Житейские мелочи: оклад и премиальные солдат и офицеров РККА | Продолжение проекта "Русская Весна"

Житейские мелочи: оклад и премиальные солдат и офицеров РККА

В годы Великой Отечественной войны миллионы солдат и офицеров Красной армии совершали подвиги и получали за это различные вознаграждения. Так, в июле—августе 1941 года советская авиация неоднократно бомбила Берлин.

На немецкую столицу было сброшено более 20 тонн бомб. Пятеро авиаторов, участвовавших в налетах, стали Героями Советского Союза, а каждый летчик получил денежную премию в 2 тыс. рублей. В дальнейшем было решено «скалькулировать» все успешные действия сталинских соколов. Уже 19 августа 1941 года вышел приказ Народного комиссариата обороны, определявший порядок награждений советских летчиков.

Согласно приказу НКО, теперь за сбитый вражеский самолет летчику выплачивали 1 тыс. рублей. В такую же сумму оценивалось выполнение 10 дневных или 5 ночных боевых заданий для бомбардировщиков и штурмовиков. Вылеты летчиков на разведку оценивались аналогично — по тысяче рублей за 10 дневных или 5 ночных заданий. А вот члены экипажей дальних и тяжелых бомбардировщиков премировались суммой в 500 рублей, но за каждый успешный вылет.

Почти сразу после введения денежных премий для летного состава Красной армии были оговорены поощрения и для десантников. В конце августа 1941 года ВДВ были выделены в отдельный род войск, десантникам были установлены 25%-ные надбавки к пайкам и окладам, а также предусматривались премии за каждую боевую десантную операцию — 500 рублей для рядовых и младших командиров, месячный оклад — для старших командиров.

В начале 1942 года были повышены оклады комсостава Красной армии — например, командиры и комиссары дивизий стали получать 2200 рублей вместо 1600, а командиры и военкомы бригад — 2000 рублей вместо тех же 1600. Почти одновременно с этим был установлен военный налог для населения СССР. Размер налога зависел от годового заработка человека и составлял обычно 7–10% от дохода. К примеру, гражданин с годовым доходом от 4800 до 6000 рублей уплачивал налог в 480 рублей. Колхозники и крестьяне-единоличники, у которых не было зарплат, облагались налогом на сумму от 150 до 600 рублей в год с каждого члена хозяйства.

К празднику 23 февраля в 1942 году верховное командование обратило внимание на огромные масштабы утраченного в первые месяцы войны имущества. Вышел специальный приказ о поощрении ремонтников бронетанковых частей Красной армии за быстрый и качественный ремонт поврежденной техники. Текущий ремонт тяжелого танка КВ оценивался в 350 рублей, средний ремонт — уже в 800 рублей. За текущий ремонт средних танков Т-34 ремонтная бригада поощрялась суммой в 250 рублей, за средний ремонт — в 500 рублей. Наравне с Т-34 оценивался ремонт британских танков «Матильда» и «Валентайн», значительное количество которых Советский Союз получил по ленд-лизу в конце 1941 — начале 1942 года. Премия выделялась на всю бригаду, при этом по 5% от суммы обязательно доставались командиру и комиссару ремонтно-восстановительной воинской части. 70% доставалось рабочему составу, а оставшиеся 20% распределяло между подчиненными командование.

В марте 1942 года опыт ремонтников бронетанковых частей был перенесен и на техников, занимавшихся ремонтом артиллерии и стрелкового оружия. Теперь текущий ремонт автомата или ручного пулемета оценивался в 5 рублей, станкового пулемета — в 10 рублей, зенитного орудия — в 75 рублей. Распределение премии происходило по той же системе, что и в бронетанковых частях.

Еще более серьезными суммами награждались авиатехники. За восстановительный ремонт бомбардировщика бригаде выплачивалось 2 тыс. рублей, за восстановление истребителя или штурмовика — 750 рублей. Ремонт авиационного двигателя оценивался от 100 до 200 рублей.

Чтобы восстановить подбитый танк, нужно для начала эвакуировать его с поля боя. В Красной армии была предусмотрена премия и за эту операцию — 5 тыс. рублей за тяжелый танк, 2 тыс. за средний и 500 рублей за легкий. Но эта премия выплачивалась лишь в том случае, если экипаж танка или бойцы эвакуационных рот возвращали боевую машину с нейтральной полосы или из немецкого тыла, а не со своих же позиций.

В 1943 году наступил перелом в ходе войны — Красная армия разгромила противника под Сталинградом, освободила значительные территории страны, готовилась к летним боям в направлении Курска. Партизаны атаковали тылы немецкой армии на земле, а советская авиация атаковала их с воздуха. В марте 1943 года были введены новые виды поощрения для экипажей АДД (авиации дальнего действия) ВВС Красной армии. За бомбардировку вражеских столиц (Берлина, Хельсинки, Будапешта, Бухареста, теоретически и Рима) члены экипажа самолета получали от 1 до 2 тыс. рублей в зависимости от должности. Успешная бомбардировка объектов промышленного и оборонного значения на оккупированной территории Советского Союза оценивалась от 350 до 750 рублей каждому члену экипажа. Существовали и премии за каждые 10 успешных атак переднего края или тыла противника.

Как будто предугадывая грандиозные танковые сражения под Курском, советское командование приказом от 24 июня 1943 года установило премии за уничтожение вражеских танков: от 200 до 500 рублей — танкистам и артиллеристам, от 250 до 500 рублей — расчетам противотанковых ружей. Если же красноармеец уничтожал танк противника гранатой, «коктейлем Молотова» или иным подручным средством и в одиночку, то ему полагалась награда в тысячу рублей.

Осенью того же года приказом народного комиссара обороны была оценена и жизнь (а точнее, смерть) немецких кораблей, атакуемых советской авиацией. Теперь потопление миноносца или подводной лодки противника отмечалось премией по 10 тыс. рублей командиру и штурману советского самолета. Остальные члены экипажа получали по 2500 рублей. Потопление вражеского транспортного корабля расценивалось в 3 тыс. рублей командиру и штурману и 1 тыс. остальным участникам атаки.

Мой дед, служивший после войны в Польше, занимал должность командира танка, будучи сержантом по званию. Он получал оклад 375 рублей, механики-водители и наводчики — 275 рублей. В артиллерии выплаты были намного меньше — там даже командир отделения получал лишь 125 рублей. 300 рублей мой дед отсылал домой на Урал, с оставшихся наличных средств уплачивал комсомольские взносы и менял рубли на злотые. Обычно выходило более 1100 злотых. На местных польских рынках килограмм сахара тогда стоил 500 злотых, бутылка водки — 600 злотых, батон белого хлеба — 75 злотых.

История войны — это не только сражения и потери. Это и житейские мелочи вроде солдатского оклада или стоимости батона хлеба.

Виктор Бобров

Читайте также
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS