Брюссель против Варшавы | Продолжение проекта "Русская Весна"

Брюссель против Варшавы

В западных СМИ поговаривают о том, что Еврокомиссия допускает возможность введения санкций против Польши с её «антидемократической» политикой. ЕК отправила в Варшаву письмо засекреченного содержания, давшее повод для разных слухов. Однако мнение польских властей выражено совершенно открыто и не допускает каких-либо кривотолков. Министр иностранных дел Витольд Ващиковский заявил, что документ может быть воспринят исключительно как «мнение». Парламентарии могут прислушаться к нему, а могут этого и не делать, они ничем здесь Еврокомиссии не обязаны.

Брюссель недоволен Польшей ещё с декабря прошлого года, когда в стране произошла стремительная реформа Конституционного трибунала (суда). Правоконсервативная партия «Право и Справедливость» (ПиС), победившая на президентских выборах и образовавшая парламентское большинство, захотела ослабить механизмы, которые могут быть использованы политическими оппонентами. Начать решили с КТ, который сильно потрепал нервы лидеру ПиС Ярославу Качиньскому ещё в бытность его премьер-министром (2006-2007 годы). Парламент довольно быстро одобрил законопроект о реформе, а президент Анджей Дуда также оперативно его подписал. Теперь суд должен выносить приговоры в полном составе. А сами решения следует принимать большинством в две трети от всех судей (их число увеличили с 9 до 15).

Более того, КТ обязали рассматривать все дела в хронологическом порядке, то есть в порядке поступления. А очередь там длинная-предлинная, поэтому законы, принятые по инициативе премьер-министра Беаты Шидло, будут рассмотрены, в лучшем случае, только через три года.

Оппозиция («Гражданская платформа», Польская крестьянская партия и др.) поспешила выступить категорически против этой реформы. В стране был создан Комитет в защиту демократии (КЗД), который организовал массовые демонстрации протеста. (При этом ПиС также сумела вывести своих сторонников на улицы.) Оппозиционеры обвинили власти в попытке подчинить себе КТ, поставить его под контроль. Да, это совершенно очевидно, однако оппозиция лукавит. Сам конфликт начался с того, что старый, уходящий сейм выбрал пятерых судей КТ на своём последнем заседании, тогда как выбрать их должен был уже сейм новый. Так что оппозиция тоже рассматривает КТ в качестве своего политического орудия, и здесь она ничем не отличается от ПиС. А партия "Право и Справедливость", в свою очередь, ей в этом воспрепятствовала, просто-напросто отказавшись признать этих пятерых назначенцев старого сейма.

Далее ПиС крепко взялась за СМИ, большинство которых в пух и в прах раскритиковали реформу КТ. Руководителей общественных каналов стало назначать само правительство, посчитавшее обременительным возиться с общественными советами. И практически сразу после подписания соответствующего закона новым главой общественного польского телевидения (TVP) стал Яцек Курский, убежденный сторонник правящей партии. (Надо сказать, что нынешнее руководство стремительно во всем. Так, оно организовало чистку в госаппарате, силовых структурах и правлениях госкомпаний.)

Здесь есть одна очень важная «тонкость». Контроль над СМИ нужен ПиС не только для противостояния внутренней оппозиции, но и с тем, чтобы сдерживать информационный натиск извне. Правые консерваторы, будучи умеренными евроскептиками, позиционируют себя как сторонники национального суверенитета. Вот характерное высказывание (именно в связи с беспокойством ЕС) министра юстиции Збигнева Зебро: «Мы — суверенное государство, которое само решает, какими быть его конституционным институтам. Не думаю, что кто-то извне может заставить нас что-то сделать, потому что это противоречит нашей национальной гордости». Не менее характерно и высказывание депутата сейма Корнеля Моравецкого: «Благополучие нации выше закона. Если закон конфликтует с этим благополучием, то его необходимо заменить или вообще отменить». И сам лидер ПиС Ярослав Качиньский на партийном конгрессе 4 июня обратил особое внимание на суверенитет и его ценность для Польши.

ПиС выступает за максимально возможную независимость как от брюссельской бюрократии, так и от ведущих европейских держав, особенно от Германии. Последняя, как известно, является негласным лидером ЕС, что даёт многим наблюдателем основание для иронического определения нынешнего её статуса — «Четвертый рейх». В самой Европе этим очень недовольны. Так, согласно опросам, проведенным Financial Times (где, к слову и появилась информация о грядущих санкциях против Польши), в Италии это недовольство выражают 82 %, а в Испании — аж 89 %. Меньше «германофобов» в Великобритании и Франции, но и там они составляют большинство.

При этом сама Германия старается ограничить национальный суверенитет европейских стран. И делает она это самыми разными способами, ярчайший пример — «выкручивание рук» Греции. Есть, однако, и более изощрённые технологии, направленные на поддержку регионального сепаратизма. Например, Германия проявила наибольшую активность в образовании регионально-сепаратистских структур — Федеративного союза этнических общин (UFCE), Европейского центра по проблемам меньшинств (ECMI), Ассоциации приграничных регионов Европы (ARFE), Ассамблеи регионов Европы (ARE), Конгресса местных и региональных властей Европы (CPLRE) и Комитета регионов (CdR). Понятно, что ослабление национальных государств выгодно как Берлину, так и брюссельским бюрократам.

В Польше Германия устроила нечто вроде экономической оккупации. Немецкий капитал скупил множество польских предприятий. Тут можно вспомнить хотя бы о переходе польского производителя домашней техники Zelmer в руки конкурента, немецкого концерна Bosch und Siemens. В Польше это было воспринято очень болезненно, как и скупка варшавской энергетики концерном RWE. Утверждали, что тогдашнее правительство намеренно занизило цену предприятия. Весьма удачным приобретением стал химический завод «Захем», перешедший к BASF.

Немцы не обошли своим вниманием и польские СМИ. «Особенно болезненна для многих поляков невероятная и уникальная в масштабе Европы концентрация в руках немцев средств массовой информации в Польше, — пишет Александр Шторм. — Сейчас немецким концернам принадлежит 90 % местной печати и региональных информационно-публицистических интернет-порталов! Они же являются собственниками популярных общенациональных радио- и телестанций, а также влиятельных интернет-порталов. Немецкий Axel Springer издает в Польше Newsweek и Forbes, не говоря уже о том, что за более специализированными, но также имеющими солидную читательскую аудиторию изданиями типа „АвтоМото“ или „Спортивное обозрение“ также стоят тузы немецкого капитала. В связи с желанием скрыть свое немецкое происхождение и при этом завоевать симпатию неведающей публики, некоторые издания решаются на курьезные шаги: принадлежащий немцам таблоид, к примеру, по случаю очередной годовщины Варшавского восстания опубликовал недавно серию фотографий о том, как выглядела бы Варшава, если бы немцы... не сровняли ее с землей во время этого восстания». («Немецкий капитал в Польше: колонизация и приватизация»).

Вот почему контроль над прессой столь важен для ПиС, он позволяет ей сдерживать немецкое влияние на информационном фронте. В то же самое время, попытка суверенизации окончательно взбеленила руководство ЕС. Теперь речь уже зашла о санкциях, даже говорят о возможности приостановки членства Польши в Совете Европы или Европейском совете (его, к слову, возглавляет бывший премьер-министр страны Дональд Туск). Однако такие крайние меры очень маловероятны. Нужно, чтобы данное решение поддержали все члены ЕС, но такого не произойдёт. Уже сейчас венгерский премьер Виктор Орбан заверил Качиньского, что наложит вето на любые санкции против Польши. Сам Орбан в своё время также установил контроль над КС, что вызвало сокращение дотаций. Однако всё это Венгрия весьма спокойно пережила и настояла на своём.

Тут возникает вопрос, а насколько выгодно Польше участие в самом ЕС? С одной стороны, вступление в Евросоюз подняло польскую экономику, прежде всего, за счёт инвестиций и дотаций. А возможность свободного перемещения по ЕС вызвала резкий рост трудовой миграции (2,4 млн чел.), что существенно сократило безработицу, составлявшую на момент интеграции 20 %. Кроме того, выехавшие на заработки перевели в Польшу довольно-таки значительные средства, заработанные на Западе. Но миграция нанесла и большой вред Польше. Из страны выехало большое количество высоколассных специалистов, число которых оценивается в 32,5 тыс чел. Среди иммигрантов 30 % имеют диплом о высшем образовании, и это тоже большая потеря для страны. При этом, 90 % эмигрантов вынуждены заниматься физическим трудом, то есть знания многих поляков пропадают втуне.

Но, пожалуй, самое печальное — это отрицательное влияние эмиграции на демографию. Люди моложе 40 лет составляют 70 % всех мигрантов. В стране возник феномен «евросирот» — детей, живущих отдельно от родителя (родителей), находящегося на длительных заработках. Сегодня их насчитывается 100 тыс чел., из них 22 тыс детей лишены воспитания сразу двух родителей.

Кстати, правительство ПиС намерено всерьез заняться демографией. Уже введены выплаты в размере 500 злотых за второго и каждого последующего ребенка. Планируются меры, направленные против «ювенальной юстиции». В принципе, многие действия ПиС вызывают одобрение российских патриотов, однако всё перечеркивает их последовательно антироссийская позиция.

Специально для Руснекст эту ситуацию прокомментировал Леонид Гусев, старший научный сотрудник Аналитического центра ИМИ МГИМО МИД России: «Восточноевропейские правые партии имеют одновременно и общие черты, и отличаются друг от друга. Все они выступают за традиционные ценности, против навязываемого со стороны евросоюзной бюрократии общей толерантности и однообразия. Но, в тоже время, по отношению, например, к России, они разнятся. Так, венгерские партии „Фидес“ и тем более „Йоббик“ хорошо относятся к нашей стране, выступают против санкций, за дальнейшее налаживание сотрудничества. На такой же позиции стоит и австрийская партия „Свобода“, чей кандидат чуть не выиграл президентские выборы. Польская же партия „Право и Справедливость“ (ныне правящая в стране и на парламентском, и на президентском уровне) выступает с традиционных антироссийских позиций, оставаясь, тем не менее, носителем традиционных консервативных ценностей».

Увы, это вполне укладывается в традиции польского национализма. Есть, впрочем, отрадные исключения. И здесь особенно интересна позиция польского националиста Матеуша Пискорского, лидера недавно основанной партии «Перемена» («Zmiana»). Он всегда являлся сторонником сближения с Россией, поддерживал нас во время воссоединения с Крымом, работал наблюдателем во время проведения референдума 2014 года. Поддержку польским руководством нынешнего киевского режима он характеризует как ошибочную. Пискорский считает необходимым создание мощного евразийского геополитического образования, независимого как от США, так и от Китая. Понято, что важнейшая роль в таком образовании отводится России.

Вообще, нужно сказать, что само польское общество настроено вовсе не так антироссийски, как это часто представляют. «Последние опросы польского Центра исследования общественного мнения (CBOS) показывают, что, вопреки распространенному мнению о массовой поддержке населением антироссийского курса Варшавы, „треть поляков считает, что польское правительство не должно поддерживать Киев в текущем кризисе“, — пишет Владимир Нестеров. — Кроме того, „больше половины поляков придерживаются той точки зрения, что, если уж Польша поддерживает Украину, она не должна идти дальше существующих санкций Евросоюза против России“. Наконец, три четверти респондентов опасаются, что эскалация конфликта может представлять угрозу для Польши». («Матеуш Пискорский и партия пробуждения Польши» // «Фонд стратегической культуры»).

Специально для Руснекст, Леонид Гусев, старший научный сотрудник Аналитического центра ИМИ МГИМО МИД России: «Есть всё же надежда на то, что, несмотря на все разногласия между Россией и Польшей, отношения между нами могут стабилизироваться и начать развиваться в нормальном направлении. Ведь противоречий между людьми, на самом деле, не так много».

Пискорского неоднократно называли «рукой Москвы» и требовали расследования его деятельности на предмет шпионажа. Что ж, требование «свободолюбивой» общественности выполнено. В мае офис «Zmiana» и квартиры её активистов подверглись обыскам, которые проводились сотрудниками Агентства внутренней безопасности (ABW). Они требовали передачи твердых дисков и документов. Сам Пискорский был задержан.

Спецслужбы Польши считают, что Пискорский готовил протестные акции во время грядущего саммита НАТО в Польше («Zmiana» выступает за выход из альянса). Кроме того, их весьма интересуют его контакты с антинатовскими движениями в других странах Восточной Европы — Партией объединенной Румынии, Народной партией Словакии и Венгерским революционным движением.

Между тем, некоторые вопросы стоит задать и самим спецслужбам. Как оказалось, в прошлом году в Агентстве разведки Польши было уничтожено примерно 500 твердых накопителей информации. И саму информацию скопировать почему-то не удосужились, хотя и должны были сделать. Теперь же трудно сказать, что именно подверглось столь масштабной ликвидации. Не исключено, что уничтоженные накопители содержали записи разговоров экипажа самолета Ту-154М, разбившегося под Смоленском в 2010 году. «Буквально через несколько дней после крушения президентского борта Шведский оборонный институт радиосвязи предложил польским разведчикам запись разговора экипажа самолета Ту-154М от взлета в Варшаве до установки связи с диспетчерской вышкой в аэропорту Северный в Смоленске, — пишет в своём блоге (Фейсбук) политолог Станислав Стремидловский. — Но Агентство разведки Польши отказалось от такого подарка. А ведь Институт радиосвязи работает с Агентством национальной безопасности США и, по словам Эдуарда Сноудена, является наиболее важным звеном прослушивания России. Так кто был заинтересован в сокрытии улик по смоленской катастрофе? Москва? Ничуть. Расследование саботировали в Варшаве — и наверняка, главными, кто хотел скрыть тайну падения президентского борта, были, конечно, Туск и Коморовский».

Нельзя исключать, что по мере нарастания конфликта польского общества с евробюрократией будет снижаться градус накала в русско-польских отношениях. Ситуация в Польше не столь однозначная, как это выглядит из поверхностного обзора действий её политических и информационных элит.

Так как же будет развиваться противостояние Варшавы и Брюсселя? Польское руководство держится весьма уверенно, не опасаясь каких-либо санкций. Безусловно, там очень сильно надеются на США, ведь Польша занимает последовательно пронатовские позиции. Так, недавно Варшава предложила создание на своей территории новых баз альянса. Однако идейно-политическое давление на Варшаву, несомненно, усилится.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS