Хуберт Зайпель: моя симпатия к Путину не мешает мне быть объективным | Продолжение проекта "Русская Весна"

Хуберт Зайпель: моя симпатия к Путину не мешает мне быть объективным

Хуберт Зайпель, автор нашумевшего документального фильма «Я, Путин. Портрет», вышедшего в 2012 году на германском телеканале ARD, приехал в Москву для участия в международном медиафоруме «Новая эпоха журналистики: прощание с мейнстримом». В рамках книжного фестиваля «Красная площадь» он представляет свою книгу «Путин: логика власти», которую в русском переводе выпустило издательство «Время». В кулуарах медиафорума он побеседовал с обозревателем РИА Новости Владимиром Ардаевым.

— Завершился первый день медиафорума, на который съехались журналисты из 30 стран. Каковы ваши впечатления? Форум отвечает ожиданиям, с которыми вы ехали в Россию?
— Мы, участники медиафорума, находимся пока только в самом начале обсуждения. Необходимо дождаться дискуссии, чтобы давать какие-то оценки. Заявленная тема мейнстрима — очень серьезная, и уже высказываются самые разные позиции.

— Вы намерены представить свою книгу «Путин: логика власти». До этого момента российскому читателю был предложен лишь небольшой ее фрагмент на русском языке, опубликованный в «Российской газете». В нем вы весьма резко высказываетесь по поводу некоторых заявлений федерального канцлера Германии Ангелы Меркель, сделанных ею в дни празднования в России 70-летия Победы в Великой отечественной войне. При этом вы в очередной раз очень подробно излагаете позицию российского лидера. Как на это реагируют в Германии?

— Прежде всего, я не стремлюсь представлять российские либо германские интересы — я стараюсь быть объективным. Да, я выказал свое отношение к позиции госпожи федерального канцлера. Не думаю, что у меня на родине возникнет слишком много проблем — во всяком случае, в тюрьму я не попаду.

— Владимир Путин сегодня на Западе — наверное, главный объект критики. Украина, Крым — разногласия между Россией и западными правительствами отбросили наши отношения к временам холодной войны. Вы же пытаетесь донести до западной аудитории позицию российского лидера. Вы не чувствуете себя изгоем? Можете ли с уверенностью сказать, что на родине вас понимают и поддерживают?

— Кому-то в Германии нравится то, что я делаю, кому-то — нет. Это нормальная жизнь журналиста. У меня своя манера изложения, как у всякого, кто творит, и это тоже нормально. Всё из моего творчества всем понравиться не может.

Россия — самая большая страна в мире. У нее очень богатая история связей с Германией, которая началась задолго до Второй Мировой войны. Конечно же, я, как гражданин Германии, не хочу допустить, чтобы российские интересы доминировали над германскими. Однако если я, как немец, представляю позицию своей страны, то, прежде всего, мне необходимо внимательно рассмотреть, в чем же заключается позиция другой стороны — в данном случае, России. И ни в коем случае не игнорировать ее и не сводить все к тому, что интересы Германии превыше российских. Просто потому, что, согласно последним опросам, 95% населения Германии позитивно относится к населению России. В свою очередь, насколько мне известно, 80% россиян выражают свое положительное отношение к населению Германии.

Журналист не имеет права позволять себе окрашиваться в какой-то из цветов политического спектра. Он должен сохранять нейтральность. Разумеется, журналисты тоже люди. У них есть свои чувства, свои политические взгляды, свои пристрастия. И всегда надо отдавать себе в этом отчет. Мое дело — предоставить аудитории информацию. Но за ней всегда буду скрываться я как личность, и чем меньше меня как личности будет заметно — тем лучше.

Политики в своем деле используют журналистов, а журналисты используют политиков. Конечная же цель одна — воздействие на общество.

— «Журналисты тоже люди», сказали вы. От фильма «Я, Путин. Портрет» остается совершенно четкое ощущение, что вы симпатизируете своему герою. Так ли это на самом деле?

— Никогда нельзя исключать элемент симпатии или антипатии. Это всегда будет проглядывать в любом фильме. В данном контексте — да, Путин мне симпатичен. Он очень прямой и непосредственный человек. Не прячется за длинными фразами и громкими словами. Он открыт. Как говорят в Германии, фронтален. Своей энергией и своей убежденностью он способен заражать собеседника.

У меня была возможность наблюдать за ним в течение длительного времени — примерно семь месяцев, пока мы работали над фильмом. Особых препятствий служба безопасности не чинила. Я поставил единственное условие: Путин не должен был смотреть фильм до его выхода на экраны. И оно было исполнено.

— Ваша симпатия, в которой вы признаетесь — она не мешает вам быть объективным?

— Повторю: журналисты тоже люди. Если подавить свои симпатии и антипатии и стараться быть на 100 процентов объективным, то будешь действовать как робот. С одной стороны, не стоит всеми силами пытаться демонстрировать, что ты лишен вообще всех чувств. С другой, если у тебя есть определенные предпочтения, то надо действовать вдвойне осторожно, чтобы не нанести ущерб объективности.

— Федеральное правительство вашей страны готовится обновить «Белую книгу» — руководство по политике национальной безопасности. Die Welt написала, что в проекте этого документа Россия фигурирует более не как партнер, а как соперник и угроза безопасности Германии. Что вы думаете об этом?

— Die Welt — не самое дружелюбное издание по отношению к России. Сам я с этим проектом изменения «Белой книги» не знаком, но считаю, что если это действительно произойдет, то будет большое ошибкой, которая перечеркнет все, что было достигнуто в наших отношениях за последние годы.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS