Спасут ли беженцы Германию от террористов?

Спасут ли беженцы Германию от террористов? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Прошел год с того момента, как Германия начала в массовом порядке принимать беженцев из Сирии. Позже стало ясно: этим путем в страну попали и террористы. Как выглядит ситуация с безопасностью сегодня?

Беженцы в Германии

Ровно год назад канцлер ФРГ Ангела Меркель произнесла ставшую знаменитой фразу «Мы справимся!» («Wir schaffen das!»). Тысячи беженцев хлынули тогда в страны Западной Европы, и никто не мог ни оценить масштаб происходящего, ни спрогнозировать возможные риски. Прошел год. По Европе прокатилась волна страшных терактов и нападений — Париж, Брюссель, Кельн, Вюрцбург и Ансбах. Дискуссия о национальной безопасности актуальна, как никогда. Неужели то время, когда люди в Европе чувствовали себя в безопасности, подошло к концу?

Не стоит забывать: никакой связи между огромным наплывом в Германию беженцев осенью 2015 года и нападениями в Вюрцбурге и Ансбахе нет. Оба нападавших прибыли в ФРГ намного раньше. Но уже то обстоятельство, что Германия приняла их, а они набросились на своих спасителей с топором и бомбой, перевел внимание общественности именно на эту, отпугивающую, сторону иммиграции. Сегодня многие задаются вопросами: что за люди могут находиться среди беженцев и что еще произойдет?

Прошлой осенью ответ немецких служб безопасности звучал обнадеживающе: террористам нет никакого резона добираться до Германии вместе с потоком беженцев. Путь сначала через Средиземное море, а затем по «балканскому маршруту» казался слишком ненадежным и слишком сложным.

Отрезвляющая реальность

Сегодня уже известно: эти оценки были ошибочными. В начале июля глава Федерального ведомства по охране конституции ФРГ Ханс-Георг Масен (Hans-Georg Maaßen) сообщил, что по «балканскому маршруту» в Европу под видом беженцев проникли 17 террористов. По данным Федерального ведомства по уголовным делам, в настоящее время в спецслужбы страны поступило около 400 сообщений о том, что среди беженцев находятся боевики, сторонники или члены исламистских террористических организаций.

Гидо Штайнберг (Guido Steinberg), эксперт по вопросам терроризма и сотрудник берлинского Фонда науки и политики (SWP), пояснил в беседе с DW: «До осени 2015 года попасть в Европу было непросто. Конечно, террористы могли воспользоваться поддельными паспортами. Однако те стоят дорого, к тому же подделку часто обнаруживают во время пограничного контроля. Но в 2015 году сложилась такая ситуация, что потенциальному террористу, по сути, требовалось лишь попасть морем в Грецию. Далее границы были, по большому счету, открыты: почти никакой проверки, что это за человек, какая у него биография. „Исламское государство“ (ИГ) просто не могло не воспользоваться таким случаем», — делает вывод эксперт.

Как бы то ни было, «балканский маршрут» активно изучили и использовали исламисты. Это подтверждает и случай Билала Ц, ордер на арест которого был выдан в июле этого года. Прокуратура полагает, что 20-летний алжирец напрямую контактировал с Абдельхамидом Абаудом. Абауд, один из предполагаемых организаторов парижских терактов 13 ноября 2015 года, якобы поручил Билалу Ц. «разведать „балканский маршрут“ на предмет пограничного контроля и возможности переправки людей». Установлено, что двое из террористов-смертников, участвовавших в парижских терактах, прибыли во Францию через Германию.

Вербовка среди беженцев

Еще два сирийца — Салех А. и Хамза Ц. — остались в Германии. Они прибыли под видом беженцев в 2015 году через Турцию и Грецию. Здесь они планировали совершить крупный теракт в центре Дюссельдорфа.

Абсолютное большинство беженцев ужасается от мысли о том, что мучители, от которых они хотели убежать, оказались среди них. Но отдельные беженцы могут и сами оказаться восприимчивыми к радикальным идеям, предупреждает Европол. Европейское полицейское агентство говорит о «реальной и непосредственной опасности» того, что сирийские беженцы станут объектами «вербовки исламистских экстремистов».

Эти опасения разделяет и ведомство по охране конституции ФРГ. Его глава Масен говорит о так называемых «мечетях на задних дворах». Спецслужбы отмечают, что салафистские группы целенаправленно стараются установить контакт с беженцами. Предлагая помощь в повседневных делах, они пытаются склонить их на свою сторону.

Томас Мюке (Thomas Mücke), руководитель общества по предотвращению насилия Violence Prevention Network, тоже говорит об угрозе «дружелюбного наступления» исламистов. Особое внимание, считает он, следует уделять беженцам-подросткам, сделать все возможное для их успешной интеграции. «Нам необходимо заняться этими молодыми людьми. Если мы этого не сделаем, это сделают экстремисты. И тогда молодежь настолько сильно погрязнет в их среде, что достучаться до нее снаружи уже не удастся», — подчеркивает Мюке.

Могут ли беженцы защитить Германию

Пока многие указывают на риски в сфере безопасности, некоторые эксперты заявляют, что политика ФРГ в отношении беженцев может стать шансом для усиления безопасности. Британец Роберт Веркаик, автор книги «Джихадист Джон», полагает: то, что Германия принимает сотни тысяч арабских беженцев, в долгосрочной перспективе защитит ее от терактов.

В газете The Independent Веркаик написал: правительство Ангелы Меркель и население Германии своей солидарностью продемонстрировали, что Германия не находится в состоянии войны с исламом. И мусульмане, живущие здесь, могут начать сотрудничать со спецслужбами — чтобы по-своему выразить благодарность и провести четкую границу между собой и радикальными исламистами.

Экс-советник Белого дома по вопросам национальной безопасности Фрэнсис Таунсенд, ныне возглавляющая неправительственную группу противодействия экстремизму (Counter Extremism Project), тоже полагает, что беженцы-сирийцы могут стать ценным источником информации для служб безопасности.

Простая формула «меньше беженцев — меньше террора» ошибочна и по другой причине: в лагерях беженцев, расположенных как в Сирии, так и в соседних с ней странах, угроза радикализации гораздо выше, чем в Европе. Прием беженцев западными странами лишил бы ИГ возможности легкой вербовки новых последователей.

О возможностях сотрудничества с беженцами упомянул и министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер (Thomas de Maizière), представляя новую концепцию безопасности страны. Среди прочего в борьбе с радикализмом и террором министр делает ставку на создание нового бюро, в которое беженцы могут обратиться и на родном языке рассказать о подозрительном поведении людей в их окружении, обратить внимание спецслужб на потенциальных преступников.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Мнения

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
4 + 0 =
Например, 1+3 = 4.