Путин лоббирует назначение «русских министров» в правительство Сербии | Продолжение проекта "Русская Весна"

Путин лоббирует назначение «русских министров» в правительство Сербии

Неожиданные переговоры президента России и премьера Сербии оказались на периферии внимания российских СМИ, но в центре внимания сербских. Еще бы, фактически Путин посоветовал Вучичу назначить в новое правительство «русских министров», то есть лояльных Москве политиков. Судя по всему, после ряда провалов на Балканах Россия решила вмешаться в ситуацию всерьез.

Накануне Владимир Путин провел короткую встречу с премьер-министром Сербии Александром Вучичем, который прибыл в Москву по частным делам (по слухам, на лечение). И выразил пожелание, чтобы в состав нового правительства Сербии вошли люди, которые могли бы способствовать укреплению отношений между двумя странами. При этом российский лидер не пояснил, кого конкретно имеет в виду, но, поздравляя Вучича с победой его партии на недавних парламентских выборах, подчеркнул, что «достаточное количество мандатов получили и партии-союзницы». В ответ Вучич пообещал, что будет работать над развитием российско-сербского сотрудничества, и поблагодарил президента России за личное отношение к Сербии.

Событие тянет на сенсацию, поскольку никогда еще российский лидер (пусть даже в мягкой и дружелюбной форме) не рекомендовал главе правительства другого государства, как и из кого ему это правительство формировать, если исходить из интересов «развития двусторонних российско-сербских связей». При этом, что характерно, теперь в Сербии обсуждают даже не сам тезис Путина (это воспринято как нечто рядовое и нормальное), а вполне конкретные кандидатуры, а активные спекуляции ведутся вокруг той части месседжа, где упоминаются «партии-союзницы».

Их две — Сербская народная партия Ненада Поповича и Сербская социалистическая партия первого вице-премьера и министра иностранных дел Ивицы Дачича. СНП Поповича входила в правящую и победившую коалицию «Сербия побеждает!» Вучича, а социалисты шли на выборы как бы в союзе с правящей партией, но самостоятельно и в итоге заняли убедительное второе место. Это позволяет им формировать кабинет министров, отмахнувших от остальных парламентских партий по праву большинства.

После слов Путина в Белграде стали показывать пальцем даже не столько на СНП, сколько лично на Ненада Поповича, ее создавшего и возглавляющего. Дело в том, что Попович проводит в России больше времени, чем в Сербии, весь его бизнес находится в Москве, Санкт-Петербурге и Чебоксарах (группа компаний «АБС Энерго»). Он преподавал в МГУ, а сейчас является профессором кафедры горного дела Московского горного института. Диссертации он тоже защищал у нас, в 2005-м был объявлен в России «предпринимателем года». Наконец, в 2014 году министр энергетики Новак присвоил ему звание «Почетный энергетик России». Также стоит упомянуть, что в 2007 году он был назначен руководителем Координационного совета по контактам с партией «Единая Россия» от Демократической партии Сербии.

В Скупщине (сербском парламенте) Попович считался главным лоббистом российских проектов, в первую очередь энергетических. Вот он, казалось бы, готовый министр энергетики. Сам Путин никаких фамилий не называл, но Ненада Поповича косвенно упоминал председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. А кроме него в сербском «листе ожидания» оказались Ивица Дачич и почему-то Драгомир Карич — довольно неоднозначный бизнесмен.

В уходящем правительстве Дачич был первым вице-премьером и министром иностранных дел. Повышать его уже некуда. Но в его окружении достаточно людей, претендующих на высокие государственные посты. В частности, тот же пост министра энергетики и промышленности занимает его креатура — Александр Антич, и Социалистическая партия эту позицию так просто не отдаст. Другое дело, что у Антича давно сложились хорошие отношения с руководством Газпрома, и его тоже можно считать политическим деятелем, содействующим развитию отношению с Россией.

Процесс формирования правительства затянулся как раз из-за того, что Социалистическая партия и лично Дачич до сих пор не определились, какова будет их доля и роль в новом составе правительства. Высказывалась мысль, что Дачич находится «в процессе формирования политических приоритетов». В том числе и поэтому судить об итогах парламентских выборов в Сербии до сих пор рано, кроме того, не ясна роль мелких партий, включая добившихся относительных успехов националистов Воислава Шешеля. Как бы там ни сложилось, спокойно ждать итогов не получится, поскольку новый кабмин должен быть сформирован уже в первую неделю июня.

В сербском анализе высказываний Владимира Путина и «разборе» кандидатур допущена существенная ошибка. Вовлеченность какой-либо фигуры в российский бизнес (Попович, Карич и другие) — не главный аргумент. Да, Ненад Попович искренне настроен на тесную дружбу с РФ, а его промышленные интересы — лишь дополнение к этой позиции. Но достаточно много сербов и черногорцев (как предпринимателей, так и представителей других профессий), которые десятилетиями не вылазили из Москвы и Ханты-Мансийска (это один из самых «сербонаселенных» городов России), но при этом смотрели в сторону НАТО. Типичное белградское «двоемыслие» иногда просто вынуждало искать преференции и с той и с другой стороны, а в условиях обострившегося идеологического противостояния неизбежна поляризация позиций.

Потому наиболее удачной кандидатурой для «развития двусторонних отношений» мог бы стать технократ, возможно, успешный бизнесмен (культ предпринимательской успешности любого качества и происхождения на Балканах вечен), но со стабильными убеждениями и политическими взглядами. В голове у такого человека должна быть цельная картина мира, а позиции в бизнесе или в политических партиях — только второй по значимости фактор. Тот же Александр Антич работает с Газпромом, его пророссийская позиция определена практическими интересами, а не цельностью взглядов. Знаменитые братья Каричи сбежали в Россию и Белоруссию от президента Воислава Коштуницы, который не простил одному из них — Боголюбу — третье место на президентских выборах 2004 года, а также коррупционную близость к Слободану Милошевичу. И вообще непонятно, откуда вдруг в контексте назначения пророссийских министров всплыло имя Драголюба Карича, но сербские СМИ много об этом пишут.

Идейный технократ, а не олигарх или уличный трибун, мог бы не только работать на развитие отношений между Россией и Сербией, но и серьезно улучшить имидж Москвы в Белграде, где в последние годы борьба за умы стала более важной, чем экономические и военные проекты. При этом мы не знаем и пока даже не можем предсказать, на какие позиции в правительстве Сербии могли бы претендовать пророссийские политики. Если речь идет только о министерстве энергетики, то это очень скучно. Куда интереснее, к примеру, пост министра обороны, благо перед странами маячит действительно плотное оборонное сотрудничество.

Нынешний глава военного ведомства Зоран Джорджевич вообще никакого отношения к армии не имеет, он математик и финансист, а на эту должность попал абсолютно случайно — после того, как предыдущий министр обороны Братислав Гашич был уволен из-за нелепой шутки с сексуальным подтекстом, сказанной в адрес журналистки. И было официально заявлено, что Джорджевич будет сидеть в кресле министра только до внеочередных парламентских выборов 24 апреля, то есть он уже месяц как пересидел. Сама история с «временным» назначением Джорджевича была связана с тем, что коалиция пыталась заранее договориться о разделе ключевых постов между партиями (как обычно это бывает на Балканах, в одном популярном ресторане), а потом (что для Балкан тоже типично) все пошло не так. Но в Сербии достаточно талантливых генералов, которые способны развивать сотрудничество с Россией на министерской должности, несмотря на политику ползучей интеграции в НАТО. В конце концов, в этом вопросе еще далеко не все решено.

То, что слова Владимира Путина не останутся без должного внимания, уже понятно. Это не было бы озвучено публично, если бы не были проведены предварительные консультации. Остается только понять, чего в этом контексте будет больше — экономической составляющей или все-таки идейной и политической. Корпоративные интересы довольно долго оставались главенствующими в отношениях России с балканскими странами, что в итоге дало несколько громких политических провалов. Сейчас обстановка несколько изменилась, и у Москвы вновь есть шанс изменить ситуацию к лучшему. То есть в свою пользу.

Евгений Крутиков

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS