Турция после путча: возвращение к исламу или гражданская война? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Турция после путча: возвращение к исламу или гражданская война?

Что дальше ждет нашего южного соседа после провалившегося переворота — возможно ли там продолжение противостояния? И как все это отразится на России и Большом Ближнем Востоке?

Культ личности

Бурно начавшийся в ночь на 16 июля военный переворот в Турции (напомним, тогда погибло 290 человек, несколько тысяч получили ранения) так и не превратился в полноценный захват власти с арестом первых лиц и установлением собственных порядков в стране. Вместо этого преданные президенту горожане и солдаты подавили путч, и уже через несколько дней Рэджеп Тайип Эрдоган выступил с торжественным видеообращением к своему народу.

Мне пришлось выслушивать победный пафос лидера страны, сидя в одном из многочисленных стамбульских кафе. Признаюсь, наблюдал я даже не столько за эмоциональным президентом, сколько за его электоратом. Владелец заведения, официант и даже зазывала в кафе в какой-то момент стали единым целым, прильнув к экрану телевизора и внимательно наблюдая за своим лидером.

А что творилось по ночам! Тысячи людей по всей Турции из вечера в вечер собирались на митинги в поддержку президента. И это при том, что многие из них весь день работают. Так, один мой знакомый, с которым я хотел встретиться в спокойной обстановке, ответил на приглашение: «Не могу! До восьми я в офисе, а потом переодеваюсь и на митинг. Это мой долг».

Вообще, ощущение персонального политического долга — это отличительная особенность турков. Правда, не многие копают глубже лозунгов и кричалок. То есть да, должен поддержать власть! Да, пойду ночью на митинг! А зачем? Что это даст? Но истинные начальники не дают времени на раздумья, не прекращают обрабатывать толпу. Вот к митингующим обращается экс-премьер страны Ахмет Давутоглу, обещая, что виновные в перевороте будут наказаны. В ответ разъяренные турки кричат: «Даешь смертную казнь!» Казнить в Турции хотят беглого проповедника Фетхуллаха Гюлена. Когда-то они с Эрдоганом были друзьями и соратниками, но дорожки разошлись, и сегодня 75-летнего мыслителя и богослова обвиняют во всех мыслимых и немыслимых грехах.

Словом, ситуация в Турции накалена до предела. Не важно, вокруг чего сегодня сплотились эти люди. Они неистовствуют, они пылают и готовы по команде разорвать врага в клочья. И эту безудержную восточную экспрессию можно при желании направить куда угодно.

Пороховая бочка?

Как рассказывал мне турецкий политолог Эльвин Агаев, у террористов в стране сейчас большие возможности. В чем, безусловно, «заслуга» президента, активно продвигающего исламские ценности в Турцию и заигрывающего с религиозными фанатиками.

— Что касается туристов — власти сделали максимум для их защиты, — говорит Эльвин. — Тем не менее, ходят слухи, что после провала госпереворота силы, заинтересованные в нестабильности, готовят провокации, в том числе и теракты. Это нужно, чтобы столкнуть между собой разные слои населения и создать почву для гражданской войны.

Более того — не наладив отношения с соседними странами, о спокойной жизни вообще речи быть не может. Основная задача Эрдогана на сегодняшний день — это сближение с Россией и Сирией.

Также очевидно, что после того как в армии и полиции прошли массовые зачистки путчистов — уровень безопасности в стране значительно снизился.

Пятая колона

Турецкая оппозиция — это вам не российские либерально настроенные диванные войска. У нашего Южного соседа все по-серьезному. Люди ненавидят власть и с ужасом смотрят на митинги в ее защиту, называя их участников дикарями.

— Да там одна безмозглая молодежь. Сегодня они за одних, завтра за других, — говорит мне хозяин закусочной на последнем этаже огромного торгового центра в Анкаре. Он пропустил меня, что называется, за кулисы производства — в подсобное помещение с окошком, откуда открывается отличный вид на заполненную до отказа площадь. Людей и правда тьма. Хозяин закусочной был обычным турком. Он не состоит ни в какой партии. Но он против коррупции, которая процветает в стране, против той экономической политики, которую проводит президент, когда люди теряют огромные доходы из-за того, что Эрдоган рассорился с Россией, задружился с исламистами — из-за чего поток европейских туристов тоже упал. Весь гнев и негодование хозяина закусочной выразились в смачном плевке из окна на собравшихся внизу людей.

То ли дело курды — главные враги Эрдогана. Учитывая их количество, подготовку и организованность, я более чем уверен, что их участие в путче обрекло бы бунтарей на победу. Но, как не парадоксально, в ночь переворота они не сдвинулись с места.

— Мы не поддержали переворот, потому что нас вряд ли устроит тот, кто придет на смену Эрдогану, — рассказывали мне жители курдского квартала в Стамбуле. — Предположим, переворот устроили последователи беглого проповедника Гюлена. Так это для нас то же самое, что и Эрдоган.

Эксперты считают, что переворот провалился, потому что его устраивали именно сторонники Гюлена. Вторая сила в армии недовольных Эрдоганом — это так называемые «кемалисты», приверженцы идей светского государства, которые были провозглашены Кемалем Ататюрком (основателем нынешней Турции).

— Для «кемалистов» что Гюлен, что Эрдоган — враги, — говорит эксперт по Ближнему Востоку Анатолий Несмеян (известный в Сети блогер под ником El Murid). — В перевороте участвовали в основном «гюленисты» — то есть, офицеры и генералы, вполне разделяющие идеи пантюркизма (создание большого государства туркоязычных — границы должны дойти вплоть до Узбекистана). Эти идеи которые практически идентичны и у Гюлена, и у Эрдогана. В реальности непримиримые враги идеологически близнецы-братья. Единственное несовпадение между ними — вопрос о власти. Гюлен хочет быть «теневым» диктатором Турции, осуществляя свою власть через лояльных соратников, Эрдоган стремится к легальной всеобъемлющей власти с собой во главе. В остальном их позиции близки до исчезающе малых различий.

Большая политическая игра

Сейчас единственная цель турецкого президента — любыми способами удержать власть в стране. Для этого ему нужны комфортные условия как внутри государства, так и за его пределами. Что касается внешней политики, то сейчас Анкара вновь поворачивается к Москве лицом и в этом нет ничего удивительного. Если у наших южных соседей появятся более выгодные партнеры, мы опять увидим турецкий затылок, и так без конца. Но вот то, что Эрдоган проделал внутри Турции, заслуживает отдельного разговора.

После победы над мятежниками гражданам Турции подарили иллюзию, будто бы это они определяют политическую повестку и в их силах повернуть любые процессы вспять, даже когда на пути стоят танки и вооруженные люди. Народ уверен, что он одолел не только путчистов, но и США, которые, как говорят лидеры страны, управляли этой «хунтой». Люди стали хозяевами своего государства — это им тоже «внушают» с экранов ТВ. И неважно, что экономика Турции трещит по швам.

— Инфляция в июне составила 7,6 %, уровень безработицы вырос более чем на 9% по состоянию на конец апреля, туризм демонстрирует худшие показатели за последние 22 года, — говорит турецкий экономист Мехмет Перинчек. — В результате разрыва отношений с Россией у нас почти полностью остановился экспорт овощей и фруктов. Но думаю, что мы сможем выкарабкаться из этой ситуации. Вы же смогли поднять свое производство, когда на вас наложили экономические санкции.

Ну если эксперты преисполнены самыми радужными ожиданиями, то что говорить об обычных людях. Они радуются и им не кажется странным, что в стране воедино сошлись абсолютно взаимоисключающие элементы. Например исламизм и кемализм. С одной стороны, страна резко исламизируется, а с другой, портретов Кемаля Ататюрка на улицах Стамбула и Анкары не меньше, чем портретов Эрдогана. Всех все устраивает. Превращение происходит плавно, незаметно. А когда все проспятся — Турция уже не будет прежней.

— Сегодня и противники, и сторонники Эрдогана объединились против Гюлена, — объяснила мне известный турецкий журналист Сюхейла Демир. — Президенту и правящей партии в такой сложной политической и экономической обстановке очень нужна эта солидарность. Но я думаю что такой прагматический подход будет временным. После того как Эрдоган очистит государственные кадры от гюленовцев и нейтрализует все оппозиционные факторы, он превратит Турцию в президентскую республику, а исламизация государства продолжится.

Что дальше?

После неудачного переворота в Турции началась беспрецедентная по своим масштабам чистка элиты. Власти репрессировали не менее 45 тысяч человек. Из них около 10 тысяч арестовано — это в основном военные. Кроме того, уволены 15 тысяч учителей, полторы тысячи деканов, практически 9 тысяч полицейских, почти две тысячи служащих Минфина и приблизительно 250 служащих офиса премьер-министра. Но ведь если подумать, то у каждого из них есть родственники и друзья. А что если все они захотят отомстить? — Это исключено, — уверен турецкий журналист Фуад Аббасов. — У них не осталось лидеров. Все, кто способен был организовать и возглавить новый путч, я имею в виду военных и служащих в министерствах, уже за решеткой. А без лидера какие-либо серьезные действия совершить просто невозможно. Наверное какие-нибудь локальные стычки будут происходить, но на уровне Турецкой республики никаких катаклизмов не произойдет еще как минимум лет десять.

Есть и еще одна причина, по которой вряд ли родственники репрессированных возьмутся за оружие.

— Семьи и друзья путчистов находятся сейчас в крайне подавленном состоянии, — рассказывает политолог Эльвин Агаев. — Они боятся даже на улицу выйти, не то, что начать новое восстание. Кто-то даже отказывается от своих близких, которых арестовали за участие в перевороте.

Кстати, массовые чистки в турецкой армии сказываются и на ходе боевых действий в соседней Сирии. По некоторым данным, турецких военных специалистов, которые работали на сирийском севере и юге, отозвали обратно в связи с нехваткой личного состава после репрессий. Это позволило России действовать в данном направлении более эффективно, что мы и наблюдаем сейчас в Алеппо, где проводится новая операция по его освобождению.

«Нашим туристам там делать нечего»

— Исламизация в Турции будет продолжаться по определению, — уверен директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. — Эрдоган — крайне идеологизированный человек, стремящейся к исламизации Турции, чего он никогда не скрывал. Я уверен, что скоро это будет отображено и в конституции страны.

Поэтому ничего хорошего в плане туризма для России там не будет. Надо быть совершенно безответственным, чтобы призывать туда ехать отдыхать. Нашим туристам в Турции делать нечего.

А вот где ощутят облегчение от турецких потрясений, так это в Сирии. Настал уникальный шанс взять под контроль территорию, прилегающую к Турции. Все потому что массовые чистки Эрдогана в армии ослабили и военную разведку, и систему управления, которые позволяли вмешиваться во внутренние дела Сирии.

Кроме того, репрессии, в частности закрытие военных академий, обращают армию против властей. Всех же недовольных не пересажаешь. Поэтому скорее всего стоит ожидать покушений на президента.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS