Обсуждение новой приватизации: нельзя допустить повторения печального опыта 90-х годов, — экономисты патриотического направления  | Продолжение проекта "Русская Весна"

Обсуждение новой приватизации: нельзя допустить повторения печального опыта 90-х годов, — экономисты патриотического направления

Геннадий Зюганов, Сергей Гаврилов и Сергей Глазьев обсудили перспективы приватизации и национализации с руководством и представителями крупнейших российских компаний.

Сегодня в Государственной Думе состоялся «круглый стол» на тему: «Приватизация и национализация предприятий как эффективные инструменты экономической политики государства: антикризисный потенциал и особенности законодательного регулирования». Это стало одним из самых масштабных обсуждений проблем приватизации за последнее время. Помимо парламентариев, представителей министерств и научных экспертов в обсуждении приняли участие руководство и представители крупнейших компаний, таких как РЖД, Почта России, Башнефть, Интер РАО, Аэрофлот, Русгидро и других. Речь шла о том, как преодолеть существующий кризис и не допустить той грабительской приватизации, которая привела к тяжелым последствиям в 90-е годы.

Открывая заседание, председатель Комитета по вопросам собственности Сергей Гаврилов (фракция «КПРФ») выступил перед участниками по основным направлениям и проблемам:

«Мы неоднократно возвращались к этому разговору. Напомню, что четыре года назад нами был подготовлен к внесению и одобрен один из вариантов проекта закона о национализации. Мы полагаем, что в условиях необходимости антикризисных мер оба инструмента могли бы быть эффективно использованы. Единственное, что мы помним, что традиционно в условиях падения производства и обесценивания активов используется инструмент национализации, а по мере выхода из кризиса возможно использовать и другие инструменты. Насколько эффективен инструмент приватизации в условиях структурной перестройки — это большой вопрос. Я к тому, что проблема связана с эффективностью и прозрачностью приватизационных процессов.

Мы помним тяжелый опыт 90-х годов, есть отчет Счетной Палаты по этим вопросам. Проблема поиска действительно стратегического инвестора, который способен исполнить необходимые инвестиционные обязательства. С этим всегда были огромные проблемы несмотря на ряд законов, которые были приняты. Ситуация остается очень тяжелой. Потенциальные потери, которые мы видим, связаны со снижением капитализации по ключевым активам российской экономики, по многим активам снижение произошло более чем в два раза.

Это касается и Башнефти, и Аэрофлота, Алроса и т. д. Таким образом, наши конкуренты и соперники на развивающихся рынках находятся в более успешных условиях, чем российские предприятия. Соответственно при приватизации в доходную часть бюджета будет получено гораздо меньше средств, чем предполагалось. Кроме того, по нашим оценкам это превышает более чем 500 млрд. рублей. Кроме того, мы помним, сколько государство потеряло из-за неэффективной приватизации ТЭКа. В России проблема с недопоступлением дивидендов, это тоже около 200 млрд. А также с доходной частью в виде отчислений налогов, мы понимаем, что в этой ситуации непрогнозируемости приобретение собственности будущим собственником находится в положении значительных рисков.

Немалым пробелом является отсутствие прописанных в законодательстве жестких требований к приватизационным сделкам. Мы в этой связи предлагаем вернуться к предложению президента о том, что необходимо исключить участие офшорных компаний и подконтрольных им компаний при приватизации предприятий, прежде всего стратегического назначения. В этих целях нами подготовлен соответствующий законопроект. Мы надеемся, что сегодня он будет внесен в Государственную Думу.

Следующий вопрос, который у нас возникает — это парламентский контроль.

Мы считаем, что необходимо вернуться к практике парламентского контроля и введения приоритетов программ приватизации. На сегодняшний день Парламент исключен из этого процесса и мы считаем, что это большая ошибка. Кроме того, является ошибкой, что доходы от приватизации не поступают в неналоговую доходную часть бюджета. И соответственно не контролируются парламентом и не могут быть направлены на решение как социальных, так и экономических проблем. Мы предлагаем вернуться к использованию и аккумулированию средств в случае приватизации малодоходных неликвидных активов, миноритарных пакетов акций предприятий, особенно в регионах, и формированию за этот счет второго издания бюджета развития, который был бы направлен исключительно на инвестиции в модернизацию высокотехнологичных отраслей российской экономики.

Нужно также учитывать, что российское общество не приняло результаты приватизации 90-х годов, когда сотни предприятий за бесценок были с явными нарушениями действовавшего на тот момент законодательства проданы в руки узкой группы собственников. Особенно это касается так называемых „залоговых аукционов“.

Поэтому следовало бы, во-первых, не допускать повторение этого печального опыта 90-х, а во-вторых, — проанализировать вопрос о введении компенсационного налога на собственников предприятий, которые были приватизированы по заниженной стоимости, в первую очередь, на залоговых аукционах. Причем этот налог может уплачиваться не живыми деньгами, а акциями этих акционерных обществ на соответствующую сумму. Нужно учитывать позитивный опыт Великобритании, где в конце 90-х лейбористы вернулись к этой теме, ввели „налог на доходы, принесенные ветром“ и аккумулировали тем самым более 5 млрд. фунтов.

Мы считаем главнейшей задачей повышение роли регионов в приватизационном процессе. По регионам множество предприятий, которые находятся либо в процессе ликвидации, либо переживают сложную полосу финансовых неурядиц. Мы полагаем, что приватизация может быть очень опасна с точки зрения роста социальных последствий. Активы таких проблемных предприятий следует передавать регионам, которые сами могли бы решить, следует ли их взять под контроль и развивать производство, либо использовать их для пополнения доходной части регионального бюджета.


В этой связи необходимо расширение полномочий Росимущества возможно с восстановлением статуса Госкомитета или даже Министерства имущественных отношений. Потому что мы считаем, что его основная задача не приватизация, а повышение эффективности управления той собственностью, которая есть у государства, его имущественнми активами. Мы считаем, что предприятия с госучастием, банки могут являться серьезным инструментом преодоления кризиса, а вовсе не объектом предпродажной подготовки. Мы приняли немало законов по поводу укрепления госкорпораций — это и Роскосмос, и Объединенная авиастроительная корпорация, „Ростех“. Мы также хотели бы рассмотреть вопрос по усилению правового регулирования процесса национализации. В процессе банкротства зачастую собственники не заинтересованы в принятии мер по серьезному финансовому оздоровлению предприятий. Банкротство с предстоящей распродажей имущества оказывается наиболее вероятным исходом.

В этой связи нами готовится законопроект о введении института государственного санатора, который мог бы по сути национализировать госактивы стратегически важных предприятий, в частности, в сфере ОПК без всяких компенсаций бывшим неэффективным собственникам и с полномочиями по проведению жестких мер финансового оздоровления. Этот санатор должен заменить неэффективно действующих арбитражных управляющих в тех стратегических организациях, которые уже сегодня находятся в процедурах банкротства. Основная задача — не допустить ликвидации производственно-технологического комплекса, сохранить производство и трудовой коллектив, обеспечить выполнение гособоронзаказа.


Мы считаем, что у Правительства есть много возможностей получения дополнительных доходов бюджета для преодоления по существу искусственно созданного дефицита — введение налога на валютные спекуляции, развитие рынка внутренних заимствований, увеличение части прибыли, перечисляемой в бюджет госкорпорациями и акционерными обществами с госпакетом акций и целых ряд иных мер».

С позицией Председателя Комитета по вопросам собственности Сергей Гаврилова согласились руководитель фракции КПРФ Геннадий Зюганов, советник Президента Сергей Глазьев и Научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг.


«Я бы очень хотел, — сказал, обращаясь к собравшимся, Г. А. Зюганов, — чтобы сегодня при рассмотрении проблемы приватизации исходили из того, что у государства обязательно должна быть значительная доля собственности в отраслях экономики, особенно в тех из них, которые определяют ценообразование. C нашим суровым климатом, нашими огромными просторами, нашими большими затратами на безопасность и оборону мы ни с кем не будем конкурентоспособными. Вопрос, который вынесен на обсуждение, носит исключительно принципиальный характер. И его надо решить по государственному».

«Мы, по сути, сегодня являемся подмандатной территорией, — считает Геннадий Андреевич. — За прошлый год вашего сырья всех видов: нефти, газа, древесины и др. — продано на 20 трлн рублей. Из этой суммы в бюджет попало только 8 трлн рублей. Остальные 12 трлн рублей присвоили те, кто на это не имеет никакого права. Ни юридического, ни государственного».


«Хочу напомнить, — продолжил лидер КПРФ, — когда было ордынское иго, брали одну десятину со двора. А здесь взяли 12 из 20 триллионов. Хотя бы еще пятерку отдали, и бюджет был бы уже не 16 трлн, а 21 трлн. А это уже совсем другой бюджет. Мы же настаиваем на том, чтобы бюджет был 25 трлн, и внесли соответствующий порядок его формирования».


«В этой связи надо определиться по принципиальным вопросам. Будут ли все недра, принадлежащие по Конституции народу, работать на каждого человека, или по-прежнему на 15 кланов? Каким образом сделать так, чтобы привести экономическую и социальную систему в равновесие, чтобы она завтра не рванула? Но как можно привести социальную систему в равновесие, когда 10 процентов граждан нашей страны завладели в результате предыдущей так называемой „приватизации“ 90 процентами собственности? Если бы такую приватизацию Чубайс провел в Америке, его бы посадили на электрический стул. И рука бы у американцев не дрогнула», — считает лидер российских коммунистов.


«Такого дикого расслоения нет ни в одной стране мира, — подчеркнул Геннадий Андреевич. — Оно весьма опасно. Мы уже пережили это в начале прошлого века. Второй и третий раз допускать этого мы не имеем ни морального, ни юридического, ни гражданского права. Мы должны беречь стабильность, которой гордится президент, и над которой все вместе, независимо от партийной ориентации, обязаны работать».


«Вопрос о национализации природных недр — это вопрос исключительной важности, мы считаем, что его следует вынести на общенациональный референдум, чтобы окончательно затвердить в России порядок, при котором богатства страны служат всем гражданам державы, а не узкой избранной кучке лиц, даже нежелающих обеспечить систему безопасности», — сказал Геннадий Андреевич.


«Вот мы сейчас изучаем, каким образом погибли шахтеры в Воркуте, — продолжил Г. А. Зюганов. — Почитайте свидетельства их жен и детей. Сами шахтеры молчат, потому что пять-шесть человек им смотрят в затылок. Больше там никакой другой работы нет. Там было полтора десятка шахт, осталось только четыре. Людей в три смены эксплуатируют. Средняя зарплата на воркутинской шахте 32 тысячи рублей, а не 80 тысяч, как утверждают в некоторых сводках».


«В металлургии картина похожая, — отметил лидер КПРФ. — Примерно 28 тысяч рублей — средняя зарплата. А в легкой промышленности, в том числе текстильной, вдвое меньше. Почему же в богатейшей стране мира ее граждане не могут получить нормальную пенсию, зарплату и стипендию? Мы обязаны ответить на этот вопрос. Но без решения вопроса о национализации минерально-сырьевой базы и базовых отраслей производства он в области действительных чисел решения не имеет», — считает Г. А. Зюганов.


«Каким образом мы будем конкурировать на мировом рынке, когда в России цены на энергоносители (а у нас их более, чем достаточно) и электроэнергию уже выше европейских и американских? В свое время премьер Витте ввел „челябинский порог“, за которым ни на копейку нельзя было повышать транспортные тарифы», — рассказал Геннадий Андреевич.


«А у нас сегодня невозможно банку консервов привезти с Дальнего Востока. При нынешних тарифах пока банку рыбных консервов до Европы довезешь, она уже золотой становится. И в результате мы добываем большое количество морепродуктов, а продаем кому угодно, кроме своих граждан. Рыба стала дороже, чем кусок мяса, хотя никогда в жизни такого не было. Вполне можно решить и эту проблему», — отметил лидер российских коммунистов.
«Мы считаем, что надо отмобилизовать кредитные ресурсы, — продолжил Геннадий Андреевич. — Говорят, что у нас денег нет. Это самая большая ложь. У нас денег вполне достаточно. Никто в мире кроме нас не везет в чужие банки средства под 2–3 процента. А у нас 10 лет Кудрин возил наши же деньги в американские банки, мы там развивали Канзас и Техас. И у них же брали кредиты под 5–8 процентов. А своим деловым людям давали под 30 процентов».


«Если норма прибыли сегодня у деловых людей не превышает 12 процентов, то как тогда можно развивать производство, имея такую кредитную ставку? — задал вопрос лидер коммунистов. — Это способ удушить остатки производства и разрушить остатки стабильности в обществе. Это самая настоящая диверсия», — подчеркнул Геннадий Андреевич.


«Как законодатели мы должны высказать свою волю и внести свои предложения. Никто тут к экстремизму не призывает. Я призываю к осмыслению ситуации, которая требует безотлагательных решений. У нас время уже пошло на месяцы, а не на годы. Потому что терпеть люди при средней зарплате 15 тысяч рублей, а у детей войны — 10–12 тысяч рублей, при том, что растут все цены, долго не будут», — предостерег Председатель ЦК КПРФ.
«А для нас хороший образчик, к чему приводит такая политика, на Украине. Там господствует олигархия, помноженная на американских цэрэушников, бандеровцев и нацистов. На наших просторах это категорически допускать нельзя. На Украине хотя бы можно прожить с огорода, а у нас так можно прожить только в Краснодарском крае и еще в четырех областях. В остальных регионах с одного огорода вы уже не проживете», — справедливо заметил Геннадий Андреевич.

«Государство должно быть социальным и ответственным. За работу, за крышу над головой, за коммуналку, за тарифы и за все остальное, — считает лидер КПРФ. — Но все опять упирается в наличие ресурсов. У нас 58 трлн рублей висят в воздухе, и они никак не задействованы. У нас же кризис во многом рукотворный. Отсутствует стратегия, отсутствует честная оценка происходящего, отсутствует понимание, каким образом можно развиваться такой стране, как наша. Отсутствует учет опыта Европы, Америки и особенно Китая».


«Отсутствует, — отметил далее Г. А. Зюганов, — также учет опыта ленинско-сталинской модернизации. Сегодня уместно напомнить, что ваши родители проголосовали за единый Союз. Да и многие из вас, наверное, также проголосовали».


«Ленин одним из первых на планете понял, что капитализм в России опоздал к столу, — подчеркнул лидер КПРФ. — В условиях, когда 90 процентов экономики контролируют банкиры Лондона, Парижа и Нью-Йорка, они не позволят ей эффективно развиваться. Если хищники схватятся за передел, как это было в Первой мировой войне, то Россия обречена на поражение. Собрать страну заново на имперской или националистической идеях невозможно. А можно собрать ее на основе труда, справедливости, уважении к человеку другой национальности и культуре. И распавшуюся империю собрали и сшили», — напомнил Г. А. Зюганов.


«Когда некоторые крикливые люди заявляют, что ничего в эти годы не сделали, хочу им напомнить, что за 10 лет перед войной построили 9 тысяч заводов, каждые восемь часов сдавали одно новое предприятие. После войны каждые 6–7 часов сдавали новое предприятие. Вот такие были темпы развития экономики!», — рассказал лидер КПРФ.


«Мы расколотили фашистов, прорвались в Космос и создали ракетно-ядерный паритет. Еще недавно каждый третий пассажир в мире летал „ИЛах“ и „Тушках“. Пятнадцать авиационных заводов производили полторы тысячи летательных аппаратов в год. В той же авиации была очень жесткая конкуренция, пять крупнейших КБ конкурировали между собой и создавали суперклассную технику», — напомнил лидер российских коммунистов.
«Нам придется искать баланс между государственной, коллективно-долевой и частной собственностью, — подчеркнул Г. А. Зюганов. — Я вносил закон о народных предприятиях, а Маслюков с Примаковым поддержали его в 1999 году. Наши двести народных предприятий оказались лучшими в стране. Совхоз имени Ленина находится рядом с кольцевой автодорогой Москвы. В этом хозяйстве 74 тысячи рублей — средняя зарплата, там есть все виды производств. Лучшие в стране школа и детский сад. Лучшее хозяйство, которое все последние годы показывает уникальные результаты».


«Можно также съездить в глубинку — в совхоз Звениговский, — предложил Геннадий Андреевич. — Там 190 тысяч свиней, 2 тысячи лошадей, средняя зарплата — 40 тысяч рублей. Своих 450 магазинов. Я вас уверяю, что народные предприятия в состоянии решить проблему импортозамещения в нашей стране. Я представлял опыт таких предприятий президенту. Договорились, что возможно рассмотрим эту идею на госсовете».


«Я встречался также с премьером и ему высказал свою точку зрения. Десять пунктов нашей левоцентристской антикризисной программы, которая была принята на Орловском экономическом форуме, разосланы всем губернаторам, всем законодателям, всем членам совета безопасности, руководителям Кремля с предложением встретиться, чтобы официально и публично обсудить каждый из них», — рассказал в завершении лидер КПРФ.


Советник Президента Сергей Глазьев кроме ошибок, допущенных в прошлые годы приватизации отметил, такой процесс как деофшоризация. «Деофшоризация идет очень плохо, мы теряем в неэквивалентном обмене с внешним миром порядка $120–150 млрд каждый год, примерно $70–80 млрд — это движение денег через офшоры», — сказал он на заседании.
Данные средства, добавил он, уходят в офшоры без налогов и без процентов, а обратно возвращаются со льготами как национальные инвесторы, по которым потом приходится платить довольно высокие проценты.

«Ущерб от офшоризации в контексте дохода бюджета оценивается в триллион рублей», — резюмировал Глазьев.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS