«Агенты-невидимки» вычисляют в метро террористов по походке | Продолжение проекта "Русская Весна"

«Агенты-невидимки» вычисляют в метро террористов по походке

«Есть ли у вас что-то запрещенное?», — этот стандартный вопрос сотрудника Службы безопасности Московского метрополитена

не вызовет у нормального человека негативную реакцию или испуг.

Жители столицы с удовлетворением стали замечать, что безбилетники и всякие сомнительные личности не заходят на станции, когда там дежурят мужчины в синих накидках — такие вправе досмотреть и изъять все запрещенное, и дальше передать нарушителей полиции.

После взрывов в Париже и Брюсселе всем стало ясно — европейские спецслужбы фактически проморгали террористов. И многие тут же задались вопросом: а как обстоит дело с безопасностью в России? У нас ведь тоже были взрывы и в метро, и в аэропортах. Сделаны ли выводы?

В метро Москвы за безопасность взялись серьезно. Там появилась незаметная постороннему взгляду и неизвестная до сих пор широкой публике армия спецов, которые выявляют потенциальных террористов еще на подходе к подземке!

Где ваш черный пистолет?

С этой новой службой-невидимкой я столкнулся случайно. Возвращался из командировки с травматическим пистолетом. Легально оформленное оружие у меня было в кобуре на поясе, под пуховиком, вроде бы никому незаметное. На станции метро «Арбатская» мужчина в синей накидке вежливо поманил меня рукой.

— Где ваш пистолет, — спросил он абсолютно спокойно.

— Тут , — ответил я обескураженно, хлопая себя по поясу.

Достал разрешение на травматику, чтобы, тьфу-тьфу, не вышло недоразумения (боковым зрением заметил, как по сторонам уже выросли сотрудники полиции с оружием), а потом и сам пистолет.

— Патрона в патроннике нет, — вынул я обойму и показать патронник.

За это время мужчина в синем успел выписать данные моего разрешения на ствол. «Для отчета,» — успокоил он меня.

— А как вы заметили оружие? По сигналу с рамки?

— Нет, — усмехнулся он, это профессиональное. Я раньше в московском угрозыске работал, оружейную смазку за версту чую...

— А если серьезно?!

— Вы когда шагаете, руку чуть в сторону держите, чтобы рукав не терся. Если вы так годик с кобурой побегаете, потом даже без пистолета привычка останется.

— Выходит вы не на рамку смотрели, а на мою походку? И когда спрашивали где пистолет, даже не были уверены, есть ли он у меня?

— Чтобы было ясно, какие у вас намерения, и знать, как с вами себя вести.

— Вы сюда сами пришли служить?

— Нет, после увольнения из МВД предложили работу в отделе кадров. А мой сослуживец, например, работает в Домодедово.

— Спасибо за бдительность!

В бой идут отставники

Как я потом выяснил, в московскую подземку ежедневно спускаются на смену более 2000 сотрудников службы безопасности. Чаще всего это мужчина от 40 до 50 лет, которому надоело сидеть без дела на пенсии. А так рано на пенсию обычно выходят сотрудники силовых ведомств.

Кажется, что рядом с рамками никого нет. Двое сотрудников безопасности изредка выходят в вестибюль из какой-то двери. Заглянул за нее, якобы в поисках туалета. А за дверью — комната с мониторами — за ними бдит дежурный.

— Ему даже не надо выходить из комнаты, — пояснил один из инспекторов, которому пришлось сказать, что устраиваюсь работать на соседней ветке. — О срабатывании сигнала на рамке он сообщит по внутренней связи сотрудникам полиции. Все четко налажено, как в карауле. Тут иногда друг-другу информацию кивком головы передаем, или взглядом.

— А если террористов несколько?

— С платформы может прибежать наряд полиции. Да и куда тут скроешься? Внизу видеокамеры, в тоннелях и даже на путях датчики. Помните, недавно женщина упала на пути, и полицейский успел прибежать до прихода поезда? Вот вам и пример реагирования!

— А если подозреваемая женщина, как же вы собираетесь ее досматривать?

— На каждой станции есть сотрудница полиции, которая имеет право это делать в отдельной комнате.

— Голыми руками?

— Почему голыми? В одноразовых перчатках. Есть и ручные металлодетекторы. А сейчас еще нам выдали ручной газоанализатор. Он как пылесос. Направляешь в сторону человека, а датчики уже определяют: держал ли пассажир оружие, взрывчатку или наркотики. Чувствительная машина, дорогая — 1,5 миллиона рублей стоит. Сейчас нас учат ей пользоваться.

— Где?

— В Учебном центре метро на Варшавском шоссе.

Такие израильские вопросы

Об том, насколько серьезно проходит подготовка этой новой службы безопасности рассказал кандидат психологических наук Игорь Карпов, который обучает инспекторов метро и аэропортов.

— Учим обращаться с взрывчатыми веществами, знать как вести себя на путях в тоннелях, пользоваться всеми этими рамками, — объяснил мне психолог.

— А есть ли вообще от этих рамок толк?

— Вспомните, на вокзале в Волгограде шахидка взорвала себя как раз у рамок металлоискателей. А на рок-фестивале «Крылья» террористки, заметив серьезное усиление охраны, и взорвали себя у прямо у билетной кассы на Тушинский аэродром. А почему в августе 2004-го смертница хотела пройти на станцию метро «Рижская», но потом передумала...

— Увидела полицейских?

— Да, те дежурили на входе. Один из них заметил странную реакцию пассажирки, пошел за ней, стал задавать вопросы, которые вывели из себя шахидку. Она привела взрывчатку в действие у метро, а не в подземке, где в замкнутом пространстве погибших было бы значительно больше.

— Это благодаря все тем же вопросам?

— Именно! Я, например, уже давно преподаю сотрудникам ФСБ и полиции особую дисциплину «профайлинг». Это метод выявления опасного пассажира по его одежде и поведению. Причем — по возможности еще на подходе к метро, вокзалу. Сам «профайлинг» пришел к нам из Израиля, где благодаря ему резко снизили число терактов в аэропортах. У нас этому несколько лет назад начали обучать сотрудников аэропортов, а теперь — и метро. Скажу так: в московской подземке создано уже 17 классов, где ежедневно с сотрудниками безопасности идут занятия по «профайлингу».

Премия за пойманного бандита 500 рублей?

— Какие пассажиры вызывают подозрение у службы безопасности?

— К примеру те, что одеты не по погоде, похожи на разыскиваемых или имеют приметы, которые я не буду раскрывать.

— Ну хоть одну?

— У террористов в Бельгии была одна пара перчаток на двоих. Перчатка была только на левой руке, чтобы прятать под ней кнопку взрывателя. Если бы полицейские обратили бы на это внимание, они бы могли предотвратить взрывы.

— А у нас есть такие примеры?

— Был случай, когда сотрудник заметил, как двое мужчин перед входом в метро наклонились над сумками. У одного из них что-то выпирало на спине. Он сообщил об этом полицейскому. При проверке у пассажиров нашли пистолет, а в сумках взрывчатку. Сотрудник подземки получил премию — 500 рублей.

— Не густо за предотвращение теракта...

— Понимаю ваш сарказм, согласен.

— А можно заставить террориста отказаться от убийства?

— Это как с замком в двери. Вор почти всегда выбирает более типичный и простой замок. Задача полиции и спецслужб не сделать из метро концлагерь, а заставить террориста суетиться, делать ошибки, нервничать. Так одну террористку поймали прямо перед входом в метро. Она настолько была сосредоточена на взрыве, что так и не смогла правильно приложить билетик к турникету.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS