«Почему „Исламское государство“ не воюет с Израилем?» — СМИ Израиля | Продолжение проекта "Русская Весна"

«Почему „Исламское государство“ не воюет с Израилем?» — СМИ Израиля

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью израильского общественного деятеля и публициста Александра Непомнящего, под заголовком «Почему „Исламское государство“ не воюет с Израилем?»

В середине марта еженедельный официоз «Исламского государства» — газета «Аль‑Наба» опубликовала пространную статью, разъясняющую с точки зрения исламского права (шариата), почему организация не начинает войну с Израилем.

Суть статьи сводится к тому, что уничтожение еврейского государства не превалирует над «джихадом против неверных» в других местах. Более того, куда важнее война с «безбожными правительствами» внутри мусульманского мира. И лишь освобождение исламских святынь — Мекки и Медины — от власти Саудовской династии является единственным приоритетным направлением борьбы правоверных.

Характерно, что об Иерусалиме как о третьей по важности святыне ислама не упоминается вовсе, поскольку этот тезис, возникший относительно недавно и исключительно для обоснования неприятия создания независимого еврейского государства, вне контекста арабо‑израильского конфликта не имеет ровно никакого значения.

К слову, и сам Иерусалим в статье называется не иначе как «Байт аль‑Макдис», что на близком арабскому языку иврите звучит как «Бейт а-микдаш», и означает «дом Храма». Именно так евреи называют свой храм, стоявший на Храмовой горе (горе Мория) в Иерусалиме. Другими словами, принятое в исламском дискурсе название Иерусалима подчеркивает связь города как раз с еврейской традицией, по ходу дела опровергая распространяемые арабскими радикалами утверждения о том, что никакого еврейского храма в Иерусалиме никогда не существовало.

С угрозами в адрес Израиля, вновь сопровождаемыми разъяснением, что время для войны против евреев еще не настало, вышла передовица «Аль‑Наба» в июне.

«Исламскому государству» регулярно приходится разъяснять свое нежелание вступать в противостояние с Израилем, отметая критику тех, кто задает вопрос, почему самопровозглашенный халифат не спешит поддержать палестинских мусульман.
Так, в конце 2014 года, после окончания израильской военной операции «Несокрушимая скала» против исламских террористов, контролирующих сектор Газа, пресс‑секретарь «Исламского государства», оправдывая бездействие организации, не пришедшей на помощь ХАМАСу, подтвердил, что уничтожение Израиля, безусловно, является частью джихада. «Вместе с тем, — сообщил он, — ИГИЛ действует согласно плану, и есть целый ряд этапов, которые необходимо пройти, прежде чем начинать конфронтацию с еврейским государством».

Однако вопреки апелляциям к шариату и необходимости придерживаться заранее разработанного плана, похоже, что объяснение нежелания сталкиваться с Израилем куда прозаичнее.

Как рассказал около года назад бывший депутат немецкого парламента, журналист и писатель Йорген Тоденхофер, побывав на территориях, контролируемых «Исламским государством», и проведя десять дней в общении с боевиками и их лидерами: «Единственная страна, которую опасаются в ИГИЛ, — это Израиль».

«Они объяснили мне, — продолжил он, — что израильская армия слишком сильна для них». По словам журналиста, боевики признались, что не боятся ни британцев, ни американцев, и израильтяне единственные, кто, по их мнению, обладает достаточным умением и опытом, чтобы вести войну против их партизанской тактики. Именно поэтому, как сказал Тоденхофер, на первом этапе в ИГИЛ намерены захватить весь ближневосточный регион, за исключением одного Израиля.
Судя по всему, именно в этом заключается истинная причина упорного нежелания ИГИЛ связываться с израильтянами.

«Исламское государство», контролирующее сейчас значительную часть территорий, принадлежавших раньше Ираку и Сирии, возникло в вакууме власти, а также из‑за нежелания соседних государств помешать экспансии фанатиков. В Ираке и Сирии движение нашло немало сторонников среди суннитских кланов, стремившихся избавиться от власти меньшинств — шиитов Южного Ирака и алавитов Западной Сирии соответственно. Турция и Саудовская Аравия, по крайней мере, поначалу рассматривали ИГИЛ как орудие борьбы со своим врагом — сирийским президентом Башаром Асадом. Асад же, в свою очередь, сумел договориться с ИГИЛ о разделе влияния, сосредоточившись на войне с другими суннитскими повстанцами. В то время как Иран усмотрел в разрушении границ и хаосе, посеянном боевиками «Исламского государства», удобный для себя этап, предваряющий начало иранской «освободительной экспансии» опустошенных территорий. Даже сейчас действия российских войск в значительной мере направлены против оппозиционных группировок, угрожающих прибрежному анклаву, удерживаемому правительственными силами Асада.

Одним словом, в набирающем силу на Ближнем Востоке урагане суннито‑шиитского противостояния, у «Исламского государства» за исключением отчаянно сражающихся, несмотря на дефицит оружия, курдов, не нашлось ни одного серьезного противника, сумевшего, а точнее, пожелавшего дать отпор.

Вот так и получилось, что мобильная халифатская орда, стремительно передвигающаяся на своего рода тачанках — пикапах фирмы «Тойота» с установленными в кузове крупнокалиберными российскими пулеметами ДШК (ласково прозванными в Советской армии «душками»), сумела за считанные месяцы захватить колоссальные пространства. Эти маневренные отряды, легко скрывающиеся на огромной территории, простирающейся от Западного Ирака до Восточной Сирии, почти невозможно победить с помощью одних авианалетов, без наземных операций.

В то же время во фронтальном столкновении с дисциплинированной, подготовленной и хорошо вооруженной армией у группировки практически нет шансов. Поэтому в случае попытки пересечь границу Израиля исламские фанатики будут остановлены силами одного вертолетного звена или танкового отделения.

Однако в Израиле не пренебрегают угрозой, исходящей от ИГИЛ, осознавая, что опасность заключается не в маловероятном лобовом прорыве экстремистов через границу, а куда более возможных проникновениях небольших групп диверсантов, атакующих военные и гражданские объекты.

Не случайно 9‑я ежегодная конференция израильского Института изучения национальной безопасности, состоявшаяся в январе, была в значительной степени посвящена исходящим от ИГИЛ угрозам и сценариям возможного им противодействия.

Еще раньше начались структурные изменения в израильской армии. По мере того как вслед за распадом Сирии и Ирака мало что осталось и от их армий, а Египет прочно увяз в гражданской войне, стратегическая опасность внезапного прорыва крупных вражеских соединений, по сути, сошла на нет. По крайней мере, в ближайшее время еврейское государство сможет обойтись без концентрации на своих границах бронетанковых сил, необходимых для отражения массивной танковой атаки.

Зато тактические угрозы, исходящие от небольших, но фанатичных и не сдерживаемых никакими нормами террористических банд, выросших на руинах арабской государственности резко увеличились. «Исламское государство» стало идеологической франшизой. Многие группировки по всему региону присягают на верность лидеру ИГИЛ халифу Абу Бакру аль‑Багдади, получая взамен финансовую поддержку и соответствующую репутацию.

Именно поэтому в начале года для противостояния террористам как внутри Израиля, так и за его пределами в Армии обороны Израиля была сформирована новая бригада специального назначения «Коммандо», в состав которой вошли четыре пехотных спецподразделения («Маглан», «Дувдеван», «Эгоз» и «Римон»), действовавших до этого в составе различных военных частей. Одновременно израильские разведывательные БПЛА все активнее снабжают информацией о террористах Иорданию и Египет.

Для Израиля более опасной оказалась теперь не северная, а южная граница. В то время как на сирийской стороне Голанских высот ассоциированные с ИГИЛ отряды «Бригад мучеников Ярмука» ведут непримиримую войну со своими соперниками — аффилированными с «Аль‑Каидой» боевиками «Джабхат ан‑Нусра», не имея возможности отвлечься на израильтян, сложившаяся на севере Синайского полуострова группировка «Вилаят синай», примкнувшая в конце 2014 года к «Исламскому государству», стала реальной угрозой.

Поддержка ИГИЛ неуклонно ширится и в Палестинской автономии, жители которой разочарованны как властью ФАТХа в Иудее и Самарии, так и ХАМАСа в Газе, а также среди израильских арабов. В начале января вдохновленный идеологией «Исламского государства» житель расположенного возле Хайфы арабского города Арара Нашат Мильхем устроил теракт в Тель‑Авиве, убив троих израильтян. Еще раньше силы безопасности раскрыли ячейку сторонников ИГИЛ среди бедуинов Негева.

«ИГИЛ уже здесь, это не секрет, — признал в январе президент Израиля Реувен Ривлин, — и я имею в виду не только границы, но и ситуацию в их пределах», — подчеркнул он. По оценкам израильской разведки, около полусотни арабских граждан страны воюют на стороне «Исламского государства» в Сирии и Ираке. И хотя, как заметил в интервью британскому изданию «Экономист» представитель службы израильской безопасности, «шведских граждан, состоящих в рядах ИГИЛ, куда больше, чем израильтян», тенденция растущей угрозы очевидна.

«Исламское государство», а точнее, его идеология все глубже пускает корни на Ближнем Востоке. А значит, неизбежность столкновения Израиля с ее носителями — вопрос времени, хотя, вероятно, не ближайшего. (9tv.co.il)

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS