Wyborcza: Закрывшись от России, Польша оторвала ее от цивилизации  | Продолжение проекта «Русская Весна»

Wyborcza: Закрывшись от России, Польша оторвала ее от цивилизации

«Решения польских властей о дальнейшем закрытии нашей границы с Калининградом для местного приграничного передвижения нельзя объяснить логически», — уверен польский журналист Вацлав Радзивинович.

«Почему Варшава после окончания саммита НАТО и Всемирных дней католической молодежи, когда напряжение спало настолько, что можно возобновить МПП с Украиной, безвизовую границу с Калининградом не открывает?» — задается вопросом автор. «Вроде как только временно, но и на нашей, и на российской стороне царит мрачное убеждение о том, что об МПП следует забыть надолго, а может, даже навсегда. Потому что такая Польша, какой она является сегодня, к нему не вернется», — добавляет он.

Варшава выставила себя в роли унтер-офицерской вдовы из «Ревизора» Николая Гоголя, которая сама себя высекла. Ну, может, не только сама себя, а лишь своих граждан из самых бедных провинций, где царит самая большая безработица, — Вармии и Мазур. Сколько рабочих мест пропадет, если граница будет закрыта на замок, задается вопросом журналист.
О том, сколько Польша потеряет денег, будут говорить много. Однако Радзивинович обращает внимание не только на это. «Я знаю Калининград уже несколько десятков лет — со времен, когда он был безнадежной советской провинцией. И я вижу, как он превратился в самый европейский регион России. И прежде всего в ментальном плане», — подчеркивает он.

В любом другом регионе Российской Федерации граждане не чувствуют себя гражданами в такой степени, как в балтийском анклаве, нет такой инициативности, такой дерзкой прессы. Символом этой особенной позиции региона может являться хотя бы то, что «только отсюда люди при помощи протестов выгнали навязанного им Москвой губернатора», напоминает автор.
«Я не хочу говорить, что в Калининграде зреет революция. Нет, просто здесь иначе, чем в глубинке Росиии, люди научились принимать решения самостоятельно, и в этом нет ничего плохого, и это не приводит, как говорит кремлевское телевидение, к кровавой анархии. Они научились, потому что они видят, какие порядки царят у соседей и что можно жить по-другому», — рассуждает Радзивинович.

«Местное приграничное передвижение, следовательно, несло цивилизационную миссию, оно сближало людей с обеих сторон кордона. Но на настоящий момент власти в Варшаве не в состоянии этого понять», — добавляет он. Когда в декабре 2011 подписывался договор о местном передвижении, экс-министр иностранных дел Польши Анна Фотыга из партии «Право и справедливость» протестовала, говоря, что Калининград — это «обитель организованной преступности, серьезных общественных проблем, угроз». Прошло почти пять лет, калининградцы посетили Польшу миллионы раз — более 1,3 миллиона в прошлом году, и все спокойно, нет никаких инцидентов, уверяет журналист.
«Но сейчас, когда наступила „хорошая перемена“, можно изменить в худшую сторону также ситуацию на границе — в соответствии со своими фобиями и глубоким отсутствием знаний», -отмечает автор.

«Жаль, что Варшава, нанося вред своим гражданам и соседям, отказывается и от того хорошего, что было в сложных польско-российских отношениях, используя в качестве повода визит Папы Римского», — резюмирует Вацлав Радзивилович в издании Gazeta Wyborcza.

 

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS