«Евровидение-2017»: у российского поп-сообщества имеются три варианта действий — один хуже другого | Продолжение проекта "Русская Весна"

«Евровидение-2017»: у российского поп-сообщества имеются три варианта действий — один хуже другого

С момента прихода к власти на Украине неонацистов последние начали борьбу со всем русским, российским и советским по всему фронту — не только на Украине, но и в Европе. В частности, при поддержке сторонников киевской хунты в Парламентской ассамблее Совета Европы неонацистам, как мы помним, удалось вытолкнуть Россию из этой организации.

Сначала представителям России в ПАСЕ всячески затыкали рот, а затем — в январе 2015 года — вообще лишили права выступать на заседаниях Ассамблеи, участвовать в её руководящих органах и в мониторинговых миссиях. В итоге у Российской Федерации не осталось иного выхода, кроме как приостановить деятельность в названной организации.

Сегодня Россия оказалась в ситуации, когда она, похоже, вынуждена будет приостановить свое участие в работе еще одной общеевропейской структуры — в песенном конкурсе «Евровидение».

Надо сказать, что ПАСЕ и ПОПСА — почти одно и то же.

ПАСЕ — структура, представляющая собой европейские популистские сливки в сфере политики. Попса — предельный популизм в мире песни. Для многих звезд европарламента, как и для звезд поп-культуры, нет ничего желаннее коммерческого успеха и почитания со стороны поклонников. Можно провести еще массу параллелей между депутатами ПАСЕ и певцами «Евровидения», начиная с того, что за тех и других голосуют фаны (слушатели и избиратели), но реальное место в мире политики или поп-сцены определяют некие теневые жюри, членов которых, увы, никто не выбирает.
Впрочем, лично меня в данном случае волнуют не устройство этих двух субстанций и даже не музыкальная сторона евровидения, а позиция и действия российских чиновников и дипломатов. Меня волнует, что будучи выдавленной из ПАСЕ и наказанной экономическими санкциями со стороны ЕС, лишенной возможности продолжать в Европе такие проекты как «Южный поток» и подвергающейся бесконечным провокациям со стороны НАТО, WАDА и других евро-американских структур, Россия (в лице тех чиновников, что отвечают за участие нашей страны во внешнеполитических мероприятиях, к коим относятся сегодня и любые общеевропейские акции «культурного» плана), похоже, в очередной раз наступила на западные грабли.
Россия продолжает играть в евро-американские игры по чужим правилам, раз за разом попадая в расставляемые против неё ловушки.

Ну кто, к примеру, сказал российским деятелям поп-культуры, что «Евровидение» — это праздник песни, а не идеологическая акция? И с чего вдруг российские чиновники от культуры решили, что жюри конкурса позволит российскому исполнителю победить в столь важном для утверждения «европейских ценностей» мероприятии — даже если за него проголосует большинство телезрителей? Почему в итоге предводители российской попсы фактически станцевали в Стокгольме под киевскую дудку, подставив в итоге свою страну? Неужели они и вправду не верили, что украинская певица, выходя на европейскую сцену с антироссийской песней, имеет все шансы на победу в конкурсе, приватизированном явно антироссийской поп-тусовкой?

Когда стало известно о том, что Джамала намерена выступить с песней русофобского содержания, первой реакцией многих граждан РФ стала мысль о том, что Россия должна проявить принципиальность и не участвовать в конкурсе, превращаемом в политическую трибуну. Увы, российской поп-тусовке, похоже, было не до принципов: ей грезилась слава и, видимо, новые прибыли.

В результате мы видим, как некий представитель украинской политической попсы (известный лишь тем, что его некогда разыграли российские пранкеры), он же депутат Рады Геращенко диктует России и Европе (!?), кто и на каких условиях может участвовать в «Евровидении-2017».

Сегодня российским фанам не остается ничего иного, кроме как острить за захлопнувшимися дверьми: предлагать для участия в «Евровидении-2017» Сергея Шнурова или хор Министерства обороны РФ, обещать спеть в Киеве песню про Одессу или Хатынь и т. п. Но все эти советы запоздалы, а остроты, на самом деле, не смешны.

Полагаю, что теперь у российского поп-сообщества имеются три варианта действий — один хуже другого. Оно вынуждено или не участвовать в «Евровидении-2017» (которое очевидно станет еще большим фарсом, чем все предшествующие конкурсы), или участвовать в нем на условиях Киева, или продолжать плыть по течению (что наша поп-индустрия до сих пор и делала), дабы испытать в итоге еще больший позор, чем в нынешнем году.

Позор, замечу, не в том, что Сергей Лазарев занял третье место (российский исполнитель выступил прекрасно — и дай Бог ему здоровья и новых творческих успехов), а в том, что организаторы «Евровидения-2016» фактически дважды плюнули России в лицо.

Во-первых, антироссийская песня «1944» все-таки прозвучала на весь мир — и российская делегация приняла этот плевок как должное вместо того, чтобы воспротивиться использованию сцены «Евровидения» в качестве политтрибуны, заявив о своем неучастии в конкурсе в случае, если на нем прозвучит русофобская песня.

Во-вторых, организаторы мероприятия в Стокгольме демонстративно вытащили названную песню на первое место управляемым голосованием в жюри, проигнорировав мнение телезрителей.

Теперь, после победы Джамалы, слова песни с обвинениями в адрес России («Когда приходят незнакомцы в ваш дом, убивают вас всех и говорят: «мы не виноваты»…) будут звучать в мировом эфире еще не один год.

По факту киевская хунта в очередной раз получила от Запада (пусть даже посредством махинаций) очевидную морально-политическую поддержку, а значит — своего рода лицензию на дальнейшие преступления.

В частности, первое место Украины в конкурсе вернуло внимание европолитиков к проблеме Крыма, в результате чего особо приближенные к хунте киевляне уже обратились к НАТО с предложением обеспечить проведение «Евровидения-2017» в «освобожденном» Севастополе.

Однако будем честны: жизнь киевскому режиму продлило не только жюри «Евровидения», но и очередное российское попустительство. Попустительство чиновников и обыкновенная жадность продюсеров, готовых — ради «любви к искусству» — к продаже чего угодно и кому угодно.

Впрочем, есть в победе украинской певицы в «Евровидении-2016» и некий позитив. В смысле — для России.
Начнем с того, что телезрители Украины отдали российскому исполнителю самый высокий балл. И это — подтверждение того тезиса, что был высказан автором этих строк в одной из своих предыдущих статей: (http://ria.ru/analytics/20160513/1432592906.html) о том, что простые украинцы все больше разворачиваются в сторону России.

Второй очевидный плюс состоит в том, что многие граждане и журналисты в той же Европе все больше осознают лукавую сторону общеевропейских мероприятий. Так, и накануне конкурса, и после его окончания многие западные издания отмечали, что «Евровидение» превращается в «Политовидение» и становится одним из средств манипуляции массовым сознанием.

Прецедент с корректировкой итогов телевизионного голосования пристрастными членами жюри действительно заразителен. И почему бы уже на «Евровидении-2017» представителю, например, Армении не спеть про турецкий геноцид, а певцу из России — про 22 июня 1941 года или АТО на Донбассе?

В этом смысле Украина — и своей провокационной песней, и разного рода капризами, подталкивающими жюри к предвзятым оценкам, в очередной раз ударила по Европе, дискредитировав «Евровидение» как праздник песни. Ну, а явная политизация западной поп-тусовки (чья позиция очевидно расходится с мнением телезрителей) становится отрезвляющим фактором для европейского обывателя.

И все же участие России в «Евровидении-2017» под вопросом.

Конечно, попса все-таки — не ПАСЕ. И если после приостановки российскими парламентариями своего участия в работе этой организации никто из граждан России не пострадал и даже, в принципе, ухода РФ из ПАСЕ не заметил, то «Евровидение» нравится миллионам, а потому отказ нашей страны от участия в нем наверняка огорчит многих россиян. Тем не менее «Евровидение» в Киеве — тот случай, когда национальные принципы для России должны быть важнее чьей-то корпоративной прибыли.

Полагаю, что РФ должна отказаться от участия в «Евровидении-2017» как планируемом антироссийском шабаше (а в том, что в Киеве Россию ждет именно такой шабаш, сомневаться не приходится) — так, как она приостановила свое участие в русофобских представлениях в ПАСЕ.

Хватит наступать на одни и те же грабли. Пора перестать попустительствовать обману, наглости и русофобии со стороны властей «братской» Украины.

Впрочем, если все же российская власть даст добро на участие представителей РФ в «Евровидении-2017», то делать это стоит исключительно в формате доведения европейского фестиваля фриков до полного абсурда. То есть, действительно посылать в Киев какой-нибудь батальон донбасских бурят с исполнением им песен белорусских партизан, при этом требуя включить в состав жюри конкурса от России, например, Владимира Жириновского или Анатолия Вассермана, которые уж точно не перепутают Австрию с Австралией.

 

 

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS