Давутоглу vs Эрдоган: почему поссорились бывшие соратники | Продолжение проекта "Русская Весна"

Давутоглу vs Эрдоган: почему поссорились бывшие соратники

Правящая в Турции Партия справедливости и развития (ПСР) 22 мая проведет внеочередной съезд, на котором будет решаться вопрос переизбрания руководства. Премьер-министр Турции и глава ПСР Ахмет Давутоглу не стал выдвигать свою кандидатуру на внеочередных выборах председателя партии.

19 мая ПСР выдвинула на пост своего следующего председателя Бинали Йылдырыма — министра транспорта, мореходства и коммуникаций. Соответствующее решение было принято по итогам заседания центрального исполкома партии. 22 мая на экстренном съезде делегаты ПСР проголосуют по его кандидатуре. Глава правящей партии традиционно является в Турции премьер-министром. Таким образом, как ожидается, этот пост займет Йылдырым.

Примечательно, что в прощальной речи, объявляя своем уходе, Давутоглу ни слова не сказал о недочетах работы правительства. А этого можно было бы ожидать от премьера, который добровольно покидает свой пост. Но Давутоглу говорил только об успехах своего кабинета, о том, что его партия выполнила все предвыборные обещания и не сделала никаких серьезных ошибок.

Что, по мнению экспертов, стоит за уходом Давутоглу, в чем суть его разногласий с президентом Турции Тайипом Эрдоганом и какие последствия будет иметь его отставка — в материале информационного агентства ТАСС.

Как Давутоглу пришел в большую политику?

Давутоглу был выведен на политическую арену именно Эрдоганом. Он долгое время был в тени, занимался академической карьерой и не рвался во власть, но очень тесно работал с Эрдоганом, который советовался с ним по многим вопросам. В 2002—2009 гг. Давутоглу был главным советником по внешнеполитическим вопросам премьер-министров Абдуллаха Гюля (ноябрь 2002 — март 2003 гг.) и Реджепа Тайипа Эрдогана (2003–2014), а также послом по особым поручениям.

В 2009 году Эрдоган назначил Давутоглу (хотя он и не являлся тогда членом парламента) на пост главы МИД. Здесь для Давутоглу открылись возможности применить свои теоретические знания на практике.
Именно Давутоглу считается архитектором современной внешней политики Турции. До него долгое время турецкая дипломатия не была настолько активной. Давутоглу сделал так, что Анкара стала высказываться по всем региональным и мировым вопросам, которые ее так или иначе касались. И высказывалась она громко и резко. Благодаря Давутоглу Турцию стали слышать и слушать на мировой арене.

Почему между Давутоглу и Эрдоганом возникли противоречия?

Давутоглу пришел на смену Эрдогану в ПСР в августе 2014 года, после того, как последний переместился из премьерского кресла в президентское. Новый президент рассчитывал, что его преемник не будет сильно выделяться и станет следовать линии партии и президентским приоритетам.

Поначалу Давутоглу производил впечатление «серой мыши» или же тихого «книжного червя». Но за первые месяцы его премьерства выяснилось, что Давутоглу очень хороший оратор со своей манерой общения с населением с позиции доброго учителя. Ораторские навыки очень важны в турецкой политике. Давутоглу снискал реальную любовь и уважение народа и он не вызывал такого отторжения, как Эрдоган, у оппозиционно настроенной общественности.

В выступлениях Давутоглу отчетливо ощущалось, что он независимый глава исполнительной власти, а не просто ретранслятор позиции президента. Это сделало его сильным конкурентом для Эрдогана.
Во внешней политике Давутоглу инициировал свои визиты в США, где, как считается, мог обсуждать будущее Турции. Он также активно ездил по Европе, договариваясь с ЕС от своего имени и на благо Турции.

Какие трения существуют между Давутоглу и Эрдоганом?

Эрдогану нужно поменять конституцию и строй, чтобы получить более широкие полномочия. В отличие от Эрдогана Давутоглу не так рьяно защищает и продвигает идею о смене формы правления в Турции с парламентской на президентскую. Одно время он постоянно упоминал эту тему в своих выступлениях, но последние месяцы высказывался по теме президентского строя достаточно сдержанно, пытаясь больше переводить дискуссию или свой монолог к теме новой демократической конституции, основной особенностью которой будут более широкие гражданские права, а не президентская система.

Эрдоган начал проводить заседания кабмина под своим председательством. Первое такое заседание состоялось в январе 2015 года. По конституции у президента есть право председательствовать на заседаниях кабмина, но прежде никто из президентов им не пользовался за исключением критических ситуаций. Однако в январе 2015 года обстановка в стране не была настолько экстраординарной. Таким образом Эрдоган дал понять Давутоглу, что не намерен мириться со своими символическими конституционными полномочиями, а будет настойчиво продолжать играть активную роль в политике и исполнительной власти.

Эрдоган создал в рамках своей администрации ряд управлений, которые по сути дублировали полномочия ряда министерств и стали своего рода надзорным органом над правительством.

Избирательные списки ПСР на провальных для партии выборах 7 июня 2015 года формировались с оглядкой на Эрдогана, несмотря на то, что Давутоглу обладает для этого полными и конечными полномочиями как глава партии.

После проигрыша на выборах Давутоглу был уполномочен Эрдоганом сформировать коалиционное правительство. Было проведено несколько раундов переговоров между партиями, и надежда на коалицию определенно была. Давутоглу в целом позитивно смотрел на эту перспективу в отличие от Эрдогана, который хотел повторных выборов. Получилось так, как хотел президент.

После досрочных выборов 1 ноября 2015 года Давутоглу снова получил полномочия сформировать правительство. Но, как говорят, Эрдоган настоял на включении в кабмин Бинали Йылдырыма (Минтранс) и своего зятя Берата Албайрака (Минэнерго). Давутоглу пришлось согласиться.

Партия укрепила позиции на выборах 1 ноября (благодаря исключительно Давутоглу). Возможно, в повестке дня нового правительства будут новые досрочные выборы. Но если это и произойдет, то такая необходимость, как считается, будет продиктована Эрдоганом, которому нужна сильная ПСР в парламенте для изменения конституции.

В чем разница подходов Давутоглу и Эрдогана к решению проблем?

После резкого роста экстремистской активности в Турции в июле 2015 года правительство возобновило активную вооруженную борьбу с Рабочей партией Курдистана (РПК). В ответ произошла серия кровавых терактов, устроенных и курдскими организациями, и «Исламским государством» (террористическая группировка, запрещена в РФ). Все это расшатало сферу безопасности в стране. Чтобы прекратить рост насилия, правительство пытается найти какие-то решения. Давутоглу заявил, что если «РПК вернется к договоренностям мая 2013 года, выведет все свои вооруженные формирования из Турции, то все вопросы можно будет обсудить». Эрдоган на это ответил: «Нам нечего обсуждать по этой проблеме. Время ушло, и мы не остановимся. Для переговоров нет темы».

Между Давутоглу и Эрдоганом есть также разногласия по ряду судебных процессов — над журналистами, представителями академических кругов. Давутоглу демонстрировал более мягкую позицию особенно в отношении скандала с задержанием и арестом сотен ученых, выступивших на прекращение насилия на юго-востоке страны.

Местные аналитики также отмечают, что Давутоглу, несмотря на импонирующую ему идею о политическом панисламизме, более проамерикански и проевропейски настроен, нежели Эрдоган, делающий основные политические ставки на регион и мусульманские страны. В США недовольны Эрдоганом за его порой переходящую грань критику. Давутоглу на Западе, возможно, считают более удобным и дипломатичным партнером.

Почему Давутоглу не смог активно противостоять Эрдогану?

Для равного противостояния Эрдогану Давутоглу не успел сформировать достаточно сильную команду и собрать вокруг себя линию защиты. В том числе и потому, что Эрдоган, уходя в президенты, забрал с собой многих крупных политических функционеров.

Как в Турции оценивают деятельность Давутоглу на постах главы МИД и премьера?

В 2010 году произошел захват израильским спецназом парома Mavi Marmara. Давутоглу выступил с жесткой позицией, снизив до минимума отношения с Израилем. Только в течение последнего года эти отношения начали нормализовываться, но с учетом интересов Анкары, в чем заслуга Давутоглу.

Давутоглу пытался делать шаги навстречу Армении. Были даже попытки урегулировать вопрос с дипломатическими контактами на более-менее регулярной основе, но они провалились. Последнее слово в этом вопросе сказала Армения, так что провал нельзя записать на счет Давутоглу. Сейчас ситуация еще более усугубилась из-за карабахского конфликта, в котором Турция полностью поддерживает Азербайджан.
При Давутоглу на посту главы МИД активизировался процесс евроинтеграции.

Были сделаны шаги навстречу решению кипрской проблемы. Однако они также провалились из-за принципиальности сторон и позиции Южного Кипра, как считают в Анкаре.

Благодаря внешней политике Давутоглу в начале «арабской весны» Турция начала заявлять о себе как о лидере региона. И это ей удавалось вполне успешно. В отсутствие активного западного вмешательства в дела Египта, Ливии, Туниса и т. д. Анкара вполне могла бы стать объединяющим началом для нестабильной части арабского региона. Но конъюнктура оказалась иной. В том числе и на сирийском направлении, где Турция на сегодняшний день потеряла почти все рычаги влияния. Турция заняла жесткую позицию в отношении Сирии с 2011 года. Поначалу Анкара пыталась «вразумить» Башара Асада, но в итоге переговоры не принесли результатов. Турция стала резко выступать на международной арене по сирийской теме, и поначалу к ее инициативам прислушивались, и были варианты реализации именно турецкого сценария урегулирования. Однако из-за внешнего вмешательства США и коалиции Турция оказалась «задвинута».

Самая большая победа правительства Давутоглу с тех пор, как в 2014 году он стал премьером, — это резкое и результативное продвижение переговоров с ЕС, а также принятая ЕС инициатива Турции по мигрантам. Безусловная заслуга Давутоглу — это выход на этап отмены виз с ЕС, даже несмотря на то, что на данный момент процесс затормозился. Давутоглу «выбил» шесть млрд евро из ЕС, а также заставил увидеть мир то, что Турция выработала действенный и эффективный план по урегулированию этой проблемы. У этого соглашения много «но», однако пока что это единственное озвученное и внедренное решение.

После ухудшения отношений с Россией в Турции, которое произошло после того, как над Сирией был сбит российский бомбардировщик, часть общественности и оппозиция начали критиковать правительство. Появились расчеты финансовых потерь, многомиллионные убытки несут сельхозпроизводители. Почти полностью упал туристический поток из РФ из-за кризиса в отношениях, и на 30–50% из других стран из-за терактов. Однако этот аспект все же не так сильно повлиял на политическую судьбу Давутоглу. Более того, сейчас в Турции уже практически не говорят об отношениях с РФ, свыкшись с последствиями, но надеются на их восстановление.

Ситуация с Су-24, как представляется, не повлияла на уход Давутоглу с премьерского поста. В то же время, никто не знает, чьей инициативой был удар по самолету. Давутоглу первый публично заявил, что лично отдал приказ выпустить ракеты. Считается, что Эрдоган узнал о случившемся уже после того, как все произошло. Но опять же, однозначно на это ответить никто (кроме самих действующих лиц) не может.

Почему Давутоглу не смог активно противостоять Эрдогану?

Для равного противостояния Эрдогану Давутоглу не успел сформировать достаточно сильную команду и собрать вокруг себя линию защиты. В том числе и потому, что Эрдоган, уходя в президенты, забрал с собой многих крупных политических функционеров.

Как будет развиваться турецкая политика после смены премьера?

Внешняя и внутренняя политика Турции в целом останется верной уже взятому курсу. У правительства есть утвержденная еще Эрдоганом-премьером «Программа 2023» по развитию страны.

Ожидается, что новое правительство постарается каким-то образом сделать кризис в отношениях с РФ управляемым. Каким образом это может быть сделано — пока тоже вопрос без ответа. Нормализация упирается в извинения со стороны Эрдогана, на что он не пойдет. Возможно, ситуацию удастся как-то смягчить правительству. Но сейчас обе стороны вошли в клинч и обмениваются одинаковыми заявлениями о том, что ждут встречных позитивных шагов.

Продолжится работа по линии ЕС и отмены виз. Ожидаются определенные успехи, если ЕС захочет.
В экономической сфере могут быть существенные подвижки. Не исключено, что новое правительство может остановить ряд крупных и затратных реформ, в том числе на соответствие нормам ЕС, и сосредоточиться на внутренних экономических вопросах. Таким образом, начатые Давутоглу реформы остановятся. Но единого мнения по этому вопросу пока нет.

Однако эксперты отмечают, что новое правительство, чтобы обосновать необходимость своего назначения, будет вынуждено предпринять новые шаги в сирийском вопросе. Что это будет, не ясно. Может быть, дискуссия о вводе войск в Сирию, какое-то более активное участие в действиях коалиции, шаги к созданию зон безопасности.

Над материалом работали Кирилл Жаров (Анкара), Мария Сметанникова, по материалам: ТАСС

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS