История Андрея Бородавки должна обрести форму реального разбирательства | Продолжение проекта "Русская Весна"

История Андрея Бородавки должна обрести форму реального разбирательства

Из России на Украину депортирован и сразу же арестован СБУ в аэропорту Киева журналист Андрей Бородавка, известный своей активной поддержкой Антимайдана и освещением пророссийских акций, в том числе благодаря онлайн-трансляции событий Русской весны в Харькове; Бородавка публично рассказывал об антимайдановских настроениях жителей города, выступал за создание Харьковской народной республики.

Журналист покинул Харьков в конце 2014 года, после того как был избит неизвестными во дворе своего дома. 2015 году он был объявлен украинскими силовиками в розыск. В Москве Бородавка прожил полтора года, однако 2 июля суд установил, что журналист нарушил правила пребывания на территории России, так как провел на её территории более 90 дней, разрешённых миграционным законодательством. Он был приговорён к штрафу и депортации. Выехать на территорию Донбасса харьковский журналист не смог — депортируют только по месту прописки. Суд постановил принудительно выслать Бородавку на Украину, отказав ему в просьбе самостоятельно отправиться в Донбасс.

После задержания на территории Украины ему предъявлено обвинение по статье 110 УК Украины («Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины»). Как передаёт ТСН, его уже перевезли в Харьков. Сообщается, что по его делу уже ведётся следствие, которое будет закончено в течение нескольких дней, после чего материалы будут переданы в суд.

Экспертные оценки

Татьяна Буйко: Андрей был арестован в начале мая, 6 мая состоялся внезапный суд, без присутствия адвоката и кого-либо из его знакомых. По решению Савеловского суда, Бородавка был оштрафован за нарушение иммиграционного законодательства, и ему была вынесена принудительная депортация. Как только мы об этом узнали, то начали кампанию поддержки. Была подана апелляция. На суде прокурор, выслушав доводы адвоката и свидетелей, предложила заменить принудительную депортацию на самостоятельный выезд за пределы РФ. Сами понимаете, самостоятельный выезд — это, допустим, ЛНР и ДНР, та же Беларусь. К нашему ужасу судья не прислушался к мнению прокуратуры и оставил решение первой инстанции в силе.

Андрей позвонил уже из московского аэропорта, сидя в самолёте, в ночь с субботы на воскресенье. Если бы была чёткая задача передать Бородавку в СБУ, то его надо было привезти на КПП в Харьковской области и сдать. Но Андрея отправили в третью страну, в Азербайджан. В два часа ночи он оказался в Баку. Ему выдали на руки документы, включая билет на Киев, на шесть часов вечера воскресенья. То есть ему предоставили возможность избежать поездки в Киев. Так как у Андрея с собой не было загранпаспорта, лететь он мог только в Беларусь. Группа поддержки мгновенно обратилась к Максиму Равребе, который проживает сейчас в Республике Беларусь, и попросила его приютить Андрея. Однако реакция Равребы была крайне недружелюбной, он не принял своего знакомого соратника. Не поддержали Бородавку на этом этапе ни комитеты спасения, ни союзы политэмигрантов и прочие непонятного толка организации. У Андрея просто опустились руки, ему надоело прятаться, скрываться, кому-то что-то доказывать, просить. Он сломался, улетел в Киев, где и был арестован.

К сожалению, в России есть агенты влияния Киева, и одна из операций у них точно получилась. Сформировался образ бездушного и анонимного монстра — Российской Федерации, пихнувшего Бородавку в руки СБУ. Но со стороны государства была и адекватная, человечная позиция прокуратуры, которую проигнорировал конкретный судья Гришин. И была дана возможность уехать не в Киев, но тут уже отвернулись так называемые соратники. Я считаю, что Андрея в руки СБУ сдали именно некоторые украинские политэмигранты. Например, Алексей Корнев развернул большую кампанию по дискредитации Бородавки, всем и всюду доказывая, что Андрей — агент СБУ. Но он был не один, просто всем, у кого респектабельное реноме, очень удобно использовать Корнева. А потом Равреба отказал в помощи и приюте. Что ж, о человеке говорят дела, а не георгиевская ленточка и правильные воззвания.

Надо честно сказать, что Андрей и сам виноват в том, что с конца осени прошлого года не занимался оформлением своего статуса. Хотя есть и другой момент. Его задержали не по месту проживания. Он приехал в Москву к друзьям, и именно по этому адресу пришли полицейские. Сами понимаете, какие мысли приходят в голову в такой ситуации.

Беда, что бюрократическая машина в отношении того же миграционного законодательства движется крайне медленно, не учитывая, что за два года многое изменилось. И не видно прямой заинтересованности конкретного лица с полномочиями, который мог бы ускорить процесс. У нас привыкли устраивать круглые столы, выступать на ТВ. Вся работа уходит в говорильню. А есть ли прописанные законодательные инициативы? Я их до сих пор не видела. У России нет чёткой системной работы по украинскому вопросу. Нет одного органа, где все эти вопросы можно было бы решать. В Совете Федерации один комитет, в Общественной палате — другой, в Думе — третий, в результате у семи нянек дитя без глазу.

Как известно, недавно фактически произошёл обмен граждан Украины на граждан же Украины. И в психологическом плане это был удар по россиянам, проходящих по «делу 2 мая», по Жене Мефёдову и Максиму Сакаулову, потому что все предпосылки были, что поменяют их. Вообще непонятно, кто занимается этими обменами с нашей стороны, это тайна за семью печатями. С той стороны Медведчук, с российской — неизвестно. Если по линии Глищинской нет вопросов, она стойко держалась, недавно родила, проведя всю беременность в СИЗО, то Диденко оставалось сидеть месяц, на вольном поселении — прошу заметить, даже не в тюрьме. И за месяц до окончания срока его внезапно привозят в Москву. Мне лично было стыдно и перед родственниками Мефёдова и Сакаулова, и перед адвокатом, который пытался объяснить, что нужно вытаскивать именно людей по «одесскому делу». Там всё очень и очень серьёзно, на Мефёдова уже вешают новые обвинения, делают его чуть ли не главным зачинщиком событий 2 мая. Проблема, что все обмены между Киевом и Москвой проходят вне юридического поля. Это не обмен согласно минским соглашениям, это воля двух президентов при помощи посредников.

А сегодня мы имеем решение судьи, который посчитал, что Бородавке ничего не угрожает на территории Украины. По букве закона — не придерёшься. Да, здесь вступает иное понятие — понятие справедливости, а также представление об имидже государства. Судья Гришин не подумал ни о человеке, ни об имидже государства, ни о своей роли в данной ситуации. Я бы хотела, чтобы эта история не затёрлась общими криками о том, как недостойно поступила РФ, потому что это крики ни о чём. История Андрея Бородавки должна обрести форму реального разбирательства.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS