«Украинство» как воинствующая маргинальность, обреченная на показательную зачистку | Продолжение проекта "Русская Весна"

«Украинство» как воинствующая маргинальность, обреченная на показательную зачистку

В минувшие выходные одна часть Украины вышла на праздник Великой Победы, другая — искала, на ком бы выместить свою ненависть ко всему русскому и советскому, и находила объект приложения своих дурных сил в пенсионерах и детях. Одни украинцы праздновали победу человечества над «сверхчеловеками», другие зеленели от злости к «недочеловекам». Однако же и те, и другие называют себя патриотами Незалежной. В чем разница?

Разница в том, что если первые — носители подлинного национального самосознания, то вторые — маргиналы, ненавидящие любую высокую культуру, в том числе — своей собственной страны.

Известному российскому государственному деятелю Петру Столыпину приписываются следующие слова: «Народ, не имеющий национального самосознания, есть навоз, на котором произрастают другие народы». Так и есть. Вопрос только — а в чем состоит это самое национальное самосознание и подразумевает ли оно, будучи связанным с прославлением родного Отечества, его критику и поношение, а также уничижительное отношение к иным странам и народам.

С моей точки зрения, самосознание — часть любой национальной культуры, и, как элемент этой культуры, оно имеет различные уровни, оттенки и проявления и взаимосвязано с таким понятием, как «идентичность». В свою очередь, идентичностей у любого человека (если он не растение и действительно обладает самосознанием) может быть множество.

Идентичности могут быть национальными, цивилизационными, религиозными, государственными, корпоративными, групповыми и т. п. И все эти разновидности идентичностей и, следовательно, типы «национального» самосознания в любом человеке взаимоувязаны в персональный психо-мировоззренческий код, определяющий, в частности, гражданскую позицию индивида.

Позиция, связанная с особым, уважительно-любовным отношением к родине-отечеству, а также соответствующая идентификация («мои страна и народ мне ближе других стран и народов») — базис так называемого патриотизма, который, как и самосознание, — важнейший элемент любой культуры, а потому весьма верифицирован. Соответственно, патриотизм высококультурного человека отличается и, подчас, весьма существенно, от патриотизма человека малокультурного, и особенно от «патриотизма» маргинала, не имеющего национального самосознания и руководствующегося в своем поведении банальным стадным чувством.

Так, человек малокультурный не видит различий между патриотизмом, национализмом, нацизмом, шовинизмом и т. п. Для него все эти разновидности «любви» к Родине суть родственные понятия, в основе которых лежит не что иное, как эгоизм, признание своей нации, страны или группы исключительной. То есть не просто самой близкой, но самой лучшей, подчас — безупречной, а потому всякий критик такой позиции воспринимается как враг.

Замечу при этом, что чем выше культура человека, тем меньше в нем нацизма и, напротив, — чем малокультурнее, малограмотнее и маргинальнее тот или иной "патриот", тем больше в нем злобы к другим нациям, народам и культурам.

Ну а маргинал, чтобы было понятно, - это человек, оторвавшийся от своих национальных, цивилизационных, социальных и прочих корней и оказавшийся в результате такого отрыва вне идентичностей, вне конкретного культурного кода. Замечу также, что нацисты-маргиналы селянского типа — тот особый тип украинских жлобов-недоумков, которых на Украине называют «рагулями», а в России еще откровеннее — «дебилами». Грубо? Возможно. Но как еще называть тех, кто добровольно стал пушечным мясом для воров-олигархов и убийцами ни в чем не повинных детей и женщин в Одессе и на Донбассе?

Но вернемся к украинским патриотам. Различия между подлинным патриотизмом и национализмом особенно наглядно проявлены сегодня на Украине.
Патриоты, как люди высокой культуры, ценят каждое событие, каждый отрезок истории родной страны, включая и поражения, и победы своего народа. Человек с высоким национальным самосознанием понимает, что авторитет государства и процветание его народа связано с объективным и бережным отношением к истории и каждому гражданину своей страны. Такой человек заинтересован в сохранении и приумножении национальных сущностей, осознавая, что отказ его государства от названных сущностей, а также выдуманная история и политическое плутовство наносят государству и нации непоправимый вред. Более того, подлинные патриоты не могут не ценить историю и культуру соседних, то есть цивилизационно близких им стран и народов, ибо настоящий патриотизм предполагает осознание и признание не только национальных, но также цивилизационных идентичностей.

Вот почему те граждане Украины, которые чтят подлинную историю своей страны и стремятся сохранить память обо всех войнах, в которых погибали предки нынешних украинцев, и прежде всего — память о Великой Отечественной войне, и есть настоящие патриоты. Те же, кто стремится забыть и австрийские концлагеря на западной Украине во время Первой Мировой войны, и фашистские лагеря смерти в период Великой Отечественной, и Бабий яр, и Великую победу 9 мая 1945 года, - не патриоты Украины. Они — националисты, выставляющие свой узкогрупповой и маргинальный эгоизм («украинство» как идеологию украинского национального самосознания, «альтернативную» его российской версии) в качестве антитезы подлинному украинскому патриотизму, названному ими «сепаратизмом».
Замечу, что любой маргинальный национальный проект всегда скатывается в нацизм, и механизм этого скатывания довольно прост. Так, отказываясь от своего культурного наследия — от Богдана Хмельницкого, Николая Гоголя, Владимира Вернадского, Ивана Кожедуба и сотен других героев и деятелей науки и культуры, объективно являющихся частью и гордостью общей российско-украинской цивилизации, нынешние укронацисты оказываются не в состоянии их заменить кем-либо равнозначным, а потому скатываются в маргинальное (то есть очищенное от цивилизационных и подлинно национальных кодов) селянство и узкогрупповую идентичность бандеровщины.

Отказ украинствующих маргиналов от общей цивилизационности порождает отказ от культуры как таковой — от «пророссийских» истории, науки, литературы, кино и т. п., от «пророссийских технологий», а затем — от российского газа, русского языка — и так до бесконечности и вплоть до отказа от самих носителей русского языка, которых следует уничтожить или выслать за пределы Незалежной.

В конечном счете, групповое и предельно эгоистическое самосознание толкает украинских националистов к тотальной войне со всеми, кто не разделяет идеи «украинства», то есть — с теми, кто, даже будучи националистом, не относится к фанатичным последователям нацистских сект. И сегодня мы видим, как, соревнуясь друг с другом в «чистоте» национального самосознания, украинские праворадикалы готовы уничтожать и своих — тех, кто недостаточно «чист» и допускает послабления в сторону врага. Вот так нацистский змий сожрет в итоге сам себя. (http://ria.ru/analytics/20160413/1409803205.html)

Классический и самый последний пример — вынесенный в минувший четверг приговор львовскому журналисту Руслану Коцабе (3,5 года тюремного заключения), который, будучи сторонником майдана, позволил себе выступить против АТО.
Киевский режим, взявший на вооружение основные идеи примитивного украинства (фактически — русофобию), обречен на дальнейшую маргинализацию.

В самом деле, когда в названной идеологии нет позитивного содержания, а её адепты соревнуются друг с другом в степени ненависти к врагам, даже те немногие позитивные идеи (например, идея национального суверенитета), которые в данной идеологии присутствовали на начальном этапе «самоопределения», отступают под натиском разного рода заимствований и фобий.

Подобный тренд означает, что социальная база нынешнего режима на Украине ужимается. Все большее количество населения страны из двух типов национального самосознания — патриотического и националистического — выбирают первый. Все более очевидно, что националисты и покрывающая их прозападная власть, увы, не смогли предложить стране ничего, кроме войны и ненависти.

События 8 и 9 мая показали, что несмотря на попытки киевского режима привить народу Украины новый праздник — День памяти и примирения 8 мая, этот день отметило ничтожное меньшинство. А большинство украинцев так или иначе — действием или сочувствием — поддержали День Великой победы.

Вот так патриотизм на Украине начинает перебарывать национализм — и это важнейшая и главная предпосылка обретения страной в будущем и подлинно национального (цивилизационного) самосознания, и реальной независимости. Проблема лишь в том, что подобная перспектива не устраивает правых радикалов и их кураторов из Госдепа, а потому на Украине обязательно будут новые провокации и попытки эскалации гражданской войны, которые закончатся так же, как и фашистский эксперимент 71 год назад, — показательной зачисткой взбесившихся маргиналов.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS