Перемирие: вполне вероятно, что Москва совершила ошибку | Продолжение проекта "Русская Весна"

Перемирие: вполне вероятно, что Москва совершила ошибку

Организованное Вашингтоном и Москвой соглашение о перемирии в Сирии многочисленные СМИ расценили как большой дипломатический успех Кремля. На самом деле, на успех это не очень похоже. Вполне вероятно, что Москва совершила грубую ошибку, причем как в военном, так и в политическом плане, считает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. Текст материала содержится в аналитическом обзоре ТАСС.

Единственной целью России в Сирии должно было стать полное возвращение страны под контроль Асада с предоставлением очень широкой автономии курдам. Только такой вариант обеспечивал решение важнейшей задачи — ликвидации очага радикального суннитского ислама, из которого агрессия против России началась бы абсолютно неизбежно, причем в самое ближайшее время. Одновременно это очень сильно укрепляло бы позиции Москвы на Ближнем Востоке, поскольку в регионе появлялась страна с однозначно пророссийской ориентацией. «Троица» борцов с Асадом — Запад, Турция, аравийские монархии — вынуждена была бы принять этот факт. Самая эффективная политика — это достижение полной военной победы, с этим приходится смиряться всем недовольным. Причем Россия для достижения этой цели использовала свое единственное на данный момент конкурентное преимущество — военную силу. Однако Москва вдруг решила добровольно отказаться от единственной необходимой цели и от единственного конкурентного преимущества.


Именно тогда, когда сирийская армия при поддержке российской авиации наконец-то перешла от мелких тактических побед к значительным оперативным успехам, начался очень знакомый вой «прогрессивной общественности» о «страданиях мирного населения» (до этого «прогрессивная общественность» надеялась, что даже с российской помощью Асаду добиться победы не удастся и за мирное население не так сильно волновалась). Разумеется, перемирие принесет пользу только и исключительно проигрывающим, фиксируя ситуацию «лоскутного одеяла» в западной половине Сирии, уверен Александр Храмчихин. Если «Исламский халифат» в восточной Сирии занимает более или менее единую территорию, то все остальные оппозиционные Асаду группировки на северо-западе, юго-западе и в центре страны очень сильно перемешаны.


Отделить здесь «хороших» от «плохих» невозможно ни в политическом, ни в военном аспектах, убежден эксперт. Даже если Вашингтон и Москва каким-то образом договорились, кто из оппозиции «хороший», а кто «плохо», а также определят занимаемые ими территории на данный момент, дальнейший сценарий предсказать несложно. «Хорошие» и «плохие», даже если сейчас они враждуют между собой, очень быстро договорятся об организации провокации, которая должна будет выставить их главных общих противников, Дамаск и Москву, нарушителями перемирия.
В Вашингтоне об этом уже открыто и честно заявили: за любое нарушение перемирия, кто бы его ни совершил, отвечать будут Дамаск и Москва. Более того, «за Сирию» мы почти наверняка получим дополнительные санкции. Для Вашингтона этот вариант особенно важен в связи с тем, что в ЕС быстро усиливается желание отменить антироссийские санкции «за Украину», об этом говорят уже многие европейские лидеры. И опять же жаловаться на это нам придется только на самих себя, ибо нельзя садиться играть в карты с шулерами, то есть ни с кем из вышеупомянутой «святой троицы». С Анкарой Москва уже доигралась, но с Западом и аравийскими монархиями почему-то играть продолжает, считает Александр Храмчихин.


Возникает очень неприятное ощущение, что и минские соглашения, и сирийское перемирие нужны Кремлю с единственной целью — прорвать «международную изоляцию» России и продемонстрировать, что «мировое сообщество» с нами считается и воспринимает как важнейшего игрока. А практические результаты здесь в лучшем случае вторичны. Именно в такой парадигме и говорится о «дипломатических успехах» Москвы, полагает эксперт.


Данная политика построена на сильнейшем комплексе неполноценности по отношению к Западу (антизападная истерия, раздуваемая сегодня большинством отечественных СМИ, является на самом деле одним из наиболее ярких проявлений данного комплекса), уверен эксперт. У нас, к сожалению, продолжают считать понятия «Запад» и «мировое сообщество» (или «цивилизованный мир») синонимами, хотя это абсолютно не так со всех точек зрения. И именно потому, что это абсолютно не так, Россия ни секунды не находилась ни в какой «изоляции». Но Кремль продолжает эту несуществующую «изоляцию» прорывать, чем лишь загоняет себя в тупик. Уже, наконец, пора бы понять, что Запад не примет нас в качестве «своих» не только на наших, но даже и на западных условиях. И хватит, наконец, в него рваться, меняя лишь способы этого «прорыва».

Лучшая политика — это военная победа, в результате которой достигается не бессмысленное перемирие, а мир на условиях победителя. НАТО само себя превратило в военном отношении в мыльный пузырь, на настоящую войну совершенно неспособный, убежден Александр Храмчихин. Именно это дало России важнейшее конкурентное преимущество — военное, которое надо использовать путем доведения войны в Сирии до победного конца.


Да, вполне вероятным стало военное столкновение с Турцией — именно с ней одной, а не с НАТО, которое воевать с Россией ни в коем случае не будет. По поводу перспектив войны с Турцией и монархиями не нужно шапкозакидательства, которое сейчас у нас стало как-то слишком распространено, но и алармизма тоже не нужно.

Разумеется, российской группировке в Сирии и армии Асада устоять против полномасштабного вторжения турецких войск было бы крайне сложно, как и выдержать массированный удар со стороны турецких ВВС. Надо понимать, что ЗРС С-300 и С-400, истребители Су-30 СМ и Су-35С, дислоцированные в Сирии, имеют ограниченный боекомплект, поэтому у турок, особенно если к ним добавляются еще и саудиты, есть возможность просто задавить нашу ПВО массой, пусть и ценой очень значительных потерь в самолетах. На суше же преимущество Турции является подавляющим.


Однако хорошо понятно, что удар по российским войскам в Сирии эквивалентен объявлению войны России в целом, поэтому Турция получит ответ с моря и с российской территории.

Учитывая геополитическую ситуацию в регионе и дислокацию сил сторон, в максимальном варианте может получиться война двух коалиций. Одну составят Турция, Саудовская Аравия, Катар (и, возможно, еще какие-то из аравийских монархий), Грузия, Азербайджан, все антиасадовские группировки в Сирии и, конечно, «Исламский халифат». В другую коалицию, по мнению эксперта, войдут Россия, Иран, Армения вместе с НКР, Абхазия, Южная Осетия, правительственные войска и союзные им группировки в Сирии, правительственные войска и шиитские группировки в Ираке, а также курды.

Война эта будет далеко не простой, но победа второй коалиции гораздо вероятнее. Вмешательство же НАТО на стороне своего полноправного члена — Турции исключено абсолютно. Даже США не готовы к по-настоящему серьезной войне с большими потерями в людях и технике, для европейцев же такая война совершенно невозможна, причем независимо ни от каких обстоятельств. Более того, даже на поставки Турции и монархиям вооружения и техники во время войны альянс вряд ли решится. Пройдя через эту войну, Россия выбила бы вторую по силам армию этого самого НАТО, заодно в очередной раз продемонстрировав полное ничтожество данной организации, разгромила бы главные оплоты всемирного суннитского терроризма (Саудовскую Аравию и Катар), а в качестве «бонуса» получила бы стремительный рост цен на нефть. Ну, а если турки и саудиты на прямое вторжение в Сирию не осмелятся, тогда тем более неясно, что мешает нам воевать дальше?


Замораживание войны будет для России более обременительным в финансовом плане, чем ее продолжение: держать полностью развернутую группировку в Сирии придется из-за этого гораздо дольше. Кремль почему-то отказывается от победы в пользу продолжительности. Если Москва останавливается на полпути, как это происходит в связи с перемирием, она дает возможность оппонентам задействовать против нее свое конкурентное преимущество — экономическое и информационное. При этом ни о каком признании России важнейшим игроком нет и речи, убежден Храмчихин. Наоборот, оппоненты извлекают уроки и будут делать все для того, чтобы Россия не была не то что важнейшим, а вообще никаким игроком и чтобы она оказалась в реальной изоляции (как минимум). В Москве с извлечением уроков, похоже, большие проблемы, считает военный эксперт.

Конечно, можно будет попытаться использовать перемирие для форсированного разгрома халифата. Однако этот вариант в лучшем случае является отсрочкой решения сирийской проблемы. Очень сложно представить, что временное военное перемирие превратится в реальный политический процесс, учитывая крайнюю взаимную ненависть воюющих сторон (в гражданских войнах взаимное ожесточение всегда гораздо сильнее, чем в войнах между странами). А вот описанные выше провокации представить гораздо проще, они практически гарантированы. Более того, для оппозиции и ее внешних покровителей такие провокации станут теперь главной целью, поскольку появляется возможность представить Москву и Дамаск агрессорами и подвести их еще под какие-нибудь санкции.


Уже поэтому войска Асада и их союзники вынуждены будут держать значительные силы в западной части страны, не имея возможности использовать их против халифата. Кроме того, даже если перемирие частично действует, ситуация «лоскутного одеяла» делает все его части (как контролируемую Асадом, так и «хорошей» оппозицией) нежизнеспособными, что само собой создает условия для возобновления войны. Отчасти такое положение вещей мы видим сегодня на Украине, где конфликт также искусственно заморожен, хотя ни одна из сторон не достигла своих военных и политических целей, считает Александр Храмчихин. Экономическое восстановление Сирии будет возможно только тогда, когда она вновь станет единым государством. В случае же замораживания нынешнего положения все ее части окажутся полностью зависимыми от иностранной помощи. Считать это «успехом мирного процесса» как-то сложно.

В Сирии имеется множество сил и группировок, при этом, за редким исключением, все воюют против всех. Однако на войне, в конечном счете, должны быть две стороны. Для всей сирийской оппозиции и стоящей за ней «троицы» настоящий противник — Асад. Единственная их цель — его свержение.

Соответственно халифат для всей этой компании — союзник, а не противник (в связи с чем выглядят откровенным фарсом многочисленные заявления различных официальных лиц о «необходимости совместной борьбы с терроризмом»). Анкара уже признала это открыто устами главы национальной разведслужбы Хакана Фидана, который призвал начать прямо сотрудничать с халифатом для противостояния России.


Более того, турецкая армия фактически уже и начала прямо взаимодействовать с силами халифата (пока против курдов на северо-востоке Сирии), причем это случилось уже после заключения перемирия. То есть турецкие войска начали прямо воевать на стороне халифата, пока в ограниченных масштабах.

А Вашингтон, заранее возложив ответственность за срыв перемирия на Асада и Кремль, в рамках «плана Б» обещал создавать проблемы именно им, а не халифату. К американцам вполне ожидаемо и очень быстро присоединились саудиты, уже увидевшие нарушение перемирия Россией и Сирией и тоже пригрозившие «планом Б». Ну и, естественно, «умеренная оппозиция» уже на второй день перемирия пожаловалась в ООН на его нарушение с российско-сирийской стороны. Поэтому попытка Дамаска и Москвы задействовать максимум сил против халифата лишь ускорит удар в спину со стороны как «хороших», так и «плохих» оппозиционеров, считает эксперт. И ничего другого ожидать было нельзя.


Поэтому не надо питать иллюзий — перемирие не улучшит для нас ситуацию ни в чем, а ухудшит во всем. Убедиться в этом придется очень скоро. Интересно, сколько еще понадобится подобных ошибок, чтобы наконец-то на них научиться, задается вопросом заместитель директора Института политического и военного анализа.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

«Джахбат ан-Нусра» — запрещенная в России террористическая организация!

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS