«Я критикую тех, кто критикует Россию». История осетина в Британии | Продолжение проекта "Русская Весна"

«Я критикую тех, кто критикует Россию». История осетина в Британии

Фото молодого человека с осетинским триколором, который принял участие в шествии «Бессмертного полка» в Лондоне, облетело осетинский сегмент социальных сетей довольно быстро.

Руслан Мамиев, студент четвертого курса Университета Портсмута, изучает политику и социологию. Кроме того, он учился на повара во Франции, печет осетинские пироги, а тема его научной работы «Подъем России как великой державы при Путине».

— Руслан, как ты оказался в Великобритании?

— Я родился и рос во Владикавказе. Учился во Владикавказском гуманитарном лицее. В 11 лет я переехал в Великобританию, школу заканчивал уже здесь. Поступил в Университет Портсмута. Учусь на четвертом курсе, изучаю политику и социологию.

— Как я понимаю, ты скоро заканчиваешь учиться. О чем твоя научная работа?

— Тема моей диссертации: «Подъем России, как великой державы, при Путине». Пишу о том, как страна изменилась с 2000 по 2015 год. Тему выбирал сам, а научный руководитель меня поддержал. Здесь довольно хорошо относятся к нашему президенту. У меня несколько футболок с его изображением. Люди обычно улыбаются, когда видят меня в них, некоторые спрашивают, где я их приобрел.

— Как ты узнал о том, что в Лондоне пройдет Бессмертный полк? И почему решил принять в нем участие?

— Что акция проходит в России, я знал и раньше. О том, что можно принять участие в акции в Лондоне мне рассказал друг. Я сразу попросил показать, как оформлены портреты. Потом связался с родными во Владикавказе, они прислали фото.

— Чей портрет ты пронес?

— Два моих прадеда и прабабушка принимали участие в Великой Отечественной войне. Прабабушка награждена медалью «За оборону Кавказа», я бы не смог пройтись с тремя портретами. Я шел с портретом своего прадеда Мамиева Ильи Борисовича. Он — участник обороны Севастополя, погиб в плену. Для нас всех это — большой праздник. Моя семья прошлась с их портретами во владикавказском «Бессмертном полку». Мой младший брат Казбек Мамиев нес знамя Суворовского училища во время парада Победы во Владикавказе.

— Как и почему возникла идея пройтись с осетинским флагом?

— Я почти везде беру с собой осетинский флаг. Я не понимаю, почему я не должен говорить, что я осетин? Я всегда говорю об этом с гордостью. Мы — народ с самым большим количеством героев СССР на душу населения. Во время акции я всем рассказывал о подвигах наших героев: Исса Плиева, Хаджи-Умара Мамсурова, Георгия Хетагурова.

— Люди не спрашивали, чей это флаг?

— Нет, многие знают об Осетии и о том, где она находится. Ко мне даже подошел парень, сказал, что он из Донецка, благодарил за то, что Южная Осетия признала ДНР и ЛНР.

— Много человек приняли участие в акции?

— Стоит отметить, что в День Победы в Лондоне проходило два мероприятия: возложение цветов к мемориалу Имперского военного музея и «Бессмертный полк». В этой части мероприятия принимали участие официальные лица России и стран СНГ. Во время возложения я перевязал свой букет ленточкой с осетинским флагом. Она долго висела у меня в машине, путешествовала со мной по миру.

В британских СМИ была информация, что в шествии приняли участие несколько сотен человек, а на самом деле нас было около двух тысяч. В первом ряду шел посол России в Великобритании. С нами шли граждане разных государств: Азербайджана, Узбекистана, Латвии, Литвы, Румынии, но все шли с российскими флагами. Мы пели русские песни и кричали «Ура! Победа! Спасибо!», когда шли по центральным улицам Лондона. На британцах тоже были георгиевские ленты.

За день до Дня Победы я выехал в город, по дороге увидел машину с российским флагом и с надписями «Спасибо деду за Победу». На моей машине тоже есть наклейки с подобными надписями. Оказалось, что это автопробег «Лондон — Ковентри». Я поехал с ними. Всего было около 50 машин.

— Успеваешь чем-то заниматься помимо учебы?

— Я учусь в поварской школе во Франции. Мне кажется, что французы — лучшие в приготовлении десертов. А вот кавказская кухня — это что-то свое родное, поэтому особенное. Какое-то время я работал в ресторане известного повара Джейми Оливера.

— Как у тебя получается, все это совмещать?

— Так получилось, что несколько лет летом вместо каникул я ездил во Францию, чтобы научиться кулинарному мастерству. Но и политика и кулинария — это кухня. И там важны детали и нюансы.

— Что любишь готовить больше всего?

— Главное, не что готовить, а для кого. Люблю готовить для своих близких. Мне нравится баловать сестру вкусными десертами. Я готовил осетинские пироги несколько раз здесь. Последний раз пек их на Джеоргуба. Потом мы отмечали наш любимый праздник с друзьями иностранцами.

— Кто тебя научил печь пироги?

— Пироги научила готовить мама-немка. А потом я практиковался, как мне кажется, в лучшем ресторане в Осетии «Жемчужине». Там со мной делились разными секретами приготовления пирогов.

— Какие сложности возникали во время адаптации к другой культуре?

— Я рано переехал, поэтому серьезных проблем у меня не возникало. Но у нас довольно разное чувство юмора. В Англии нет запретных тем для шуток, а для меня это неприемлемо. Теперь я везде свой, но где бы ни был и чем бы ни занимался, я всегда был и буду осетином.

— Ты часто бываешь дома?

— Я стараюсь как можно чаще бывать в Осетии. К сожалению, не все британские каникулы совпадают с российскими.

— Кто-то из твоих друзей приезжал с тобой на Родину?

— Мой друг француз был в Осетии дважды. Еще прилетал друг из Ижевска, мы вместе учились тут в школе. Мы были в Фиагдоне и в Дигорском ущелье. Оба были впечатлены нашей природой. А еще им понравилась наша кухня.

— А в Южной Осетии бывал?

— Нет, пока еще не доехал, но это исправимо.

— Что планируешь делать после окончания учебы? Останешься или вернешься?

— Я пока не знаю, что будет дальше. Пока нужно сдать экзамены и защитить свою научную работу. Я не хочу бросать обучение на полпути. Подам документы в магистратуру, надеюсь, все получится, но я бы предпочел жить в России.

— Люди, которые уезжают в Европу обычно ругают власть и не очень хотят возвращаться.

— Я обычно критикую людей, которые критикуют Россию. Страна дала им практически все, что у них есть. Решение отправить меня в Великобританию принимали родители. Они хотели, чтобы я получил образование на Западе, научился мыслить, как они, а потом вернулся в Россию.

У нас разные менталитеты, и это зачастую становится причиной недопонимания. Способ подачи информации здесь другой, многое подается завуалировано. Наша страна часто проигрывала в информационном плане. Когда я вернусь домой, я смогу делиться своим опытом и знаниями. Мне проще понимать, как нужно подать событие, чтобы его правильно поняли.

— Обсуждаешь политику с иностранцами?

— Да, меня часто спрашивают про конфликт с Грузией. Если мы вспомним события 2008 года, то я хорошо понимаю, как и зачем все тогда было. Я пытаюсь объяснить людям, что осетины и грузины — братские народы, но разные. Южной Осетии нужно попытаться строить независимое государство, но, мне кажется, это возможно только при поддержке России. Юг и Север Осетии смогут объединиться, даже Западу и Востоку Германии удалось стать снова одной страной.

А еще я часто говорю, что присоединение Крыма к России войдет в историю как одно из самых значимых политических событий XXI-го века. Воссоединение произошло без каких-либо военных действий. Западу такое не под силу.

Алана Сабеева. Sputnik Южная Осетия

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS