Узбекистан превращается в пустыню | Продолжение проекта «Русская Весна»

Узбекистан превращается в пустыню

Последний раз фермер Бердыбай Наурызбаев собрал урожай риса 5 лет назад. В 1990-е годы земледельцы хозяйства «Сары алтын», что в переводе означает «Белое золото», собирали жемчужного зерна по 40 центнеров с гектара. Урожаи риса в Каракалпакии были одними из самых высоких в Узбекистане. Сейчас земля пришла в негодность, почва сильно засолена, и люди снимаются с насиженных мест в поисках лучшей жизни.

«Пятый-шестой год подряд мы уже не видим воды в достаточном количестве. Канал, который протекает рядом с моими угодьями, нес раньше 7-8 кубокилометров воды. Сейчас в нем нет и капли. Многие земли не используются вообще, положение моих земляков крайне тяжелое. Нет ни хлопка, ни риса, ни пшеницы», — посетовал в разговоре с EurasiaNet.org фермер Наурызбаев.

В Чимбайском районе Каракалпакстана, откуда родом Наурызбаев, проживает около 110 тысяч человек. Район сельскохозяйственный, вся его экономика базируется на земледелии и животноводстве. Поэтому без воды здесь никакие проблемы с экономикой решены не будут. В районе около 50 тыс гектаров орошаемых земель. В течение 2000, 2001 и 2008 гг. ощущался недостаток водных ресурсов, который привел к высыханию многочисленных искусственных озер в Каракалпакстане. Это привело к острому дефициту воды для полива и питья. Многие фермеры и дехкане разорились, погиб скот.

Проблема нехватки воды в Каракалпакстане стоит особенно остро, но также от засухи страдают Хорезмская, Бухарская и Кашкадарьинская области Узбекистана. Это создает значительные трудности для страны, т.к., по данным Министерства труда РУ, каждый второй из 31-миллионного населения республики живет в сельской местности, и 27% жителей заняты в сельскохозяйственном секторе.

Академик Зиновий Новицкий, специалист по проблемам опустынивания, говорит, что площади деградированных земель растут с каждым годом, особенно в районе Приаралья. Аральский кризис в первую очередь коснулся земледельцев, но конкретную сумму ущерба подсчитать сложно.

«Ежегодно с осушенного дна Аральского моря в воздух выносится более 150 млн. тонн соли, пыли и песка, которые разлетаются на тысячи километров и там выпадают в виде соленых дождей и снега, вызывая тем самым сильное засоление орошаемых земель. Падает плодородие почв и, соответственно, урожайность сельскохозяйственных культур, а в конечном итоге эти земли становятся мертвыми», — прокомментировал ситуацию для EurasiaNet.org академик.

С началом весны дехканин Батыр Хабаров со своей семьей приезжает в Ташкентскую область, чтобы арендовать землю для выращивания овощей. В кишлаке в Кашкадарьинской области, где родился Батыр, вода всегда была дефицитом. Это пятый сезон для Батыра и его семьи, преодолевающих 500 километров, чтобы заработать на жизнь. В Ташкентской области нет особых проблем с водой, рядом река Сырдарья, и поэтому работа для Батыра на этих полях — удовольствие.

«Земледелием мы занимаемся с самого детства. С малых лет мы помогали родителям, и потому знаем, где и что нужно выращивать и что принесет больше дохода. Дома у нас достаточно земли, но нет воды. Даже артезианскую воду сложно достать. Вот мы приехали сюда, арендовали 4 гектара земли и посадили арбузы, дыни, арахис, кукурузу и морковь», — поделился он в разговоре с EurasiaNet.org.

Батыру помогает вся семья — жена, взрослые дети, племянники. Они выращивают культуры, не требующие лишних расходов. Сами сеют, проводят окучку, полив и обработку растений. Живут в самодельной палатке из камыша рядом с полем. И таких «кочующих семей» из засушливых районов страны, покидающих отчий кров в поисках плодородных земель, становится все больше.

Основой сельского хозяйства Узбекистана является орошаемое земледелие, на которое приходится 90% всех потребляемых страной водных ресурсов. По мнению большинства фермеров и специалистов Узбекистана, воды, поступающей из Кыргызстана и Таджикистана, сегодня не достаточно.

Машъал Хушвактов из Андижана, опытный садовод с 40-летним стажем, на своей страничке в Facebook дает всем дехканам и людям, обрабатывающим приусадебные участки, советы по выращиванию саженцев, фруктов и овощей. Он считает, что люди, планирующие разбить сады и огороды, должны это делать там, где есть водные ресурсы, иначе урожая и прибыли не будет.

«Самый удобный путь — это использование подземных, т.е. артезианских, вод. В Андижанской области практически на 90% проблема обеспечения питьевой и поливной водой решена именно этим способом», — сказал он EurasiaNet.org.

Хлопок, главная сельскохозяйственная культура Узбекистана, потребляет большие объемы воды. Для орошения одного гектара хлопковой плантации требуется 500 кубометров воды, а хлопок до полного созревания нужно поливать в среднем 4 раза.

Всего в стране под сельхозугодия используется 3 миллиона гектаров земли. Из них 1 миллион 350 тысяч гектаров занято хлопковыми полями и 1 миллион 300 тысяч отдано под зерновые, а на остальной части выращиваются овощи и фрукты. Республика ежегодно производит 3 миллиона 500 тысяч тонн хлопка сырца. При этом хлопком засеяны все 12 областей Узбекистана, а также Каракалпакстан.

«Воды в принципе хватает. Вся проблема в неэффективном управлении водными ресурсами, а также устаревшей ирригационной системе. Новые технологии полива еще не так широко распространены, т.к. в них нет заинтересованности, к тому же это стоит немалых денег», — сказал EurasiaNet.org фермер из Ферганской долины.

В октябре 2014 года международный научный журнал Nature опубликовал статью, посвященную водопользованию в странах Центральной Азии, в которой констатировал, что в регионе на каждый доллар ВВП потребляется 2,5 кубометра воды, что ставит центральноазиатские республики в ряд мировых лидеров по неэффективному использованию водных ресурсов.

В Узбекистане делаются определенные попытки бороться с ситуацией, но все чаще создается впечатление, что республике не избежать очень печальной доли.

В 1995 году Узбекистан стал участником конвенции по борьбе с опустыниванием. Академик Новицкий ведет исследование по увеличению ассортимента пустынных растений, способных закрепить подвижные пески. Он считает, что еще не все потеряно.

«Посадка лесов и растений на деградированных землях даст возможность создания пастбищ на пустынной территории Узбекистана», — сообщил он EurasiaNet.org. — Но страна не может отказаться от посева хлопка, т.к. это стратегическая культура, поэтому воду нужно экономить, а мы пока очень расточительны в этом плане».

Оригинал публикации: Uzbekistan’s Losing Battle Against Drought

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS