Российская «мягкая сила» в Эстонии: мягкость есть, силы — нет | Продолжение проекта "Русская Весна"

Российская «мягкая сила» в Эстонии: мягкость есть, силы — нет

«Коктейль» из трех последних событий в Эстонии достаточно отчетливо обозначил проблему реального отношения России к своим соотечественникам в Эстонии.

Первое — прием посольства РФ в ЭР по случаю Дня России, куда от русской и русскоязычной диаспоры пригласили массе своей знатных и очень респектабельных персон, но известных своей подчеркнутой и демонстративной лояльностью к эстонской этнократии и терпимостью к этнической дискриминации. Второе — культурное мероприятие «1000 эстонцев в Петербурге», проект эстонского инициатора народной дипломатии Меэлиса Кубитса при активном участии властей Санкт-Петербурга. И третье — только что в Эстонии начались очередные (с интервалом чуть ли не в месяц) крупные военные учения Saber Strikе («Удар сабли»),посвященные совместным действиям сухопутных и воздушных войск, на территории Эстонии трех прибалтийских государств, пяти стран НАТО и соседки Эстонии — «нейтральной» Финляндии.

Оборона — предлог для Drang nach Osten

В Эстонии противодействовать российской агрессии станут учиться две тысячи военнослужащих, в целом по Прибалтике — десять тысяч (Эстония назначена ведущей из 13 стран-участниц учений). Почувствуйте разницу: Россия принимает с присущим гостеприимством тысячу эстонских туристов «доброй воли», а в это время в самой Эстонии разворачивается другая дружба — военная, с участием двух тысяч военнослужащих Эстонии, и ее союзников, обучающихся войне с Россией. Маневры предусматривают захват объектов, взаимодействие между сухопутными и воздушными подразделениями, ведение совместного огня, тренировочную стрельбу боевыми боеприпасами, привлечение штурмовых самолетов и вертолетов, ракетного комплекса HIMARS и пушек M777 калибра 155-мм.

Начавшимся учениям предшествовал моторизованный марш-бросок Dragoon Ride II с целью помочь Эстонии — показательная тренировка быстрого продвижения по Европе четырехсот единиц американской бронетехники подразделений 2-го кавалерийского полка из Германии. Колонна остановится в Пярну, где состоится демонстрация техники союзников и эстонских Сил обороны. Аналогичные смотрины (устрашения?) прошли и во втором по величине городе — Тарту и городе Силламяэ русскоязычного северо-востока.

Медиаэксперт Виталий Белобровцев в своей заметке на портале rus.err.ee «Бронетехника в эстонских Афинах» недоумевает: «Я не знаю, когда последний раз тяжелая боевая техника гремела по Ратушной площади городаТарту (со знаменитым университетом — прим. авт.) — возможно, во времена Второй мировой, но, убей меня бог, не понимаю, зачем ее пригнали туда теперь». Святая наивность! Это же классика: если в театральном спектакле на стене висит ружье, то оно непременно выстрелит.

Культура культурой, а на войне — врозь

И вот неделей раньше в городе на Неве, до которого подлетное время в случае размещения на территории Эстонии американских ракет чисто символическое (расстояние в 125 километров),в рамках проекта народной дипломатии «1000 эстонцев в Петербурге» состоялось свыше тридцати концертов, вернисажей и встреч с участием эстонских деятелей культуры и спорта. Почтил присутствием и министр культуры ЭР Индрек Саар. Русскоязычные СМИ Эстонии (эстоноязычные отметили событие более чем скудно, «телеграфным» текстом) писали о том, что «легендарная Анне Вески свела питерскую публику с ума», или: «Своим присутствием порадовал специальный гость — Михаил Боярский».

Русскоязычный портал BaltNews. ee, захлебываясь от восторга, заключает: «Многие члены миссии не были до сих пор в России ни разу, некоторые ездили лет 20−30 назад. Для них Питер стал откровением. Они увидели, что здесь живут такие же люди как они сами, а большинство созданных эстонской прессой страшилок — миф. С другой стороны россияне увидели, что и с эстонцами можно иметь дело. Даже в новой политической реальности. Для этого просто надо принять некоторые правила игры и не заниматься менторством. А просто общаться, петь вместе песни, строить бизнес, учиться друг у друга. Для взаимопонимания между двумя народами это очень важно».

С последним трудно спорить, если это — не показуха, формальность или благие намерения, которыми, как известно, дорога в ад устлана.

Применительно к нынешним реалиям такая пропагандистская «розовощекость» и «маниловщина» даже цинична, как и пацифистски-спекулятивно используемое утверждение, будто культура способна на то, что не под силу политике. Да, способна, но только если обе стороны искренне того желают. Чего как раз и нет — в эти же дни «дружбы», как сообщает Главный штаб Сил обороны Эстонии, заместитель руководителя учений, бригадный генерал Джефри Крамер заявляет: «Учения вроде Saber Strike укрепляют связи с союзниками, чтобы любой потенциальный агрессор мог убедиться в нашей решимости защищать свою свободу», а ему эхом подобострастно отвечает руководитель учений в Эстонии, бригадный генерал Артур Тиганик: «Благодарю сухопутные войска США, под руководством которых в учениях участвует ряд наших европейских друзей, чье участие в обеспечении безопасности нашего региона сложно недооценить».

Мало этого, Эдвард Лукас, представляемый в Эстонии, как автор снискавших международный успех книг «Новая холодная война» и «Обман», журналист и вице-президент действующего в Вашингтоне и Варшаве аналитического центра Center for European Policy Analysis (CEPA),но при этом — оголтелый русофоб, заявляет: «Лучший способ предотвратить войну — заставить противника испугаться боя. На саммит НАТО возложена большая ответственность — гарантировать, чтобы западное сдерживание было максимально серьезным. Поэтому беспрецедентные военные учения этого лета снижают, а не повышают вероятность войны». Сам-то он верит в это?

***

Не способствует российско-эстонской дружбе и министр иностранных дел ЭР, кандидат в президенты Эстонии Марина Кальюранд. 14 июня, в «День траура по июньской депортации», посвященного депортациям 1941 (75 лет) и 1949 (мартовской),она сказала, что «для небольшого народа это — невосполнимая утрата». Безусловно, это — человеческая трагедия советской эпохи. Но разве честно интерпретировать ее сквозь призму русофобии? В своей речи на железнодорожной станции Кяру, где состоялся трогательный вечер памяти, посвященной 75-летию июньской депортации и 67-летию мартовской депортации 1949 года, министр подчеркнула: «Мы живем в свободной Эстонии, которой многие жертвы депортации, к сожалению, не дождались… Эстония больше не одна в мире и Европе, у нас есть союзники и партнеры, с которыми нас связывают общие ценности. Мы состоим в ЕС и НАТО, что означает для нас безопасность и прогресс».

Намек понятный — если возникнет угроза с Востока, то благодаря североатлантической солидарности такой трагедии Эстонии уже не будет. Но в чем угроза? Ответа нет. А это и порождает недоверие между странами.

Уверенность в таком выводе придает и интервью российского историка и руководителя общества «Мемориал» Арсения Рогинского, которое по случаю печальной даты (кстати, перемещения советских людей в отдаленные районы СССР, а не их «депортации» из оккупированной Эстонии) он дал местной газете «Postimees». Вот заголовок: «Рогинский: чтобы найти общий язык со странами Балтии, Россия должна признать свои преступления». Помилуй, Бог! Но это давно сделано! И не раз. 18 октября 1991 года Верховный Совет РФ принял Закон «О реабилитации жертв политических репрессий». Уже в преамбуле написано: «Осуждая многолетний террор и массовые преследования своего народа как несовместимые с идеей права и справедливости, Верховный Совет Российской Федерации выражает глубокое сочувствие жертвам необоснованных репрессий, их родным и близким, заявляет о неуклонном стремлении добиваться реальных гарантий обеспечения законности и прав человека. Целью настоящего закона является реабилитация всех жертв политических репрессий…»

Сколько раз надо России признавать грехи, кстати, Советского Союза, чтобы та же Эстония, наконец, успокоилась? А не пора ли самой Эстонии покаяться за свои грехи? За годы немецкой оккупации при активной помощи местного населения, о чем не раз докладывали в Берлин немецкие оккупанты, было убито в разы и разы больше мирных жителей, чем за все советское время.

В свете сказанного выше возникает вопрос об эффективности «мягкой силы», которую взяла на вооружение Россия в своей политике в отношении российских соотечественников за рубежом, в том числе, в Эстонии? Упомянутый в самом начале посольский прием по случаю Дня России показателен на самом деле не тем, кого пригласили (это — сугубо посольское дело),а кого не пригласили. И не приглашают много лет. Кто же эти неудобные соотечественики в Эстонии? Это теперь уже редкие русские общественники и политики, которые в меру своих способностей и возможностей еще борются против несправедливости. Это — переписывание Истории и глоризация приспешников нацистов, осуждение милитаризации Эстонии, однополых браков, выступления против преследования в Польше — диссидента Матеуша Пискорского, в Эстонии — политического убийства лидера Центристской партии Эдгара Сависаара. Это — открытое осуждение тотальной дискриминации русского и русскоязычного населения Эстонии. Ее признают даже на Западе, но которую вместе с этнократами не замечают лояльные к власти коллаборационирующие русские и русскоязычные общественные деятели — «друзья» российского посольства. Последнее означает прислуживание русофобом, а раз так, то сами коллаборанты (пусть даже поневоле) — тоже русофобы, только латентные.

P. S. Поразительно, но среди приглашенных в российское посольство на празднование «Дня России» были осуждавший защитников «Бронзового солдата» и ликвидатор Русской партии Станислав Черепанов. Еще — старейшина части города Ласнамяэ (русскоязычный район Таллина) Мария Юферева, призывавшая не ходить на марш «Бессмертного полка» и не махать красными флагами Победы, чтобы не раздражать местных националистов. Наконец, имеющий в Москве крепкий тыл директор НКО «Институт Пушкина», Андрей Красноглазов пришел на прием, аж, всей семьей, главная заслуга которого в том, что он, будучи незаменяемым членом Координационного совета российских соотечественников в Эстонии, много лет публично и агрессивно выступает против сохранения образования на русском языке. А вот те, кто создал НКО «Русская школа Эстонии» и последние годы из последних сил бьются за сохранение русской школы, кто активно занимается правозащитой, позволяют себе конструктивно критиковать соотечественную политику РФ, естественно, во благо же самой России, те годами остаются вне списка «друзей» посольства РФ в Таллине.

Конечно, дело не в том, чтобы попасть в список приглашенных, а в том, что, «скажи мне кто твой друг и я скажу кто ты». Неужели смысл «мягкой силы» для МИД РФ, который нет сомнения и дает установки российским дипломатам, сводится к потаканию спеси и русофобии эстонской этнократии, признанию вины России во всех огрехах Эстонии? Если так, то об этом надо заявить открыто, а не темнить в диалоге с последними (их можно сосчитать по пальцам) патриотами России в Эстонии, рискующими благополучием и имиджем, а то и свободой. Наверное, стоит понять и тех российских соотечественников, которые, как пишет местный русскоязычный портал Baltija. eu, считают, что они — не эмигранты, просто их бросили четверть века назад на произвол судьбы.

Димитрий Кленский

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS