Дерусификация белорусов: составные элементы символическо-идеологического противостояния Русскому миру | Продолжение проекта "Русская Весна"

Дерусификация белорусов: составные элементы символическо-идеологического противостояния Русскому миру

Творцы нынешней белорусской внешней политики (ее предательского течения) не желают засвечивать себя, но из-за спины манипулируют охмуряемым ими главой государства и прикрываются им как живым щитом, который они в определенный момент собираются бросить под ноги разъяренной толпы (или под разогнавшийся западный бронепоезд). В своей активности они опираются на соответствующую предательскую антинародную идеологию, которую аккуратно стремятся самому же народу и подсунуть, и действуют заодно уже с творцами соответствующего течения в политике идеологической. И те, и другие (а с ними — и творцы политики финансово-экономической, где предательское течение особенно полноводно) имеют достаточно ясный по характеру дух и «духовное» самосознание. Они мнят себя новой шляхтой (хотя в большинстве своем являются потомками ее холопов, которых сама шляхта того времени называла не иначе, как «быдлом», скотом), хотят быть своими на западных саммитах и приемах (как некогда и шляхта, к которой они хотят быть причастны) — гордо красоваться на них наравне с элитами других «суверенных государств» (этим во многом и обусловлена их любовь к самостойности и незалежности).

Они хотят владеть (сначала — завладеть) и свободно распоряжаться созданным трудом народа капиталом (разве что разделив его для верности и поддержания доходности с западными инвесторами); при всем при этом они презрительно относятся к простому трудовому народу и равно гнушаются советским и царским прошлым и его историческим наследием (его принципами народной солидарности и главенством служения отечеству и заботой о нуждах того самого простого народа) — хотят всячески его задушить, в том числе в зародыше. Отсюда их закономерно тянет к либерально-рыночной и литвинско-националистической идеологии, побуждая под ложными обвинениями подавить и искоренить идейные начатки и даже память об идеологии «Православия. Самодержавия. Народности и Русского единства», мессианском противостоянии Руси западной цивилизации гордыни, жадности, потребительства и в целом эгоистического индивидуализм Русскую весну 2014 года указанная группировка очень ловко использовала для раздувания ложных страхов у главы государства и дальнейшего укрепления своих позиций во власти.

Но еще больше они использовали для этой цели предательство русской весны со стороны российской власти, а также высшего священноначалия Церкви — которые гораздо более озабочены выстраиванием дружбы с осатаневшим Западом (прежде всего, его политической и религиозной элитой), не забывая и о своих личных интересах, нежели отстаиванием отечественных тысячелетних святынь, возрождением и подъемом духа народа (в основе которого лежит духовное возрождение), защитой по-разному угнетаемых (в том числе русских по национальному признаку в постсоветских республиках) и справедливости в мире в целом.

Как следствие — бесконечная компромиссность, задабривание и просто приветливое общение с совершенно отъявленными негодяями, неуверенность в действиях, отсутствие какой-либо внятной идеологии (кроме мантр «Россия — великая держава»). Одним словом, расслабленность (паралич) и прекрасная возможность развернуться для, в частности, белорусских сторонников многовекторности и европейской принадлежности Белоруссии!

И вот уже в словах и действиях, сконструированных чиновниками-евробелорусами (пусть и обнародуемых президентом), — непоследовательность, расхождение с правдой и с предыдущими официальными заявлениями и точками зрениями, за которыми не может не последовать и возникновение шизофрении у народа, подобной украинской — особенно при медийной раскрутке этих конструкций на почве все менее читающего и думающего (все более необразованного) населения, доступногодлявнушения любых баек и мифов.

Вернемся вначале к несколько унизительной встрече главы белорусского государства с министром иностранных дел польского (националистического) правительства:

http://president.gov.by/ru/news_ru/view/vstrecha-s-ministrom-inostrannyx-del-polshi-vitoldom-vaschikovskim-13313/

— «Президент Республики Беларусь. Встреча с Министром иностранных дел Польши Витольдом Ващиковским»

Оставим в стороне внешнеполитические заявления и обратим внимание на идеологические, которые сливаются с разворачивающейся идеологией государства во внутренней политике:

«Живем рядом, история вроде одна и та же, часто переживаем одни и те же проблемы… Негоже нам смотреть друг на друга через забор. Мы всегда находили общий язык. Хотелось бы, чтобы так было и сейчас»… Страны имеют общую историю, много этнических белорусов живет в Польше, как и поляков в Беларуси… Что касается религиозных вопросов, то…я очень ровно ко всем отношусь».

Как мы увидим далее, эти заявления вполне соответствуют развороту (пусть медленному и непоследовательному) высшей государственной власти в Белоруссии от прежних установок в государственной идеологии «белорусов как русских со знаком качества», «Белой Руси — западного бастиона Руси» и определяющим значением православия — к «суверенной европейской нации» с крепкими корнями в Великом княжестве Литовском и особенно Речи Посполитой, цивилизационного и «миротворческого» моста (скажем прямо — многовекторного флюгера) между Востоком и Западом и, наконец, регионального и планетарного экуменического центра (причем от диалога до объединения религий). При этом совершенному забвению подвергаются такие неудобные для этих розовых мечтаний факты, как совершенная непропорциональность числа православных и католиков в Белоруссии, как разрушительная историческая роль католицизма и унии в Белоруссии и ее несопоставимость с ролью народообразующего Православия, как отношение самих православных (естественно, воцерковленных, а не «верующих без фанатизма») к такому «братанию», наконец, главное — как сущностное различие православия и католицизма (не говоря уже о прочих конфессиях) в отношении к Истине, к Самому Богу. То есть, Бог в этом идеологическом развороте его проводникам мешает, Его взгляд и воля им не интересны, и справиться «мы» собираемся своими расчетами и силами без обращения к Нему.

Этот поворот, напомню, связан во многом с естественно-логичными последствиями развала единого русского государства (империи) в 1917 и 1991: после появления независимых республик перед их руководством и местными элитами встал выбор между двумя путями и соответствующими идеологиями: либо, а) строить собственную независимую особь («национальную идентичность») со всеми ее прилагающимися — собственной и только собственной «независимой» историей свершений и поражений, символикой, укладом быта (культурными традициями), героями, языком и даже верой, а также насилием или обманом навязывать их населению (чаще всего вопреки самой истинной истории); либо б) проводить идею единства (с великороссами и внутреннюю между собой) и выстраивать в той или иной форме воссоединение с теми осколками государства (в том числе основным его каркасом, коим является российская федеративная республика), с которым история свершений и поражений, символика, уклад быта (культурные традиции), герои, язык и, наконец, вера — общая. В белорусском случае этому соответствует идеология западноруссизма. Долгосрочной альтернативы этому выбору не существует. И второй вариант может выбрать только то руководство страны (правители и высшие классы), которое твердо стоит на духовно-нравственных началах, способные к смирению («мы вместе», а не «мы» и «они» — «не важно, кто древнее и славнее — пусть и они») и тому или иному самоотвержению. И белорусскому руководству и высшим кругам нужно отдать должное за то, что оно достаточно долго и глубоко следовало по второму пути, зачастую будучи более верными его идеалам, чем сам «каркас» (более русскими, чем россияне). Однако духовная непросвещенность и приверженность к либерально-социалистической гуманистической идеологической смеси неизбежно стало разворачивать их на путь первый (в том числе и в форме отрицательной кадровой селекции).

Для Белоруссии (как и Малороссии-Украины) этот выбор между 2 путями носит вообще особый характер, поскольку белорусы, малороссы и великороссы являются не отдельными нациями, а ветвями одного русского народа. И подлинные исторические свершения и поражения, символика, культурные образцы бытового уклада и ментальности, герои, язык и вера для них — общие, одни и те же с чисто живописными различиями. Притом почти неизменно — православные. А вот те, которые являются уникальными («неповторимыми», чужеродными для 2 других) для каждой из трех народностей, оказываются либо мерзкими и безобразными (или, если речь о героях, — мерзавцами и негодяями), либо попросту инородными (как правило польскими, частично еврейскими, литовскими) и уж точно нехристианскими.

Как пример (и самый главный пример), самые великие и славные исторические герои белорусов — это канонизированные святые — люди, ставшие при жизни вместилищем самого Бога, каждым своим поступком и в целом жизнью служившие Богу. И все эти святые призывали к единству с Великороссией и, как правило, лично боролись за него и даже до смерти, говорили на одном и ясном для всех других русских языке и уж конечно исповедовали одну православную веру, при этом неизменно утверждая совершенную и безконечную несовместимость с католической, униатской и иными верами. И это касалось всех святых без малейшего исключения — что совершенно неудивительно, поскольку во всех их жил один Дух, и у этого Духа по определению не может быть противоречащих себе воль и противоположных промыслов.

Таким образом, поиск «суверенных национальных независимых» символов исторических событий, символов, порядков, героев, языка и бытовой культуры (вплоть до песен и вышиванок) неотвратимо ведет и будет вести Белоруссию (как и Украину) к обнаружению их в среде предательской, порочной и безнравственной в целом, русофобской и, в конце концов, антиправославной и неоязыческой. Это — закон. И мы постоянно на любом примере можем видеть его действие.

Само собой разумеется, что единственная полноценная сила, которая могла бы воспрепятствовать этому естественному сползанию Белоруссии на путь предательства, помешательства, раскола и «суверенного рабства» (Западу и разным служебным ему субъектам) — это Православная Церковь. Все другие патриотические сообщества могут оказать лишь ситуативную и непрочную помощь. Например, самое явное такое сообщество — коммунисты сталинистского типа, а также просто почитатели советского строя и социалистической идеологии — как правило имеют кашу в голове, периодически ударяются в совершенные глупости или даже антирусские и антихристианские дикости, впадая то в ультралиберализм, то в революционное бунтарство, то в культ материального производства (техноцентризм и квазирелигиозную философию исторического материализма).

Но готова ли нынешняя Русская церковь и ее белорусская Экзархия к такому служению?!…

В данном предисловии, думается, выражены все ключевые и решающие вопросы нынешней духовно-мыслительной, идеологической жизни Белоруссии — главные внутренние противоречия и близлежащие вызовы перед нашей страной.

Должно сказать, что на пути «примирения с Западом», угождения Западу, выстраивания «национальной идентичности» белорусская власть сразу столкнулась и будет с нарастанием сталкиваться со множеством внутренних противоречий и конфликтов (про внешние говорилось уже в прошлом обзоре). И это неудивительно, ибо уже сказаны многие слова, сложились многие идеологические стереотипы, установлены государственные праздники, передан следующему поколению русский язык, активно вещают российские СМИ, сложились устойчивые группы союзников и врагов, совместные политические объединения, программы, да хоть просто отсутствуют границы… Так что из Белоруссии так просто сделать Украину не удастся. Притом и Запад будет всем этим недоволен, и всячески толкать главу государства и высоких чиновников (с их давлением на первого) к самоубийственным шагам. Одной из первой тем шантажа является проведение в Парламент оппозиции на сентябрьских выборах (http://news.tut.by/politics/496944.html — «Госдеп США: судьба санкций будет зависеть от парламентских выборов в Беларуси»).

Рассмотрим ближайший такой пример:

http://news.tut.by/politics/489960.html

— «В Минске спокойно и без происшествий прошла акция ко Дню Воли»

День объявления БНР в 1917 году на оккупированных Германией территориях сходняком польских и ополяченных коллаборационистов, ряд из которых позже придут в 1941 году с Вермахтом на территорию БССР и станут первичкой коллаборационистских органов власти под немецким гауляйтером, является главным праздником «беларускай» оппозиции, которые всегда превращались в выступления против главы государства лично.

В этот раз, почувствовав за спиной поддержку Запада, с которым начался очередной и самый сильный за 20 лет этап «сближения», литвинская оппозиция осмелела и, отвергнув предложенный ей маршрут, промаршировала по центральной артерии столицы. Характер этих людей и их будущие намерения видны на фото и сомнений не оставляют. Помимо прочего мы видим флаги Украины и требования (к кому?) освободить Савченко, наконец, «некоторые из участников скандируют „Жыве Беларусь! Слава Украине!“ и прыгают под кричалку „Кто не скачэ — тот москаль“».

Это называется «спокойно и без происшествий». Для неонацистов. Никто не был наказан: в частности, за такие действия, как незаконное шествие с неонацистскими лозунгами. Первый редут взят. Готовы ли отступать далее? Радует то, что перестроить одурманенный молодняк на имитацию солидарности с властями просто так не удастся — и они по-прежнему ненависть к России не отделяют от ненависти к А.Лукашенко, не позволяя макеевским комбинаторам снять это противостояние (в том числе в сознании самого главы государства).

Перековке сознания и самосознания белорусов, которую пытаются проводить определенные силы изнутри белорусской власти, посвящена замечательная серия небольших статей витебского писателя и общественного деятеля А.Шлыкова, на которые обратили внимание в патриотической интернет-печати. Ибо это — одно из немногочисленных пока открытых выступлений против политики предательской внутривластной группировки (шестой колонны).

Предлагаю их вашему вниманию. Со своей стороны приведу некоторые яркие выдержки из них.

http://ruskline.ru/special_opinion/2016/mart/belaya_rus_neizvestnaya_vojna/

— «Белая Русь: неизвестная война»

«220 лет тому назад, в 1795 году, Россия освободила белорусский народ от шестивекового литовско-польского ига. По всем правилам должны были пройти в Беларуси праздничные торжества. Но не хотят белорусские идеологи вспоминать об этом величайшем событии. Не хотят, потому что это может не понравиться Западу. И вот уже рассказывают они белорусскому народу о европейских традициях Белой Руси, когда-то входившей в состав Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. И поэтому, как грибы в лесу, появляются на белорусских землях памятники литовским князьям и канцлерам.

Изобретают белорусские ученые теорию балтского субстрата и пытаются доказать, что именно этот субстрат явился тем фундаментом, на котором произошло этническое формирование белорусов. Утверждают ученые Института истории НАН Республики Беларусь, что мы, белорусы, больше балты, чем славяне, а значит, нет у нас ничего общего с русскими».

«Но это ложь. Белорусский народ никогда не согласится со своими идеологами… Борьба народа Белой Руси продолжалась на протяжении многих столетий».

«Наш противник не сидит, сложа руки. Он ищет брешь в этой обороне, и когда не находит ее, то пробивает ее там, где мы совсем не ожидали. И, конечно, стремится сделать это незаметно. Такую брешь ему удалось пробить. Министерство культуры и Институт истории НАН Беларуси в настоящее время являют собой огромную черную дыру, через которую к нам устремилась нечисть, уже успевшая натворить в Беларуси столько бед».

«Мы должны понять, что Польше очень хочется, чтобы памятники литовским князьям стояли в каждом населённом пункте. Это часть её стратегии по реанимированию своего государства Речи Посполитой. Польша хочет ввести в сознание каждого белоруса литовскую составляющую взамен белорусской».

«Белорусские идеологи затевают новую интригу. Решили они, что в суверенном государстве должна быть и суверенная церковь. Как гром среди ясного неба прозвучало в декабре 2014 года это известие».

«Все это делается белорусскими властями по сговору со свядомыми. Вот так, дружно взявшись за руки, белорусские чиновники и оппозиционеры крушат все русское на белорусской земле. Будем ли мы, белорусы, спокойно смотреть на этих вандалов?»

«К сожалению, вынуждены мы сделать неутешительный вывод: на место нашей контрразведки рвется сам Госдеп. И мы видим, что это у него неплохо получается. Разработал он спецоперацию под названием „Облава 3“… Согласно этой операции госдеповские аналитики готовят информацию для белорусских чиновников, а те в свою очередь доносят ее до президента».

«29 января на ежегодной пресс-конференции, отвечая на вопрос корреспондента оппозиционного издания „Наша Нива“ А.Лукашенко заявил, что вольготной жизни казакам, черносотенцам и прочим адептам „русского мира“ не будет… Тянуть резину „свядомые“ не стали и тут же опубликовали список „Черной сотни“, в котором под номером два оказалась газета Витебской епархии „Наше православие“. Госдеп после публикации черных списков дергает за веревочку. Мышеловка захлопывается. В „клетке“ оказываются белорусский народ и президент. Госдеповцы довольны. Проведена блестящая операция. Лоб в лоб удалось столкнуть белорусского президента со своим народом»

«Рыба гниет с головы, — знают эту русскую поговорку и госдеповские аналитики. Вот поэтому взялись они за близкое окружение белорусского президента. Непреодолимым препятствием на пути Госдепа был Информационно-аналитический центр при Администрации президента Республики Беларусь. Благодаря этому Центру президент знал истинное положение дел, как в самой Беларуси, так и за рубежом. Но используя обходные пути, сумел Госдеп через своих агентов влияния в правительстве убедить президента заменить все руководство Аналитического центра. С этого момента у Госдепа появилась возможность доводить до Главы государства свою информацию. Это был большой успех Госдепа»

«Что это за сила такая, которая, без малого, на протяжении шести веков поддерживала стремление и желание нашего народа стать свободным? Это, конечно, Православная вера. Надо обратить внимание на то, как часто вспыхивали восстания в Белой Руси против ненавистного религиозного гнёта. Это 1385, 1432, 1435, 1481, 1492, 1494, 1499, 1508, 1594, 1599, 1601, 1618, 1621, 1623, 1627, 1633, 1646, 1648, 1649, 1650, 1651, 1652, 1653 гг. И после каждого восстания были тысячи и тысячи казнённых. Но признай православные христиане папу Римского своим главой, и не было бы никаких казней. Нет, не могли пойти на такое предательство предки белорусов, ибо это иудин грех. И поэтому не жалели они свои жизни и лилась кровь мучеников. Есть одна известная истина: ни одно государство, у которого нет единства внутри, не устоит перед противником».

«Сейчас мы часто задаём себе вопрос: как воспитать, как привить чувство патриотизма молодому поколению? Мы понимаем, что будущее нашего государства будет зависеть от наших детей, и не будь у них этого чувства, значит, не будет у нас уверенности, что не продадут и не предадут они Беларусь, которую мы оставим им в наследство.

Да, в школе им преподают историю. Но почему они не знают про подвиг православных христиан, благодаря которому мы, белорусы, не растворились среди поляков и литовцев, а многому еще сами их научили? Именно этот подвиг должен стать примером для белорусов. Но вместо этого нам предлагают вести отсчет своей истории от литовских канцлеров Сапегов и коронных гетманов Радзивиллов. Сейчас мы спрашиваем у белорусских идеологов и историков, почему они сделали этих палачей национальными героями? Почему учат наших детей в школах, что для белорусов это было время наибольшего расцвета?»

«В то далёкое время через такие же испытания прошла и Россия. Когда мы смотрим на памятник Козьме Минину и князю Димитрию Пожарскому, мы видим, что Россия благодарна своим героям. Но почему такой благодарности к своим героическим предкам нет у нас? Мы, белорусы, должны отразить в камне, бронзе стремление наших предков быть свободными, должны показать, что это стало возможным только в союзе с нашими братьями-россиянами».

http://www.odigitria.by/2016/03/23/belarus-vojna-na-tri-fronta/

— «Беларусь: война на три фронта»

«Беларусь. Идет война. Гибридная. Сражения происходят одновременно на трех фронтах. К сожалению, белорусский народ терпит одно поражение за другим».

«Первый фронт. Он самый трудный. В наступление на свой народ пошла белорусская интеллигенция. Белорусские историки совершают революцию. За короткий промежуток времени они переписывают всю историю Белой Руси.

Теперь в центре нашей истории не Киевская Русь и ее Крещение, а ВКЛ, литовские князья, коронные гетманы Радзивиллы и канцлеры Сапеги. Это их белорусские идеологи сделали национальными героями Беларуси. „Возвращение литовских князей“, — такая операция была разработана в министерских кабинетах. Решили белорусские чиновники показать всему миру, и в первую очередь, россиянам, что на Белой Руси при литовских князьях белорусы достигли наибольшего расцвета. Вот поэтому, как грибы в лесу растут, так и на белорусских землях один за другим возводятся памятники чужим героям. Вот таким образом белорусский народ пытаются лишить исторической памяти. Доказывают белорусские ученые, что магнаты Радзивиллы являлись радетелями и просветителями земли белорусской».

«Если сейчас мы не остановим этот русофобский беспредел, творящийся в Беларуси, то через 10–15 лет, а может быть даже и раньше, белорусы и россияне станут чужими друг для друга. США, убедившись в эффективности „печенек“, раздаваемых Викторией Нуланд украинским майдаунам, в разы увеличивают помощь своим „змагарам“ из Беларуси. В результате происходит резкая активизация радикально настроенных националистов. Это они открывают второй фронт против белорусов, который также как и первый финансируется тем же Госдепом».

«Наступила очередь белорусов, но столкнуть нас в пропасть не так просто. Наши корни, уходящие вглубь веков, не дают это сделать. Пытаются их обрубить многочисленные оппозиционные СМИ, зарегистрированные и финансируемые иностранными государствами. Это уже третий по счету вражеский фронт против белорусского народа».

http://ruskline.ru/news_rl/2016/04/15/belorusskij_nejtralitet_s_rusofobskoj_napravlennostyu/

— «Белорусский нейтралитет с русофобской направленностью»

«До 2016 года Беларусь действительно не имела к этому агентству, зарегистрированному в Белостоке и финансируемому Министерством иностранных дел Республики Польша, никакого отношения. И даже больше — председателю правления „БеларускагаРадыёРацыя“ ЯугенуВапу был запрещен въезд на территорию Беларуси из-за его патологической антибелорусской и антироссийской направленности. В мае 2015 года Министерство информации Беларуси направило в редакцию „БеларускагаРадыёРацыя“ письменное предупреждение за несоблюдение закона Республики Беларусь „О средствах массовой информации“…

Но уже в конце 2015 года все поменялось коренным образом. В Беларуси заявили о так называемом белорусском нейтралитете. Был взят курс на многовекторность в белорусской политике. И сразу же изменилось отношение к такому одиозному агентству, как „БеларускаеРадыёРацыя“. В начале 2016 года его руководителю ЯугенуВапу была открыта виза. По приезду в Беларусь он тут же устраивает смотр оппозиционных сил. В Беларуси смиряются с русофобской направленностью, а также с белорусским названием польского информационного агентства, тем самым подтверждая близость взглядов и интересов белорусской политической элиты и западных грантораспределителей».

http://regnum.ru/news/polit/2129577.html

— «Беларусь: ядовитая нирвана для президента»

«При вручении дипломов доктора наук и аттестатов профессора научным и научно-педагогическим работникам республики 12 февраля 2016 года Александр Лукашенко заявил, что у нас немало учебной литературы, которая не отвечает современным требованиям, как по форме, так и по содержанию… В Беларуси идет самая настоящая идеологическая война за молодое поколение. Школьные и вузовские учебники буквально нашпигованы ревизионистскими тезисами, без усвоения которых невозможно получить ни школьный аттестат, ни вузовский диплом. Но как такое могло случиться в Беларуси? Судя по реакции Александра Лукашенко на сложившуюся ситуацию в Министерстве образования, становится ясно, что наконец-то президенту пришло понимание, что некто другой вместо него крутит штурвал белорусского корабля. Но кто этот проходимец, который умудряется при таком харизматичном президенте вести подрывную деятельность? И надо заметить, это удается ему безнаказанно делать на протяжении длительного времени… Чиновникам из близкого окружения удалось создать так называемую нирвану для Главы государства. Чиновники сами решают, что должен знать президент, а что не должен».

«Сейчас в Беларуси, к сожалению, почти вся политическая элита имеет западную ориентацию, и поэтому никто не мешает министру образования издавать подрывную литературу под кодовым названием „Учебники истории“. Белорусы с тревогой наблюдают за противостоянием президента и его окружения… Сейчас белорусов волнует: а как поступит белорусская политическая элита в случае возникновения опасности для страны? Поводов для такого волнения более чем достаточно, тем более что и сам президент в последнее время проявляет не только нерешительность и непоследовательность в вопросах идеологии, но и совершает целые идеологические кульбиты — вспомним поддержку той же хунты на Украине».

«Угроза майдана в Беларуси существует. „Свядомые“ тут не при чём. Всем понятно, что это просто ряженые. Опасность исходит от белорусских чиновников и ученых. Это они являются проводниками европейских „ценностей“, это они пытаются доказать, что белорусы никогда не были русскими, и это они пытаются убедить белорусов, что их национальными героями являются литовские князья и польские шляхтичи… Понимает ли президент, что мы не можем доверить своих детей такому министру, и достаточно ли власти у президента, чтобы защитить наших детей? Однажды Александр Лукашенко сказал: „В настоящее время развернулась ожесточенная борьба за молодое поколение. И мы не имеем права эту борьбу проиграть, в противном случае потеряем страну“. Это правильные слова, но, к сожалению, в настоящее время эту борьбу мы проигрываем вместе с ним. Сможет ли белорусский президент освободиться от ядовитых чар своего ближайшего прозападного окружения — вопрос далеко не праздный».

Таким образом, в православно-патриотической среде зреет понимание подлинной идеологической ситуации в стране и серьезной угрозы не только государственному строю, но самому народу — его духу, разуму, свободе и даже самому существованию.

Рассмотрев общий характер политическо-идеологических угроз, перейдем к рассмотрению частных воплощений этой безбожной и антинародной идеологии части белорусских политических элит — действенно-волевых проявлений их нечестивого лукавого духа.

Первое из таковых, конечно, — намерение подавить вещание российских СМИ, особенно федеральных телеканалов, популярность которых у белорусов на порядки выше, чем большинства программ белорусских телеканалов (в частности, такого изобретения руководителя Национальной телерадиокомпании, сторонника легализации наркотиков, проституции и эротики на телевидении, «бывшего» бнфовца Г. Давыдько, как беларускамоуны телеканал Беларусь-3 с его «Битвами экстрасенсов» и пропагандой беларусизации «беларуса» Н.Гальперовича в постоянном телепроекте под характерным названием «Дыя@блог»).

Пусть и весьма подсушенная и ограниченная, но правда, доносимая российскими телепрограммами, оказывает большое влияние на белорусов, являясь бельмом в глазу как оппозиционной пятой, так и внутривластной шестой колонны. Последняя, конечно, хотела бы полностью контролировать и управлять потреблением информации широкими слоями населения Белоруссии и ищет способы этого добиться хоть частично. Во всяком случае фильтрация новостей РТР уже на полном ходу.

И вот, откровение со стороны недавнего главного «комсомольца» страны и ныне замглавы Администрации Президента по идеологии И.Бузовского:

http://news.tut.by/society/496487.html

— «Власти Беларуси беспокоит значительный контент России в белорусских СМИ»

«Контент Российской Федерации в белорусских СМИ на сегодняшний день доходит до 65%, „это нас не должно не настораживать с точки зрения национальной культуры, информационной безопасности“».

Ну и какую же угрозу, по официальному мнению, несет Белоруссии «российский контент»?!

«Нам необходимо нарабатывать и творческий, и политический потенциал телевидения на информационных площадках».

Почти неизменно за американообразными фразами типа «политический потенциал телевидения», которую мы видим в статье, стоит намерение использовать СМИ для промывки мозгов всякой ложью и мифологизацией массового сознания. Очевидно, что без тщательного искажения или хотя бы замалчивания правды (например, исторической) украинизировать мышление белорусов невозможно.

Конечно, важнейшей составляющей символическо-идеологического противостояния Русскому миру, дерусификации белорусов (под видом противостояния Российской Федерации) является для шестой колонны западников борьба с георгиевскими ленточками:

http://www.belnovosti.by/society/46723–070520160945.html

— «Власти Беларуси рекомендуют не использовать георгиевские ленты»

Борьба эта, конечно, ведется пока шепотом, не раздражая Россию, ветеранов, патриотические силы среди белорусов. Однако, действительно, ведется: в магазинах георгиевские ленточки днем с огнем не сыскать. Идеологическими властями еще в 2015 году введены яблочные бутоньерки (http://kp.ua/politics/498946-symvoly-pobedy-v-ukrayne-mak-v-belarusy-yablonevyi-tsvet), которые, во-первых, не имеют никакого отношения к символике Победы, во-вторых, очевидно, по духу происходят из того же источника, что европейские и украинские маки с лозунгом «Николы знову». Данную бутафорию, не имеющую никакого отношения к Победе, люди совершенно не приняли: носят их лишь представители власти и часть тусовочной толпы. Действительно небезразличные к сущности и памяти ВОВ и Победы ими просто брезгуют.

Должно отметить, что георгиевская ленточка — конечно, не является лишь символом Победы в ВОВ: она-то и введена была Сталиным во время Войны вместе с рядом атрибутов Российской Империи для восстановления связи с ней, то есть, возрождения Российской Империи в СССР. Конечно, георгиевская ленточка является символом русской православной имперской государственности, связующим разные ее эпохи (в том числе и Смутные, как советская) и выражающим ее сущность — служить мессианским защитником добра и разителем всемирного зла (по примеру самого святого Георгия Победоносца — первоисточника ленточки). И, само собой, эти ленточки отнюдь не случайно стали символом восстания в Крыму и на Донбассе, имевшего изначально православно-монархическое (а не только этноязыковое и, тем более, одно лишь антиолигархическое) содержание. Притом «свято-георгиевская имперскость», конечно, не носит оккупационного характера и всякое стремление к единству видит в добровольном стремлении населения независимых государств (конечно, духовно водимого Христовой Церковью, а не пропагандой атеистов, католиков, протестантов, неозяычников, либеральных националистов). И поэтому отвержение ленточки русофобами-западниками в среде идеологической власти Белоруссии совершенно обоснованно (для их целей) и точно выявляет их коллаборационистскую сущность.

Впрочем, следует сказать, что почитание георгиевской ленточки (и разделение духа ее имперской идеологии) вкупе с проведением шествий «Безсмертного полка» в Белоруссии (кроме Минска, где его также провели, но только по заранее ограниченному властями числу согласованных участников и под «суверенным» названием «Беларусь помнит») поддерживает преобладающее большинство белорусов, включая и многих людей во власти (особенно силовиков).

Сфере искусства и противохристианскому, русофобскому направлению в нем традиционно принадлежит огромная роль в помрачении духа и извращении мышления людей, в частности, белорусов.

Неопровержимым свидетельством укрепления либерально-националистической группировки в идеологическо-культурном управлении белорусской власти является пропаганда в соответствующих отделах государственных СМИ неонацистской галицийской группы «Океан Эльзы»:

http://www.belta.by/culture/view/okean-elzi-edut-v-minsk-v-ramkah-mirovogo-tura-187567-2016/

— «„Океан Ельзи“ едут в Минск в рамках мирового тура»

Как видите, в последние несколько лет государство регулярно впускает их в Минск выступать на огромные аудитории. Более того, белорусский ТАСС в разделе государственные новости культуры даже — велика честь! — освещают новые альбомы «Океана Эльзы» (http://www.belta.by/culture/view/gruppa-okean-elzi-predstavila-albom-bez-mezh-193916-2016/)! Слова песен этой группы глупы, но музыка мистически завораживающая, чем вкупе безумно привлекает к себе молодежь. Будущий Майдан куется в умах и сердцах (а не в карманах), и непонимание этого главой государства почти не уступает непониманию В.Януковича и В.Путина.

Традиционно рука об руку с националистическим шествует в медленно-последовательной сатанизации духа народа дегенеративно-либеральное «искусство», прикрывающееся «элитарной» и черно-квадратно-трансцендентной «высокоинтеллектуальностью»:

http://afisha.tut.by/news/reviews/489786.html

— «Спустя 5 лет молчания: скандальный Руслан Вашкевич вернулся в Минск с персональной выставкой»

Здесь это дегенративно-горделивое извержение больного духа называется «концептуальным искусством». Хуже всего, что выставка этого уродства произошло ни где-нибудь, а в замечательном Национальном художественном музее, который столько раз доводилось хвалить за его духовно-нравственный, православный и классический уклон.

Но нет, дурной пример украинских коллег заразителен. «Проект — бомба замедленного действия». Табурет со взрывчаткой у входа (под аллюзией православного Креста), полотно «Секстуризм» с двумя девочками в вышиванках и подписью «Мы к чемпионату мира по хоккею готовы» (пока видна только готовность «их» к Евровидению), связка композиции морг-кладбище-стриптизклуб-детский сад, конечно, вырванные глаза и черные доски с черепами, комната «конца света» с «иронизацией, издевкой» над апокалипсисом, композиция витрин-простыней, «соединяющая публичное и порнографическо-интимное» — все это типичный дегенеративный набор «уникального креативщика», позор авторитетного заведения и лепта в будущие экзальтированные скакания и прочие креативные беснования под политическим лозунгами (которые молодежью часто и воспринимаются как разновидность импрессионистского попурри).

Между тем, наши местные чиновники в сотрудничестве с соответствующей интеллигенцией находят для нынешних ростков постмодерна глубокие корни в прошлом:

http://www.belta.by/culture/view/muzejnyj-kompleks-avangardnogo-iskusstva-znachitelno-povysit-status-vitebska-kosinets-186017-2016/

— «Музейный комплекс авангардного искусства значительно повысит статус Витебска — Косинец»

Значительные народные средства вкладываются в создание-воссоздание крупного белорусского художественного центра, который имеет отношение к какому угодно народу, но только не белорусскому. Говоря точнее, он прославляет и пропагандирует художественную школу революционного (антирусского) времени, несущую в самой своей основе антихристианские начала.

«Ведется реконструкция сохранившегося здания Витебского народного художественного училища, которое было создано в начале ХХ века Марком Шагалом… В исторической части города следует создавать целый музейный комплекс».

«Витебское народное художественное училище существовало в 1919–1941 годах. Инициатива создания учебного заведения для пролетариата принадлежала Марку Шагалу, служившему в то время в Витебске уполномоченным по делам искусств. Шагал пригласил для работы в новом учебном заведении Казимира Малевича, Эля Лисицкого, Мстислава Добужинского. Именно в этом училище было создано творческое объединение УНОВИС — Утвердители Нового Искусства, объединившее приверженцев супрематизма. Народное училище располагалось в бывшем особняке витебского банкира Израиля Вишняка».

Итак, созданное революцией уродливое «Новое Искусство» еврейско-польских маляров—мазяков (достаточно взглянуть на их «шедевры») на месте отверженной христианской русской живописи (в которой к тому времени вызрело уже много и белорусов) выставляется сейчас как «гордость и достояние» белорусского народа, источник его вдохновения и духовно-эстетического воспитания.

В том же духе «суверенной культурной политики» были выдвинуты чиновниками от культуры и топ-10 (типично «белорусское» звание) исторических мест Беларуси — дабы «окунуться в культуру и историю страны в центре Европы» (хотя ведь любому неучу хорошо известно, что в центре Европы находится в гордом одиночестве великая Украина!):

http://www.belta.by/culture/view/top-10-istoricheskih-mest-belarusi-189895-2016/

— «Топ-10 исторических мест Беларуси»

Величайшим топ-1 местом белорусской истории является, несомненно, Несвижский замок — «резиденция могущественной династии Радивиллов…и несвижский костел Божьего Тела — первый в Восточной Европе храм в стиле барокко, где находится фамильная крипта Радивиллов (по численности третья в Европе после усыпальниц Габсбургов и Бурбонов)».

На втором месте — как бы для демонстрации «гармоничного сочетания Запада и Востока», «диалога разных культур» — Мирский замок — «резиденция известного [судя по всему, от него произошел весь белорусский народ] рода Радивиллов… Сочетание готики, барокко и ренессанса, итальянский ренессансный сад, английский парк». Одним словом, «исконный образец славянской культуры Белой Руси».

По какому-то недосмотру на третьем месте оказался Гомельский дворец, принадлежавший не Радивиллам! Впрочем, и его самая выдающаяся веха, как выясняется, является европейской и связана с «княгиней Ирина Паскевич — автором первого перевода романа Льва Толстого „Война и мир“ на французский язык».

Но чтобы не слишком далеко оторваться от заповедной Европы и статуса ее центра, на четвертое место взобрался Кафедральный костел святого Франциска Ксаверия в Гродно, «самый роскошный в Речи Посполитой» (а значит, как мы знаем, во всей вселенной!).

Если кто-то думал, что оказавшийся на целом пятом месте Полоцкий Софийский собор напомнит, что на задворках великой беларуска-литвинской цивилизации находится капля «архаичного православия», то он ошибался. «Возведенный в 1044–1066 годах по распоряжению князя Всеслава Чародея[свядомо-неоязыческое именование православного князя, деда святой преподобной Евфросинии Полоцкой], он олицетворял независимое [явно не от Франции или Персии] и могущественное Полоцкое княжество». «В середине XVIII века он был значительно перестроен в самобытном стиле виленского барокко. Сегодня здесь можно увидеть старинные фрески и копию знаменитой работы Леонардо да Винчи „Тайная вечеря“, послушать шедевры белорусской и зарубежной органной музыки». То есть, цивилизация-таки победила и в Беларуси воцарилась католическая европейскость.

То же самое касается и шестого Свято-Никольского монастыря на окраине беларускай цивилизации — в Могилеве. Стоит ли удивляться, что самым запоминающимся его вкладом в национальную культуру было то, что «в стенах обители послушником был Лжедмитрий II», поставленный в один ряд с «нередко посещавшим Свято-Никольский храм последним российским императором Николаем II».

Но мы слишком отдалились от магистральной линии! На седьмом месте мы видим Ружанский замок — «старинную резиденцию могущественной династии Сапегов [еще один прославленный „белорусский“ магнатский род]», который «привлекает гостей романтической атмосферой… Ружанский дворец славился богатейшей библиотекой и прекрасной картинной галереей, одним из лучших в Европе театров». Одним словом, символ европейской суетности.

Восьмое и девятое место принадлежит еще двум замковым достояниям в Коссово и Гольшанах этого (и более мелких) вероотступнического и коллаборационистского магнатского рода Сапегов (такое ощущение, что топ-10 формировался путем инвентарных переносов в этот список имущества маентков ополяченных магнатов).

Завершается эта большая десятка также символически, как и началась, — «трансграничным объектом Беларуси и Польши», «искусственным водным путем, связавшим Балтийское и Черное море» и, тем самым, очертившим вековое пространство «нашей родной» Речи Посполитой — «од моржа до моржа».

Итак, 7 из 10 (в том числе первые 3) главных «святынь» белорусской земли неожиданно оказываются наследием польско-литовской оккупации цивилизации и вместе с 3 оставшимися — «неоспоримым» свидетельством принадлежности Белоруссии к Самой Европе, а никакому не Русскому миру.

Как видим, и о чем неоднократно говорилось ранее, в основе данного, насаждаемого культур-идеологическими властями, «суверенного» квазипатриотизма лежит махровый польский коллаборационизм и прокатолическое ренегатство, за которым неизменно тянется и коллаборационизм германский. Например, мы не находим упоминания в истории Минска, представленной на сайте Минского городского исполнительного комитета, упоминания о такой важнейшей и близкой к нам исторической вехе, как коллаборационистское движение в 1941–1944 годах. Зато имеется раздел об эпохе конца XVIII века — 1941 г., который выполнен в лучших традициях русофобской литовско-польской пропаганды: http://minsk.gov.by/share/tempage/11/history_2.shtml

Для наглядности приведем его в том виде (включая важные дополнения жирным шрифтом), который соответствует исторической правде, сохраняя в зачеркнутом виде его «суверенное» (литвинское) звучание из уст минских чиновников: данная параллель дает возможность почувствовать всю филигранность манипулятивного искажения предателями-чиновниками исторической правды и, далее, народного самосознания (вплоть до «кто нэскачэ»).

«Под скипетром русского царя Минск получил возможность незаметно, но неуклонно входить в роль белорусской столицыразвиваться… Белорусская часть населения Минска держалось старых традиций и настороженно относилось к новой российской власти, составлявшая в нем незначительное меньшинство, с радостью и надеждой восприняло установление новой российской власти. В 1802 г. общественная элитаобщественность Минска принимала с визитом Александра І. Возникла надежда получить автономию для края в границах России с помощью просвещенного царя… 16 июня 1812 г. началась война между Россией и Францией, а уже 26 июня Минск занял французский корпус маршала Даву. Зажиточные горожане польского или ополяченного происхождения приветствовали французов как освободителей от русской господствадержавы. Минск стал центром департамента восстановленного Наполеоном Великого княжества Литовского. Административный совет департамента, состоявший из местной польской аристократии, обеспечивал порядок в городе, но вынужден был больше заботиться об обеспечении армии Наполеона рекрутами, продовольствием и фуражом… У многих родные и близкие боролись как на французской, так и на русской стороне. 17 ноября 1812 г. в Минск вступило российское освободительное войско, и город снова стал в губернским центром Российской империи».

«Восстание 1830—1831 гг. в большей степени затронуло жизнь минчан, чем восстание декабристов. Некоторые горожане польского происхождения выезжали на запад Беларуси, чтобы присоединиться к повстанческим отрядам. Но Минск не стал местом открытых выступлений против царского господства [вот-вот, „печальная“, но правда]».

«Осенью 1858 г. минчане встречали русского царя Александра ІІ, но уже не так тепло, как в свое время Александра І. Позже, в честь издания царем Манифеста об освобождении от крепостной зависимости крестьян, подавляющее большинство которых в Северо-Западном крае были белорусами (находящимися под игом инородных и иноверных панов), в 1900 г., в сквере на Соборной площади (нынче площадь Свободы) российскому императору Александру II Освободителю был установлен первый скульптурный и единственный за историю Минска памятник, выполненный целиком на пожертвования горожан. Памятник был торжественно открыт в январе 1901 года при стечении огромного числа минчан и гостей города. Надпись на памятнике гласила: „Императору Александру II. Благодарные граждане города Минска. 1900 год“. В 1918 году памятник Александру II был демонтирован безбожной революционной властью… Отмена крепостничества не остановила нарастания повстанческих настроений среди польских помещиков и мещан (напротив, всколыхнула их, лишающихся власти над „быдлом“). Первым предвестником будущего восстания стали события 17 ноября 1861 г., когда ученики минской гимназии пришли в Кафедральный костел и после службы начали петь революционные гимны [и в этом — вся суть католицизма] по случаю юбилея восстания 1830—1831 гг.… Гимназия превратилась в городской центр распространения революционно-демократических-националистических идей».

«В 1861—1862 гг. в Минске возникла подпольная революционная организация… Среди лидеров организации была…дочь белорусскогопольского писателя В.Дунина-Марцинкевича — Камилла. Члены организации пропагандировали идеи восстания, организовывали пение патриотическихпольских революционных гимнов в костелах, собирали средства и оружие для будущего восстания, помогали политическим узникам и ссыльным бунтарям… Ярким примером мужества для минчан была Камилла. Власти объявили девушку ненормальной и поместили в лечебницу, но вынуждены были выпустить, потому что около места ее заключения все время собирались люди и бросали к ограде цветы».

«В скором времени оба формирования были разбиты регулярными российскими войсками. В самом городе дело до восстания не дошло… Тем не менее во время польского восстания 1863 года от рук инсургентов погибли многие наши соотечественники из числа крестьян, мещан и православных священников. Это и неудивительно, ибо, как писал главарь восстания К.Калиновский, „парни, когда сейчас Ронд Польский, подняв восстание, против москаля, дает нам землю, справедливую свободу и Веру наших Предков, когда Француз, Англичанин и весь мир идет нам помогать, когда, как широкая земля наша, народ — кто с ружьем, а кто с косой идет на извечного нашего неприятеля, москаля поганого, когда москаль от наших кос огнем бежит, или же мы, парни, сидеть будем? Мы, кто живет на земле Польской, кто ест хлеб Польский, мы, Поляки с веков вечных“». Вот такой вот Порошенко 19 века.

«Минск стал местом консолидации социал-демократов католической веры и польской культуры [спасибо хоть на этом]… В январе 1900 г. на минском объединительном съезде была создана новая партия — Социал-демократия Королевства Польского и Литвы. Ее партийными лидерами стали С.Трусевич и Ф.Дзержинский[именно этот большевистский „интернационалист“!]… Псевдобелорусскаябелорусская интеллигенция уже в начале 1890-х гг. начала группироваться вокруг „Минского листка“… Наряду с Вильно и Петербургом, Минск стал местом зарождения в 1902—1904 гг. белорусскогомаскирующегося под белорусское польского политического движения. Под влиянием братьев Луцевичей гимназический кружок перерос в Минскую организацию Белорусской социалистической громады (БСГ), первой национальнойпсевдонациональной революционной партии белорусов… В будущем, в 1918 году в условиях оккупации Белоруссии германскими войсками Первого Рейха, братья Луцевичи с небольшим кругом заговорщиков польского происхождения попытаются создать псевдобелорусскую политическую структуру под названием „Белорусская народная республика“ и для ее защиты напишут подобострастное письмо германскому кайзеру с просьбой принять территорию БНР под германское подданство. Через 25 лет их дело — с теми же названиями и символикой (а зачастую и теми же лицами из 1918 или их детьми) — продолжат псевдобелорусские коллаборационисты во взаимодействии с оккупационным нацистским режимом Третьего Рейха».

«В 1902 г. в Минске социал-демократка М.Вильбушевич создала „Еврейскую независимую рабочую партию“… Еврейская интеллигенция умело связывалаприкрывала интересами рабочих с сионизм, идеологиюнационально-освободительной [как видим, где хвала „польскому освобождению“ под видом белорусского, там хвала и еврейскому] революционной борьбы еврейского народа… В годы революции 1905 — 1907 гг. Минск, как на 70% польско-еврейский по составу населения город, вошел в ряд важных центров антиправительственной борьбы».

«На второй день после провозглашения царского „Манифеста“ о свободах, 18 октября, в Минске по приказу губернатораво время губернаторстваП.Курлова на Привокзальной площади солдаты расстрелялив результате провокационных действий специальных агентов, действующих в толпе, в ответ на выстрелы из нее, были расстреляны участники 20-тысячного митинга… Использовав удавшуюся провокацию, минские эсеры И.Пулихов и А.Измайлович 14 января 1906 г. организовали неудачное покушение на П.Курлова и минского полицмейстера Д.Норова. Во время Декабрьского вооруженного восстания в Москве минские трудящиесянацеленные на уничтожение великого государства минские революционеры, прикрывавшиеся трудящимися, присоединились к всероссийской стачке».

«Как только известие о победе Февральской революции достигло Минска, После катастрофы Февральской революции, осуществленного масонами и руководством либеральных партий в сговоре с рядом представителей генералитета, в ночь с 3 на 4 марта 1917 г. в городе был создан Комитет гражданской безопасности во главе с Б.Самойленко и [явно белорусом] С.Хржонстовским… После Октябрьской революцииОктябрьского переворота 1917 г. в Петрограде минская городская дума пошла на объединение с местными организациями террористов-эсеров, меньшевиков, белорусскихпольских и еврейских националистов… После корниловского мятежа политическая ситуация в России резко изменилась в пользу левых сил. В Минске, как и по всей Белоруссии, борьбу за власть вели два основных блока политических сил — русский и белорусский [„доврались уже до такого противостояния“] польский».

Как видим, вся история Минска 19-нач.20 вв. в составе России в глазах автора данного раздела представляет собой тотальную революционную борьбу против русского православного самодержавного государства.

И тут начинается самое интересное: «Деятели белорусского национальногопседобелорусского националистического движения, предшественники пособников Гитлера и современной прозападной националистической оппозиции, попробовали использовать ситуацию безвластия… 20 февраля 1918 г. члены Исполнительного комитета провели в Минске заседание, результатом которого стало принятие 1-й Уставной грамоты к народам Беларуси и создание Народного Секретариата — фактически первого правительства Беларуси. Ратификация большевистским правительством РСФСР Брестского мирного договора и решение судьбы белорусских земель без участия представителей Беларуси подтолкнуло Исполком Рады к изданию 2-й Уставной грамоты. В документе, принятом 9 марта 1918 г., Исполком Рады провозгласил так называемую Белорусскую Народную Республику под разработанным (впервые в истории) специально для революционно-националистических организаций поляком КлавдиемДуж-Душевским бело-красно-белым флагом и литовским гербом „Погоней“, которые впоследствии стали символами коллаборационистских властей под нацистско-гитлеровской оккупацией. 25 марта 1918 г. была издана 3-я Уставная грамота, в которой Беларусь провозглашалась якобы независимым и свободным государством под германским протекторатом… Из Минска деятели БНР направляли работу по организации белорусских национальных институтов в провинции, добивались признания БНР на международном уровне».

Напомню, текст с зачеркнутой частью и без части жирной — текст отнюдь не прозападной оппозиции, для которой «абвяшчэнне БНР» — священное событие, а «Дзень Волi» 25 марта — красный день календаря вместо 9 мая, день главных манифестаций против А.Лукашенко. Но текст сайта Мингорисполкома!

«В конце 1930-х — начале 1940-х гг. усиливалось военно-стратегическое значение Минска. В белорусскую столицу из Смоленска передислоцировался штаб Белорусского особого военного округа, укрепившийся после освобождения и присоединения к БССР оккупированных в 1921 году Польшей земель Западной Белоруссии». Естественно, про освобождение Западной Белоруссии в 1939 году в официальном тексте (как и практически всех официальных текстах) не то, что не поется гимнов, но даже не вспоминается — для угождения «братьям-полякам». Как и про освобождение от Польши Белоруссии в 1772–1795 годах.

И в таких «небольших», но очень существенных правках нуждается вся историко-культурная идеологическая политика белорусского государства!

Потиху-помалу, но входит в законное общественное пространство и прозападно-националистическая интеллигенция вплоть до откровенных безбожных либерально-нацистских коллаборантов. Ярчайшим примером таковых является нобелевская лауреатка Алексиевич:

http://news.tut.by/society/492577.html

— «В Минске, в малом зале Дворца республики, прошла презентация книги „Алексіевіч на Свабодзе“. Впервые после получения Нобелевской премии писательница встретилась с читателями в Беларуси»

Загипнотизированностьбелорусской власти этой славной еврогероиней, местной Надзейкай Савченко (и при прикрываемой солидарности с Алексиевич значительной частью чиновников культур-идеологического направления) вполне ожидаема. Но чтобы она добралась до главного государственного зала страны!…

Полюбуйтесь сами на глаголы из сердца столицы:

«Но что такое вот эти — большие условно — люди, какие они? Вы знаете, это как дача Януковича. Кажется, что там такое невероятное — за этой фигурой, аурой власти, что хотите. А потом вам это открывают — и вы видите золотой батон, невероятные простыни с собственными портретами (думаю, мы такое увидим тоже [про А.Лукашенко!]), и вы просто ахнете, насколько это тоже маленький человек. Насколько это все то же самое». Интересно, когда они собираются нам показать простыни Ал. Григорьевича?

«Когда мы учили марксизм-ленинизм, считалось, масса — главное действующее лицо в истории. Мы с вами свидетели, что масса, в общем-то, не много может. Это для меня главное постсоветское открытие… Будь у нас Вацлав Гавел или на этом месте Адамович — считаю, это наш был бы Вацлав Гавел, у него был европейский взгляд на мир, эту европейскость я только в нем и видела — и вот если бы этот человек был во главе, то это было бы другое общество… С другой стороны, вот говорят: Путин, Путин-демонизация такая. А на самом деле речь идет о коллективном Путине. Человек наверху аккумулирует то, что спрятано в душе миллионных масс». Перевожу: «белорусы и русские в целом в своей массе — коллективный демон и быдло».

«Это здорово — Майдан… Да, я пойду, у меня корочки Алексиевич, если мне дадут по голове, на второй день меня, надеюсь, выпустят [она что-то знает про влияние корочек на белорусские власти?!]. Но вот дети, страдания…». Онижедети.

«Это культ частной жизни. Сначала я была высокомерна, а потом я поняла: частная жизнь — это потрясающая жизнь… А тут вот оно твое, метафизическое. Оно очень интересно — и любовь, и красота вещей, красота квартиры, желание поехать даже в тот же Египет. Ведь радость жизни, смысл жизни можно черпать не только из Маркса-Ленина». Откровение и заповедь молодежи от нобелевской «совести нации» о метафизическом смысле жизни.

И как вы думаете, какого идеального героя нашего времени оставляет нам эта маленькая антихристка? Вы не ошиблись — «се, мати твоя, человече»: «Много людей, которые находят силы быть людьми даже в невероятных обстоятельствах, как Надя Савченко, украинская летчица».

Несколько менее возмутительным, но более чем сомнительным является официальное чествование поэта Н.Гилевича:

http://www.belta.by/culture/view/umer-belorusskij-poet-nil-gilevich-187473-2016/

— «Умер белорусский поэт Нил Гилевич»

Нет нужды давать оценку его таланту и вкладу в отечественную культуру. Достаточно сказать, что последние десятилетия он посвятил прозападной революционной борьбе (в том числе против «прамаскальскага лукашэнка ускага рэжыму») и печатался преимущественно в главной ультралиберально-националистической газете с характерным (еще с 19 века) названием «Народная воля» и главным редактором и «белорусским националистом» еврейского происхождения (ну, а какого же еще!) Иосифом Середичем. При этом «министерство иностранных дел выражает искренние соболезнования…всем белорусам и любителям его творчества за пределами нашей страны. Каждый белорус… Кроме творческой деятельности, он принимал активное участие в общественно-политической жизни Беларуси». Ну кто является героями общественно-политической жизни Белоруссии для В.Макея с его командой мы и так хорошо понимаем.

Последний народный поэт Беларуси получил это звание в начале 1990-х, когда подобные звания раздавались точно за те же заслуги, за которые сейчас присуждаются Нобелевские премии и победы в Евровидении.

Ну и совсем уж противно смотрелось отпевание Нила Гилевича с панихидой в Свято-Петропавловском Соборе, которая превратилась в националистическо-революционный митинг, когда поднимавшиеся на амвон «змагары-интеллигенты» клялись быть верными заветам Нила и обеспечить окончательную «перамогубеларускаймовы над расейскай» и торжество «белорусской» национальной идеи (https://www.charter97.org/ru/news/2016/4/1/197652/; http://sputnik.by/event/20160401/1021427873.html; http://www.belaruspartisan.org/life/338578/).

Тема «белорусского» языка (нынешняя официальная форма которого, на самом деле, представляет собой скорее полонизированную трасянку) как средства выковывания нерусской самоидентичности белорусов не сходит с повестки дня:

http://www.belta.by/culture/view/norma-po-populjarizatsii-belorusskogo-jazyka-mozhet-byt-vnesena-v-kodeks-o-kulture-187560-2016/

— «Норма по популяризации белорусского языка может быть внесена в Кодекс о культуре»

Не то, чтобы депутат Палаты Представителей Наталья Кучинскаябыла такой уж русофобкой (и когда она начинает говорить, видно, что родной язык для нее русский), но вот эта захваченность идеей строительства национальной идентичности ради самой этой идентичности без духовной начинки (и соответствующего обращения к Церкви за подлинной национальной идеей белорусского народа), без сомнений, ведет нас в украинскую ловушку. Ведь не в самом белорусском диалекте русского языка проблема, а в том, что: а) нынешняя форма крайне далека от той, которая была в обиходе у белорусов, в сторону ополяченности; б) из этого деревенского диалекта хотят сделать общенародный, притом государственный и литературный язык; в) его однозначно используют для противопоставления русскому и выстраивания нерусской идентичности; г) большая часть самой его истории — история антирусской борьбы «свядомых».

Указанная тенденция отнюдь не является некой случайностью. Пропаганда «беларусизации» (криптопольской дерусификации) в самой ядовитой форме добралась уже даже до главного общественно-политического журнала страны «Беларускай думки»:

http://beldumka.belta.by/ru/issues?art_id=1692

— «Міжваеннаябеларусізацыя і яеўрокі»

Автором статьи ультрарусофобский историкЛ.Лыч, получивший свои главные научные звания в короткий промежуток пассионарного преобладания во власти БНФ (белорусского аналога украинского неонацистского «Руха») и печатавшийся также преимущественно в упомянутой «Народной воле», где активно распространял самые дикие русофобские и белорусофобские мифы (например, литвинский миф о том, что имя белорусов было навязано «нашим предкам-литвинам» в 19 веке «проклятыми царями», отдавшими «великий» титул литвинов литовцам). Этого профессора с лицом, очень уж напоминающим галицийского дедушку, даже на пороге 90-летия не оставляет одержимость русофобией.

В данной статье этот яростный «антикоммунист» выдвигает — по-прежнему неожиданно для многих(для уст «антикоммуниста»), но совершенно ожидаемо для православных — тезис о том, что двухступенчатая революция 1917 года…«принесла великое счастье и свободу белорусскому народу», и особенно сильное сияние этого счастья пришлось на время НЭПа, время господства ленинско-троцкистских большевиков — и только «проклятый Сталин» сорвал всю малину и не дал укорениться «беларускаймове» среди белорусов, превратив их в великую суверенную (от русских) нацию.

Появление этой статьи криптобольшевика-неонациста в главном общественно-политическом журнале страны несложно объяснить его собственной аннотацией к статье: «У выcoкix эшэлонах дзяржаунай улады Савецкай Pacii, яе партыйных органах працавала нямала адукаваных асоб, якiя не маглi не ведаць, што, нягледзячы на культурна-моуную 6лiзкасць да pycкix, беларусы з’яуляюццаа рыгiнальным, самабытным народам». Очевидно, что этих «адукваных асоб», залезших во власть в результате революции, так до сего дня и не удалось оттуда выкурить.

Старый неонацист пишет, что большевики тут же приняли прогрессивнейшую Декларацию, давшую независимость сразу многим народам, и только белорусы были обделены милостью (еврейского интернационала). Напомню, что, согласно историческим документам, белорусы просто не мыслили себя в отрыве от Великороссии, и на этапе фальшивой «исторической справедливости Февраля» в виде дробления России на множество национальных республик даже самым отъявленным русофобам не пришла идея отделять Могилев и Минск от Смоленска и Пскова.

Но далее Л.Лыч восхваляет решение компартии уже в 1919 году провозгласить Манифест о создании БССР, притом на беларускаймове (аналогичный процесс, как знаем, происходил на Украине). Согласно Л.Лычу, «белорусы на протяжении многих столетий пристойно утверждались в статусе государственного народа [имеется ввиду в составе Речи Посполитой] и утратили его…только из-за неблагоприятного геополитического положения, вызванного захватническими действиями царской России». Далее начинается стандартный анекдот: Л.Лыч жалуется на то, что, хотя большевики всеми силами и многочисленными постановлениями ЦИКов и съездов ВКП(б) активно пытались навязывать и внедрять мову (например, обязав переводить на нее все официальные документы), мова, как и в 1991, в обиходе не приживалась, поскольку, а) ею не владел почти ни один партийный чиновник; б) отсутствовала какая-либо упорядоченность самой мовы. Еще бы! Ею не владели не только чиновники (что касается, а)), но и простое население Белоруссии (так, а откуда было-то само местное чиновничество — не из царских же дворян!), да и как владеть — если (смотрим б)) и самой-то мовы как таковой не существовало! Как видим — старо предание! — мову и «национальную самобытность» навязывали те, кто не никаким боком не относился ни к языку белорусов, ни к их национальности (как во многом и ныне).

Хочу процитировать великолепную мысль этого одного из отцов белорусской необандеровщины, которая в своих либерально-националистических рупорах (включающих «Народную волю», «Хартию-97», «Тут.бай», в мягкой форме «СБ. Беларусь сегодня» и возглавляемых неизменно, как и на Украине, евреями) громила и громит «ненавистный коммунизм»: «Очень ценным положением резолюции (съезда КП(б)Б) было указание на то, что процесс расширения влияния беларускай культуры необходимо увязывать с наличием достаточно подготовленных, классово-воспитанных и революционно-сознательных работников». Классово-воспитанные и революционно-сознательные друзья либералов-националистов… Далее — занавес.

А многие ли из вас знали, что в 1923 году ЦК РКП(б) постановила начать создание белорусских национальных воинских частей (и тут же была создана 1-я Белорусская краевая абарона милицейская дивизия); кроме того, было решено назначать в командование армии в БССР только этнических белорусов, а главное — полностью перевести всю систему военного образования и общения в армии вплоть до отдачи команд на беларускуюмову. А некто И.Науменко, оказывается, поведал, что на мове преподавал сам Георгий Жуков (чувствуете, откуда укроветерок дует?). Представляете, что было бы, если б эта программа партии действовала до 1941 года?!

Л.Лыч смакует резолюцию пленума ЦК КПБ уже 1924 «о недопустимости ситуации, когда при доминировании в БССР белорусов [и, добавим, при всех усилиях партии]беларускаямова совсем не хочет распространяться», и «о необходимости ее из формально равноправной сделать таковой фактически». Заметим, что этот тезис все чаще и чаще озвучивают высоко- и низкопоставленные чиновники нынешней Республики Беларусь. Было решено, что все работники госучреждений были обязаны непременно владеть мовай и говорить только на ней в официальных речах, и как обязательное условие допуска к ряду должностей (ох, чувствуется, что скоро и наши начнут попугайствовать в этом русле).

Особо рьяно большевистская политика тотальной беларусизации проводилась в сфере образования, приводя Л.Лыча в полный экстаз: «Без преувеличения, государственная политика беларусизации…сделала образование мощным этнообразовательным фактором. В стенах средних и высших учебных учреждений готовилась…настоящая беларуская интеллигенция. Такое было впервые в нашей отечественной истории» (попрошу всех запомнить это признание сторонника «белорусскости, утраченной из-за российского раздела Речи Посполитой»)! Особенно пикантно, что сам Л.Лыч свидетельствует, что владение (не то что употребление) было на порядок больше распространено в центральных органах и учреждениях, нежели в местных (к вопросу о «народности» мовы), а «педагоги небелорусской национальности [понятно, что и не русской] необходимость перехода на беларускуюмову осознавали глубже и соглашались более охотно, чем обруселое местное население [хочется добавить: „тупое быдло“]». И этим все сказано!

Одним словом (лычевским), все шло как по маслу до конца 1920-х: националистический рай — пока власть не сосредоточилась у «злого» Сталина, который все это прекратил и «в 1937–1938 уничтожил красу беларускай политической элиты и национальной интеллигенции», хоть и велась дебеларусизация достаточно мягко из-за якобы страха перед свядомымбеларуским большинством (на деле — из-за невозможности просто так отказаться от русофобских большевистских лозунгов, с которыми они захватили власть и все еще наполненности партии Бронштейнами-Дзержинскими). Особенный гнев Л.Лыча (и многих за его спиной) вызывает, что правописание самой беларускоймовы стали всячески приближать к русской (на самом деле — скорее приближать мову к тому простонародному диалекту русского языка, близкому и понятному белорусскому крестьянину).

Но больше всего следует оценить следующий его вой: «в великий вред беларускаймове пошло сознательное выведение…из ее лексики слов якобы [якобы „якобы“] польского происхождения, хоть они могли быть старобелорусскими заимствованиями из латинской, немецкой и других зарубежных языков. Партийными идеологами предлагалось редакторам из двух одинаковых по значению белорусских слов преимущество в использовании отдавать тому, которое имелось и в русском языке». Ну кто ж сомневается, что весь «беларуский национализм» — лишь фарисейская форма грубого западничества и русофобии!

Наконец, обратим самое пристальное внимание на напоминание Л.Лыча о том, что в начале 1941 года патриотический русский разворот (с сохранением своеобразия местной крестьянской белорусской народности и ее наречия) стал — при том же самом руководстве — разворачиваться к новой беларусизации с первоочередным вовлечением в нее сферы образования, при том, что простой народ (мы помним, «тупое быдло») «не понимал подлинную роль беларускаймовы…для исторической важности процесса формирования национально свядомых молодых поколений беларуского народа, чего никак нельзя осуществить на чужой культурно-языковой основе» (зато какое «нетупое быдло» получилось из свидомых молодых поколений украинцев!). И поворот бы удался, и при централизованном к тому времени государстве с жесткими механизмами принуждения пойти он мог гораздо динамичнее. Но…началась Война!

Не стоит ли задуматься ныне и нам (и нашим нынешним властям), чем Богу придется останавливать возможный эволюционный разворот и новую волну мягкой централизованной беларусизации на Белой Руси!…

Ложные и нечестивые идеи и замыслы, как правило, сильно тяготеют к самым низменным организационным формам выражения и осуществления. Это правило в полной мере касается и «беларусизации» (как и украинизации). В духе «единоевропейского» культа евровидийно-стадионного национализма предстает и следующая находка в «Год культуры»:

http://www.belta.by/society/view/tema-belorusskogo-jazyka-kultury-istorii-stanet-aktsentom-konkursa-miss-belarus-2016–189966-2016/

— «Тема белорусского языка, культуры, истории станет акцентом конкурса «Мисс Беларусь-2016″»

«Тема белорусского языка, культуры, истории, национальных костюмов пройдет через весь конкурс», имеющий в своей основе сущность стриптиза и визуальной проституции. Зато эффективно в плане незамысловатого воздействия на широкие непросвещенные и охваченные страстями массы (преимущественно молодежи), склонные к поклонению царицам шоу-бизнеса и сцены вообще, с целью насаждения в их среде псведопатриотического тщеславного национализма.

И для обобщения природы и новой волны «беларусизации» — прекрасный анализ в аналитической статье высокого уровня:

http://www.odigitria.by/2016/04/19/o-polozhenii-russkogo-yazyka-v-belorussii-ivan-andreev/

— «О положении русского языка в Белоруссии»

Статья цельная и ничего нельзя в ней опустить. Поэтому привожу лишь несколько ключевых выдержек:

«В последнее время противники евразийской интеграции всё чаще сосредоточивают свои удары на культурно-исторических основах сближения постсоветских государств. Одной из таких основ является русский язык как язык международного общения. Проводниками подобных „инициатив“ становятся националистические организации, местная гуманитарная интеллигенция, чиновничий аппарат».

«К 1992 году Белоруссия являла собой уникальное постсоветское государство, в котором доминантой общественных настроений были огромное недовольство „либеральной революцией“, неприятие белорусского национализма и осуждение Беловежского сговора… Постсоветская Белоруссия представлялась и представляется органической частью Русского мира».

«Русский язык в Белоруссии имеет статус государственного языка по естественным причинам культурно-исторического порядка, а не в силу „хорошего и дружественного отношения к русским“. В Белоруссии полно русских среди интеллигенции, которые свободно говорят на белорусском, и полно белорусов, которые на дух не переносят белорусских националистов и не владеют белорусским в принципе».

«В 2008–2009 годы российско-белорусские отношения начало лихорадить, а из окружения белорусского президента стали постепенно уходить лица, наиболее ориентированные на Россию. Их места стали занимать сторонники „суверенитета как незыблемой ценности“, „многовекторности“ и „диверсификации“ внешней политики, такие как глава администрации президента Белоруссии В.Макей (ныне — глава МИД Республики Беларусь), министр культуры П.Латушко (ныне — посол Белоруссии во Франции) и другие. За короткий срок были активизированы все программы по белорусизации, а Министерство культуры, идеологические работники в администрации президента, Институт истории Национальной академии наук совместно с „Товариществом белорусского языка“ и множеством других общественных и политических организаций стали активными проводниками этих программ в жизнь»

«Сторонники „европейского вектора развития“ и белорусские националисты сконцентрировались на пропагандистской кампании, в центре которой — тезис о самобытности белорусской культуры и её принципиальных отличиях от культуры русского народа. Одновременно эта фракция общественного мнения прекратила прямые нападки на президента А.Лукашенко. Консенсус с властями достигнут: к информационному обеспечению пропагандистской кампании подключены все ведущие белорусские государственные телеканалы, радио и газеты».

«Естественным путём вытеснить русский язык белорусским не получится. Белорусы при прочих равных условиях выбирают русский язык. Однако власти исходят не из этого факта, а из политической задачи „укрепления суверенитета“, тогда как зарубежные „доброжелатели“, вдохновляясь примером Украины, стремятся раздуть искры белорусизации в пламя русофобии и национализма. Есть в этом плане и новые задумки. Предполагается унификация школ — постепенный отход от практики деления школ на русскоязычные и белорусскоязычные, обязательное преподавание повсеместно истории Белоруссии, а затем и всего гуманитарного цикла на белорусском языке, усиление белорусского компонента во всех детских садах, а также плавное вытеснение русского языка из сферы СМИ, телевидения, радио, топонимики и т. д. с расширением использования „белорусской латиницы“. Параллельно формируется концепция уникальности белорусского народа как не имеющего с русским народом ничего общего. Свободный выбор белорусами русского языка в качестве приоритетного и родного объясняется „имперской политикой России“, „столетиями русификации“ и „засильем русской культуры“».

Пантелеимон Филлипович

Читайте также
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS