Антиммигрантское движение «Солдаты Одина» проникает в Прибалтику (+ВИДЕО) | Продолжение проекта "Русская Весна"

Антиммигрантское движение «Солдаты Одина» проникает в Прибалтику (+ВИДЕО)

Участников финского движения «Солдаты Одина», которые собираются защищать местных жителей от нелегальных мигрантов и беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки, называют в лучшем случае радикалами. В худшем — неонацистами. В это трудно поверить, но, распространяясь на территории Прибалтики, это движение, похоже, разрешает полувековой конфликт, объединяя эстонцев и латышей с русскими.

Ответ на кризис?

Это общественное движение появилось в конце прошлого года в финском городе Кеми, однако на данный момент в «Фейсбуке» можно найти более сотни различных страниц и сообществ «Солдат Одина», география которых охватывает скандинавские страны, Германию, Нидерланды, Чехию, Португалию, США, Канаду, Эстонию, Латвию и т.д.

Финское сообщество Odinin Soturit набрало более 30 тысяч «лайков», остальные насчитывают от нескольких десятков до нескольких тысяч пользователей.

Правоохранительные органы Финляндии пока не сообщали об инцидентах с участием представителей этого движения, однако сами «солдаты Одина» утверждают, что активно патрулируют улицы и готовы защищать местных жителей от иммигрантов. Официальные власти отмечают, что некоторые «солдаты» имеют экстремистское прошлое.

Столь многочисленный отклик финнов на подобную инициативу мог быть вызван стечением обстоятельств: в прошлом году Финляндия была вынуждена принять 32 тысячи соискателей убежища. Потом начались сообщения от полиции о домогательствах со стороны «мужчин иностранного происхождения». Все это пришлось на период экономической рецессии и сокращения бюджетных расходов.

Нет беженцев — нет проблемы?

Однако в Эстонии, где «солдаты Одина» набирают популярность, беженцев еще нет, равно как и заявлений о домогательствах со стороны местных жительниц. Тем не менее, сообщество Soldiers of Odin Estonia насчитывает более пяти тысяч пользователей, а в самой организации, по словам ее представителей, состоят около трехсот человек.

Существует также группа поддержки из Латвии — Soldiers of Odin Latvija. Латвия тоже обязалась принимать беженцев, но на данный момент по европейской программе перераспределения в страну прибыли только шесть человек. «О группе Soldiers of Odin Latvija мне ничего неизвестно, — сказал Русской службе Би-би-си основатель Soldiers of Odin Estonia Индрек Ольм. — Но ребята из Латвии уже связались с нами и готовы открыть латвийское отделение».

По словам латвийского политолога Андрея Бердникова, столь стремительное распространение идей «солдат Одина» с трудом поддается объяснению: «С одной стороны, это общеевропейская тенденция: у страха глаза велики. Мобилизация подобных организаций проходит по всем каналам, они разрастаются и коммуницируют между собой. С другой стороны, в данном случае это произошло так быстро, что, вероятно, за ними (Soldiers of Odin Estonia) может стоять кто-то посерьезнее — например, ультраправые европейские партии», — сказал он bbcrussian.com.

Исследователь Тартусского университета Вильяр Веебель, в свою очередь, считает, что на данном этапе можно говорить скорее о виртуальном присутствии «солдат Одина», нежели об их реальной популярности. «Эстония скопировала такую модель из-за некоторого беспокойства (по поводу беженцев). Однако я не знаю ни одного человека, который с ними („солдатами Одина“) контактировал. Я сейчас в Тарту, и тут я никого с такими нашивками не встречал. Они работают в основном в интернете, ведут дискуссии, рассылают письма людям, которые поддерживают беженцев. Сейчас они, скорее, виртуальные. И имена в „Фейсбуке“ часто вымышленные. Не уверен, что у них будет полноценная организация», — считает эксперт.

Помогать, но не всем

Индрек Ольм, в свою очередь, утверждает, что эстонская ветвь «Солдат Одина» как раз сейчас занимается регистрацией общественной организации: все бумаги готовы, есть необходимые 300 участников. В Финляндии такая организация уже имеет статус официальной. «Все последователи Soldiers of Odin со всего мира преследуют одну и ту же цель: защитить наших жен, дочерей и сестер, сделать улицы более безопасными.

Миллионы „беженцев“ с непроверенным бэкграундом и без ID свободно ходят по нашим родным улицам. У нас ведь не паранойя, правда? В Эстонии ситуация на начальном этапе развития: мы можем бороться с истоками проблемы — наше правительство не рассказывает всей правды, и мы используем любой способ открыть людям глаза», — говорит Индрек Ольм.

По его словам, «солдатам Одина» знакомы идеи гуманизма: беженцам надо помогать, но только если это женщины, дети и старики. «Конечно, мы должны помочь беженцам начать новую жизнь вдали от войны и всех ее ужасов, но этот процесс должен быть контролируемым. А мы видим молодых здоровых ребят в дизайнерской одежде с последними моделями смартфонов, которые совершенно не уважают тех, кто их принимает», — считает Ольм.

Право на нашивки

На днях в Таллинне состоялась первая встреча эстонских «солдат Одина», на которой Индрек Ольм рассказывал о планах (пока что — просто информировать общественность), а желающие вступить в ряды организации могли заполнить заявления. По словам Ольма, им предстоит пройти жесткий отбор. «Мы не берем людей, у которых есть проблемы с алкоголем или наркотиками, людей со взрывным характером и „уличных драчунов“.

Не берем людей, которые были осуждены за преступления сексуального характера, преступления против женщин и детей, за торговлю людьми», — продолжает Ольм. А вот по национальному признаку ограничений нет: несмотря на многочисленные сообщения о некоторых трениях между русскоязычными жителями страны и эстонцами, в «солдаты Одина» берут всех.

«У нас довольно много эстонских русских, они настоящие патриоты Эстонии вне зависимости от языка. Важную информацию для наших групп мы даем на обоих языках, чтобы ничего не было потеряно во время перевода. 95% (русскоязычных) понимают и говорят по-эстонски, так что большинство дискуссий у нас проходит на эстонском», — говорит Индрек Ольм.

Нацисты, коммунисты, умеренные

Но если Soldiers of Odin действительно хотят сплотить людей разных национальностей, то возникает логический вопрос: можно ли их называть неонацистами, как это часто происходит в публичном пространстве? «Я не сторонник таких радикальных ярлыков, особенно пока нет доказательств. Они никогда не подчеркивали национальность, они выступают против пришельцев. Не думаю, что их можно называть неонацистами, они, скорее, радикальные консерваторы. В центре этого конфликта нет национальности», — говорит Вильяр Веебель.

Несмотря на то, что эстонцы и русские иногда проявляют эмоции по поводу друг друга, это происходит все реже. Мы интегрируемся. Медленно, но интегрируемся Исследователь Тартусского университета Вильяр Веебель Такое разделение ролей, по словам Андрея Бердникова, вполне вписывается в идеологию современных ультраправых: они не против «других», они против того, что «другие» пришли на «их территорию».

«Это все обновленные виды расизма, которые подчеркивают не биологический расизм, как в 20-х годах, они говорят о том, что все расы должны жить раздельно. Это все становится очень модно, туда, как правило, примешивают оккультизм и определенные музыкальные стили. Правые идеи уже перестали быть табу», — считает Бердников. Индрек Ольм, в свою очередь, признает: «В Финляндии у нас есть несколько национал-социалистов, но есть и коммунисты, есть умеренные. Soldiers of Odin — не политическая организация».

Хочешь помогать — иди в полицию

От ярлыка «неонацисты» отказалась и эстонская полиция. По крайней мере, в разговоре с Русской службой Би-би-си подполковник Валтер Пярн из департамента полиции и погранохраны Эстонской Республики таких формулировок избегал. Зато отметил, что добровольческое патрулирование улиц, которым готовы заниматься представители Soldiers of Odin, по его мнению, может принести обществу больше вреда, чем пользы.

«В Эстонии есть система помощников полицейских, около тысячи человек, которая успешно работает многие годы. Основные опасности, которые могут быть сопряжены с самообразовавшимися единицами самообороны — это неумение распознать ситуацию, требующую вмешательства, и отсутствие необходимых знаний и навыков по мирному разрешению конфликтных ситуаций. B худшем случае, такая инициатива может закончиться ситуацией, противоречащей закону, и повлечь за собой даже телесные повреждения. Недопустимы самосуд и насилие», — заявил он.

По словам министра внутренних дел Латвии Рихарда Козловскиса, в его стране о «солдатах Одина» тоже наслышаны, правда, поводов для беспокойства пока не видят. «Мы за этим следим, — сказал он Русской службе Би-би-си. — В Латвии этой праворадикальной организации нет, но, по данным полиции безопасности, есть отдельные контакты. В Эстонии эта организация как бы есть, но необходимости патрулировать улицы нет, поскольку нет беженцев. В Финляндии это началось в прошлом году, когда в течение нескольких месяцев прибыло огромное количество соискателей убежища. Нельзя допустить, чтобы тут появлялась идеология противостояния по каким-то признакам — например, религиозным».

24 февраля, в День независимости Эстонии, Soldiers of Odin запланировали факельное шествие — об особых рисках эстонская полиция ничего не говорит. «Если будут иметь место любые нарушения, то полиция будет принимать соответствующие меры», — предупредил Валтер Пярн.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS