашвили. Саакашвили заявил журналистам, что Коломойский был „бандитом“ и „контрабандистом“. В ответ Коломойский сказал им, что Саакашвили „собака без намордника“ и „сопливый наркоман“.

Коломойский говорит, что отношения с бывшим грузинским президентом не всегда были напряженными. Так, в 2011 году они занимались яхтингом в Хорватии: „Он был там со своей излюбленной, с сиськастой министром экономики“, — говорит Коломойский. „Я даже дал ему денег на его предвыборную кампанию в Грузии“.

По словам Коломойского, перед тем как Саакашвили назначили в Одессе, грузинский политик приезжал к нему в Днепропетровск. „Он осыпал нас похвалами и грузинскими тостами, рассказывал, какие мы замечательные, и о том, как я занял его место в списке врагов Путина под номером один“, — вспоминает Коломойский. „Тогда он пошел прямо к Порошенко, чтобы попроситься на место Палицы“.

„Если я его увижу, я вам говорю, я разобью его лицо. Как только он уйдет со своего поста, я буду бить его, как собаку“, — говорит Коломойский.

Он смотрит мне в глаза: „Ну, ты же из Ливерпуля. Ты вырос на улицах, не так ли?“

Порошенко и Коломойский, возможно, имели общие договоренности, чтобы держаться подальше от бизнеса друг друга, но вскоре политика стала на их пути. Перед местными выборами президентская администрация стала все больше беспокоиться о том, что Коломойский работает на то, чтобы развалить правящую коалицию и привести к досрочным парламентским выборам. Они боялись, что такие выборы приведут к „балканизации“ национального парламента и Порошенко потеряет полноту власти.

Коломойский говорит, что он не видит будущего в нынешней коалиции. „И я не вижу никаких перспектив для Украины, пока мы не вернемся в надлежащее конституционное русло“, — говорит он. „У нас в стране должна быть парламентско-президентская республика, но Порошенко удалось сделать все наоборот“.

В преддверии местных выборов Коломойский поддержал широкую палитру политических движений — начиная от антироссийского „Укропа“ и заканчивая провосточной партией „Возрождение“, основанной из прагматичного крыла старой „Партии регионов“.

„Пред тем как я скажу вам, кого я поддерживаю, позвольте в первую очередь мне сказать, кого я не поддерживаю“, — говорит он. — Я не поддерживаю „Блок Порошенко“, я не поддерживаю „Оппозиционный блок“, я не поддерживаю Юлию Тимошенко».

Перспектива создания коалиции против Порошенко может объединить их. Тимошенко по-прежнему является наиболее уверенным политиком: ни у кого нет такой жажды власти, как у нее. И у Порошенко есть достаточно оснований, чтобы бояться ее.

Тимошенко отрицает какие-либо контакты с Коломойским, однако тот сказал, что они встречались в Европе в августе этого года.

«Мы говорили об Украине, о ее амбициях», — говорит он.

В конце концов Тимошенко получила 13% — не так много, как ожидалось, но достаточно для того, чтобы в будущем насолить президенту. «Это была разминка», — говорит Коломойский. «У нее есть все шансы стать премьер-министром или президентом, хотя это правда, что она не становится моложе».

Партии Коломойского взяли достойный результат на местных выборах. А во втором туре выборов мэра Днепропетровска победил его близкий соратник Борис Филатов.

Успех союзников Коломойского на выборах был, конечно, головной болью для президента. Однако в целом результаты октябрьских выборов не стали катастрофой для президентской партии.

Порошенко избежал таких сценариев Армагеддона, как переворот, досрочные парламентские выборы или Тимошенко в качестве премьер-министра. Все сценарии были возможны.

Также Коломойский не теплым словом упомянул главу Центрального банка Украины Валерию Гонтареву. Она утверждала, что «Приватбанк», возможно, потребуется реструктуризовать. «Эта умная ё. Гонтарева приходит в успешный банк, который почти 25 лет на рынке, и говорит, что все, что было за последние 20 лет, было неправильно», — говорит он. — Проблема в том, что в один прекрасный день она говорит о 128 млрд грн (5,1 млрд евро), а затем на следующий день она говорит, нет, это 15 млрд (602 млн евро). И сегодня у нее язык в заднице, потому что она не знает, что сказать дальше».

Связующим звеном для урегулирования конфликта Порошенко и Коломойского был глава администрации президента Борис Ложкин. Коломойский подтверждает, что держал с ним связь на ежедневной основе. «Я ни с кем не борюсь, я не сделал никому никакого вреда и стараюсь искать диалог со всеми», — говорит он.

Коломойский тем временем «нанимает» столько друзей, сколько он может. Он отметил, что он имеет хорошие отношения с премьер-министром, который является «лучшим из всех в гнезде гадюки». Он также сообщил, что сотрудничает со своим бывшим конкурентом, с самым богатым человеком страны Ринатом Ахметовым.

«Вы знаете шутку об умирающем армянине?» — спрашивает он. — Он окружает себя своими детьми и родственниками и говорит им, чтобы они заботились о евреях. Они спрашивают его почему? Потому что если их не станет, они придут за нами. Ахметов и я должны заботиться друг о друге, потому что если он уйдет, они придут за мной. И если я уйду — они придут за ним «.

Оливер Кэррол, независимый журналист Восточной Европы. Основателей Esquire (Россия) и бывший главный редактор Open Democracy (Россия).

Перевод Антона Баскакова на сайте «Грушевского, 5»

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS