Игорь Стрелков: о продлении Минских соглашений (ВИДЕО) | Продолжение проекта "Русская Весна"

Игорь Стрелков: о продлении Минских соглашений (ВИДЕО)

Игорь Стрелков и Максим Калашников о том, что принесло Москве продление Минского позорища еще на год? О гипотетической войне с Турцией.

М.Калашников: Добрый день, дорогие друзья. Конец 2015 года ознаменовался тем, что называется, вроде как, внешнеполитическим успехом Российской Федерации: Минский процесс был продлён ещё на год. Так как же это расценивать? Это действительно крупная победа, или оттяжка неизбежного конца минских соглашений? Об этом мы беседуем с уважаемым Игорем Ивановичем Стрелковым.

Здравствуйте, Игорь Иванович.

Игорь Стрелков: Здравствуйте.

М.Калашников: Так что же это? Как Вы расцениваете вот эту отсрочку?

Игорь Стрелков: Ну, учитывая, что я с самого начала относился к минским соглашениям крайне отрицательно, сначала — крайне скептически, потом, когда убедился, что они являются действительным содержанием нашей политики по отношению к Украине и к Новороссии, то стал относиться крайне отрицательно. Вот, с учётом всего этого, я считаю, конечно, что хуже ничего почти придумать невозможно.

То есть, полуторагодичная неудача минского процесса не только не привела наше руководство к мысли о том, что его нужно отменить, а оно только продолжает затягивать ситуацию. Ничего не решается, не идёт речи уже вообще о победе России на Украине, то есть, все возможности к этому были упущены в прошлом году, практически, осталась только теоретическая возможность. И речь идёт только о стагнации и о закреплении того результата, который есть сейчас, если это можно назвать результатом.

Фактически, мы можем говорить, что в минувшем году Россия на Украине окончательно капитулировала. Если 2014-й год прошёл, как мы говорили, под знаком подъёма, под знаком возможности решить украинскую проблему, сместить русофобский режим в Киеве, вернуть Украину в состав общерусской идентичности, возможно, даже общего русского государства, в той или иной степени, то сейчас речь идёт о том, что Москва просто сдалась. И минский процесс, чем бы он не завершился, может быть, даже созданием такого квази-Приднестровья на месте республик, но он, фактически, означает нашу капитуляцию перед Западом на Украине.

М.Калашников: Даже несмотря на то, что Байден приехал, вроде бы, вице-президент, тогда, в конце 2015-го года, и сказал, что федерализация, там, должна быть, чуть ли не собственные полицейские силы...

Игорь Стрелков: Ну, они могут говорить всё, что угодно. Соединённые Штаты твёрдо ведут свою политику на то, чтобы болевая точка на Донбассе сохранилась и для России, и для Украины. А они будут в качестве арбитра следить за боем двух боксёров и делать всё, чтобы ни один из них не выиграл.

М.Калашников: Ну что ж, задача, действительно, решена блестяще, с их точки зрения.

Игорь Стрелков: Ситуация стала управляемой для Соединённых Штатов. Ситуацией теперь не управляет ни Украина, ни Россия — ею управляют Соединённые Штаты и условный Запад. При этом они в любой момент могут изменить правила игры. В любой момент они могут нашему боксёру сказать, что бой у нас становится без правил, и противник может бить ногами. Могут выпустить второго игрока на ринг, могут — третьего.

То есть, они обладают всей инициативой. Минск для России — это сдача инициативы противнику. Вот сейчас эта сдача продолжается. Мы входим в третий год украинской войны, которую можно было закончить за три месяца, ещё весной — летом 2014-го, в крайнем случае — осенью. Мы вот сейчас входим в третий год, она будет пить нашу кровь, наши силы из России, тем более, в условиях экономического кризиса. И, самое главное, в любой момент противник может обнулить все результаты и сказать, что ничего никому не обещал. Что, собственно, так и есть.

М.Калашников: Игорь Иванович, Вы сейчас не опасаетесь того, что украинская сторона, Вооружённые силы Украины, в данном случае, в любой момент могут начать войну?

Игорь Стрелков: Могут. Могут, причём, к сожалению, я вынужден констатировать, на основании той информации, что у меня имеется, что армия ДНР будет разгромлена в считанные дни. Армия ДНР и ЛНР, так называемые корпуса народной милиции. Их могут подстраховать только полномасштабные действия Российской армии.

М.Калашников: Мы тоже видим, и мне пишут, а Вам уж пишут в десять или в сто раз больше...

Игорь Стрелков: Мне не только пишут, мне постоянно говорят. Даже сейчас, вот здесь, в соседнем помещении присутствует человек, который только оттуда вернулся, бывший офицер Российской армии, причём, не самых тыловых, скажем так, подразделений. Который, ознакомившись с ситуацией, приехал и поделился информацией, сказал, что всё настолько отвратительно, что даже он, а он ездит туда не первый раз — что даже у него опустились руки, глядя на то, что там происходит.

М.Калашников: Я могу только добавить, что жалобы на скверное тыловое обеспечение — они тотальные, при том, что есть геральдическое управление армией.

Игорь Стрелков: Не управление, а отдел, наградной отдел и геральдики. Но дело не в этом, это мелочи. Дело в том, что даже тыловое снабжение (у нас его вообще не было, как такового, на начальных этапах войны) — оно не является определяющим для дееспособности воинских подразделений и соединений. Определяющими являются организация и наличие чётко выраженных целей и задач, адекватного командования, которые могут эти цели и задачи выполнять. Вот всё это в армии ЛДНР отсутствует. Не только тыловое обеспечение.

Тыловое обеспечение, кстати, с точки зрения оружия и боеприпасов там сейчас, что греха таить, намного лучше, чем было у нас. Но отсутствует понимание, что защищают эти народные корпуса, чего они будут добиваться, для чего они вообще созданы, во-первых. И во-вторых, отсутствует нормальная организация, нормальное руководство. И, соответственно, все плюсы тылового снабжения — они множатся на минус в результате неправильного комплектования, неправильной мотивации, отсутствия законов военного времени, позволяющих держать военнослужащих в рамках дисциплины. И вообще, нарушаются базовые принципы функционирования армии.

Вот, я очень часто в своих интервью говорю, провожу аналогию с Римом, с первой регулярной армией нашего, Западного, по крайней мере, полушария. Вернее, западной части Евразии. Там существовал очень жёсткий принцип: там была двойная мотивация. Солдат, добровольно поступивший на службу... Вначале в римской армии служили только граждане, потом туда начали набирать, фактически, наёмников, но, как правило, сначала из числа граждан. Но, фактически, добровольцы служили в римской армии, никогда не мобилизованные.

Всё равно к ним применялись очень жёсткие дисциплинарные меры, в случае, если они не выполняли возложенных на них обязанностей. Жесточайшие. Вплоть до децимации, как известно. И одновременно военнослужащие, которые выполняли свой долг успешно, имели возможность сделать карьеру, их поощряли различными способами, они получали необходимую для военного человека славу и внешние знаки отличия какие-то, прочие преференции.

Вот всё это на данный момент полностью отсутствует в армии народных корпусов. Подвиги там не награждаются, преступления не наказываются. В результате, есть только внешняя форма армии, внутри армия, к сожалению, исключительно рыхлая и уже, в значительной степени, гнилая.

М.Калашников: Я, на месте Порошенко бы — надо просто дождаться...

Игорь Стрелков: На месте Порошенко, я считаю — моё мнение, в данном случае, я уж не знаю, что они там в кулуарах между собой договариваются, — но на месте Порошенко я бы просто тупо дожидался, когда экономический кризис заставит отказавшихся от победы кремлёвских руководителей капитулировать. Просто, чисто экономически. Ну, там, дело в том, что на Украине тоже не сады, с точки зрения экономической ситуации. Оба бегуна не должны достичь финала, по замыслу арбитра, они оба должны умереть перед финишем.

Поэтому, что они там могут придумать, я не знаю. Могут и начать наступление, в любой момент, опять же, если придёт команда из Вашингтона. Очень правильный анализ, и он у Вас прозвучал, я его, по крайней мере, прочитал в Вашем блоге, о том, что, если внешнее поражение, унизительное, наложится на внутреннюю экономическую ситуацию, то это может стать рычагом для раскачивания внутренней ситуации...

М.Калашников: Для взрыва уже, что тут говорить.

Игорь Стрелков: Для взрыва, но для этого пока ещё ситуация не созрела внутри России. Может быть, этого ждут украинские войска, может быть, этого ждут в Киеве.

М.Калашников: Ну, там тоже ведь не полные идиоты сидят. Тем более, что здесь, Игорь Иванович, не знаю, как Вы, а вот мне кажется, что два есть уже рычага войны: на Украине и в Турции, фактической войны. И Турция стала связующим звеном между ними. Интересно. Если сейчас Стратфорд, знаменитый центр американский, Стратфорд, в своё время предсказал войну в Грузии в 2007 — 2008 годах, что она будет, он же предсказывает и возможный конфликт с Турцией. И это очень интересно. Да ведь если турки сейчас втянут, если такой конфликт разгорится, если турки втянут свой флот за проливы Чёрного моря (а у них флот приличный), то они могут устроить Цусиму.

Игорь Стрелков: Ну, Цусиму нам устраивать, к сожалению, не на чем, потому что у нас ничего подобного на Чёрном море, подобного Второй Тихоокеанской эскадре, просто нет. Флот Российской империи начала прошлого века — он был, действительно, очень многочисленный и по количеству, и по классу кораблей, он входил в первую, ну, не знаю, как в пятёрку, но в первую десятку флотов мира точно входил. Общее количество судов на всех флотах превышало тот же самый японский флот, бурно развивавшийся, и так далее.

А сейчас у нас флот, несмотря на последние модернизационные мероприятия, на ввод в строй новых кораблей, всё-таки, по сравнению с Советским Союзом, у нас флота фактически нет. Поэтому, Цусиму устраивать нам, в общем-то, нечего. На море в том регионе у нас всего несколько кораблей, сколько-нибудь соответствующих названию «боевой». А что касается, отрезать нашу группировку в Сирии, от снабжения — это турки могут сделать щелчком пальцев в любой момент. Поэтому ссора с ними, в данном случае, на фоне сирийского конфликта — это было верхом идиотизма. Но, с другой стороны, она была и неизбежна, как только мы влезли в ситуацию в Сирии.

М.Калашников: А мы ведь с Вами предупреждали...

Игорь Стрелков: Ну, знаете, Максим... Мы можем предупреждать только друг друга. Там, наверху, сидят большие головы, которым наши предупреждения... У них совершенно другая мотивация, им вообще никакие предупреждения не нужны. Заняв руководящие кресла, они считают, что вместе с креслами они получили...

М.Калашников: Неземную мудрость...

Игорь Стрелков: Ну, неземную мудрость, безгрешность и прочее. Причём, базовые их опции, особенно, из юридического факультета Ленинградского Госуниверситета — они тоже рассматриваются как «супер». Всё, что не относится к этому — это, как бы, ерунда.

М.Калашников: Если бы я был планировщиком западным, и хотел бы устроить то самое унизительное внешнее поражение, я бы спланировал именно такой сценарий...

Игорь Стрелков: Знаете, я как привык себя ставить на место противника, к сожалению, иногда ошибался в плане того, что считал противника умнее, чем он есть на самом деле, и не производил некоторых действий. Но иногда это приносило успех. То есть, играя за противника, тут можно столько вариантов выигрышных... То есть, какой вариант ни возьми, на фоне вот этого беззубого и безхребетного поведения, которое демонстрирует Москва, начиная с лета 2014-го года, можно любой выбрать...

М.Калашников: Оттуда зайти, отсюда зайти...

Игорь Стрелков: Да, и варьировать эти варианты в зависимости от собственных прихотей. Вот, хочется ли нам так, хочется ли нам этак, хочется ли на Канары слетать в промежутке между войной, там, или ещё что-то сделать. Не буду подбирать более точные аналогии или метафоры. Но реально они могут выбирать победоносную стратегию по отношению к России, исходя из собственного удобства, из собственного комфорта. Вот как им удобнее на данный момент, такую стратегию они и могут выбрать. Причём, у них очень широкий выбор, в любой момент, если стратегия не пройдёт — наша пассивность, наше полное превращение в объект политики, из субъекта, позволяет им в любой момент сменить стратегию, сменить тактику. Один инструмент вдруг не станет соответствовать — они тут же возьмут другой.

М.Калашников: Если не внезапный, например, удар по стоянкам остатков Черноморского флота, то удар по позициям...

Игорь Стрелков: Я даже не беру чисто военный аспект. В чисто военном аспекте для нас противостояние с армией Турции в Сирии — оно закончится неизбежным разгромом, просто хотя бы потому, что все наши базы удалены чрезвычайно. И для того, чтобы деблокировать, допустим, группировку в Сирии, если турки начнут с ней всерьёз воевать, нам придётся разворачивать полномасштабную войну с Турцией, на которую не хватит имеющихся сил и средств точно, придётся мобилизацию проводить, и прочее, и прочее, и прочее. А с учётом того, что в гораздо более важном для России, для государства и для русского народа (ну, русский народ — это отдельная тема, он никого не интересует), но даже для государства, но в украинском вопросе мы не решились на мобилизацию, то есть, ни на какую, не решились пойти на радикальные меры, то чего бы ради на это идти в Сирии?

Нет, тут, я полагаю, что противник сейчас старается всё-таки не допустить жёсткого военного решения, которое способно спровоцировать президента нашего, российского, на какие-то резкие действия, на которые всё-таки он способен. То есть, они его по-прежнему продолжают варить медленно.

М.Калашников: Но пока с нефтяным рынком мы видим, что делается. И этот удар оказывается не менее болезненным, чем...

Игорь Стрелков: Этот удар — я думаю, что он наиболее болезненный из всего, что сделано за последнее время. При этом обвинить напрямую Соединённые Штаты, что они валят рынок — хотя они валят рынок — наша власть не может, потому что она сама себя привязала к американской и западной экономике. И обвинять в этой ситуации кого-то глупо, потому что всё, что мы могли сделать, мы сделали сами. Вообще же, очень сильно опасаюсь, что наша сирийская авантюра может закончиться согласно старинному детскому стишку, в переводе Маршака:

Три мудреца в одном тазу
Пустились по морю в грозу.
Будь попрочнее
Старый таз,
Длиннее
Был бы мой рассказ.

М.Калашников: Ну что ж, теперь понятно, дорогие телезрители, что в таких условиях что остаётся центральной власти? Только подписывать продление вот этой минской невнятицы.

Игорь Стрелков: Но, завершая этот вопрос, я подчёркиваю, что «Минск», всё равно не реализуем. То есть, всё равно, рано или поздно, я просто только теоретически предполагаю, что в Москве могут выбрать так называемый «приднестровский вариант», но то, что его выбрали в Москве, это ещё не значит, что он будет реализован. Решить эту проблему мирным чисто путём, путём переговоров, невозможно.

Украина будет выжидать, когда она сможет решить этот вопрос силовым путём, в той или иной степени. Или будет дожидаться капитуляции России, или будет ждать, когда Россия ослабнет, чтобы нанести ей унизительное поражение, потому что в задаче Украины не только Донбасс, но и Крым. И они этого не скрывали, не скрывают и не собираются скрывать.

Поэтому сколько бы ни продолжалась унылая минская бодяга, сколько верёвочке ни виться: ещё год, два, может быть, даже три — сколько продержится Россия в этом вопросе, я не знаю, — всё конец у неё будет одинаковый, всё равно придётся воевать. ВСЁ РАВНО. И будет ли эта война победоносной или будет ли она очередной Русско-Японской, мы не знаем.

М.Калашников: Сейчас или через год?

Игорь Стрелков: Сейчас, через год, через два — без разницы.

М.Калашников: Спасибо, Игорь Иванович. Ну, а тем, кто сидит наверху, хочется сказать, что и Приднестровье у Вас тоже не выйдет, ибо нынешние ЛНР и ДНР совершенно не в тех условиях, в которых была ПМР в 1991-1992 годах. Экономически она была в гораздо более выигрышной ситуации.

Ну, что ж, сколько верёвочке ни виться, конец всё равно будет, и год — это не срок. Что ж, посмотрим, насколько сбудутся наши прогнозы. До встречи, дорогие друзья.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS